Тариф на предательство

Размер шрифта: - +

Глава 13-1

Проспала я до обидного мало. На часах было девять, когда я открыла глаза. Но сонливости не было. Я ощущала себя так, словно проспала не меньше десяти часов. В комнате, да и во всем доме стояла тишина. Про тишину обычно говорят, что она «звенящая». Но эта была совсем другой. Мягкой, уютной и глухой, как пуховое одеяло. Усиливался эффект странным жемчужно-молочным светом.

Я потянулась до треска во всех косточках и выскользнула из-под одеяла. Босые ноги по щиколотку утонули в каком-то мягком и теплом ворсе. Я пошевелила пальцами ног. Шелковистая шерсть приятно ласкала стопы. А я впервые обратила внимание на обстановку.

Я сидела на краю по-королевски огромной кровати. Тут, наверное, рота спокойно уляжется спать и мешать друг другу никто не будет. Высоченное изголовье декорировано иссиня-черной кожей с ромбовидной простежкой. В каждом углу ромба по крошечному золотому гвоздику. Я хихикнула. Варварская роскошь! Под ногами у меня оказался не ковер, а чья-то шкура с густым молочно-белым мехом. Слева от кровати, у меня за спиной, окно. Я сползла с постели и босиком прошлепала поближе. Пол, наверное, покрывало настоящее дерево. Уж очень тепло и уютно было моим босым ногам. Добравшись до окна и нетерпеливо отдернув белые атласные портьеры на плотной подкладке, я восхищенно замерла.

За окном тихо падал густой и мохнатый снег. Крупные хлопья легко оседали на голых ветках садовых деревьев. Сад, похоже, был неухоженным, заросшим. Потому что местами ветки сплетались в сплошную непроходимую стену. И это безобразие сейчас с удовольствием маскировал белым пушистым покрывалом снег.

Я долго любовалась неспешно летящими белыми хлопьями. Но в конце концов пришлось отлипнуть от окна и озаботиться поискам ванной и одежды. А то на мне до сих пор болталось полотенце вместо пижамы. И как только я вчера его не потеряла?

Одежда оказалась проблемой. Огромный встроенный шкаф-купе, который я вчера попросту не заметила, был пуст. Если не считать нескольких полотенец и махрового халата безликого белого цвета. Разгуливать по незнакомому дому в таком виде? Ну нет! Я скривилась и решительно влезла в свои джинсы и тонкий полосатый свитерок.

Дом оказался пуст. Я обошла его весь. Оба этажа. Поначалу робко, а потом все смелее и смелее заглядывая в каждую спальню на втором этаже. Кстати, комнату Алекса я так и не обнаружила. Все спальни, а их было четыре, были одинаково безликие и не жилые: кровати без единой морщинки на покрывалах, все на своих местах и ни единой лишней вещи.

Первый этаж тоже особо не порадовал. Слева огромная кухня-студия, справа небольшой кабинет, совмещенный с библиотекой. По центру, прямо от входной двери, не то холл, не то гостиная. Алекса нигде не было. Побродив немного по первому этажу и обнаружив в углу кухни дверь, ведущую в сад и запертую на замок, я хмыкнула. Не то чтобы я стремилась сейчас выйти на улицу. Желания такого не возникало. Но вот ощущать себя пленницей было неприятно. Парадная дверь так же была на замке.

В итоге бесцельное шатание по дому и выглядывание в окна мне надоело. Заняться было решительно нечем. Я поплелась в библиотеку-кабинет.

Первым делом я обследовала книжные шкафы. Библиотекарь я, в конце концов, или где? Но за стеклянными дверцами я не обнаружила ничего интересного для себя. Хотя книг тут было немало. На узких полках торжественно соседствовали книги по экономике, юриспруденции, математике, физике, химии, астрономии и даже медицине. Большинство томов были довольно потрепанными. Как будто ими пользовались часто. И не один год. При этом, на сколько я могла судить, все книги были достаточно дорогими. Некоторые, кажется, даже обернуты кожей. Я только головой покачала. Впрочем, если вспомнить, что хозяин всего этого богатства вампир, то становится странным, что в библиотеке нет манускриптов и папирусов.

Точные науки в компании медицины и законодательства меня никогда не интересовали. Хотя, я сейчас согласила бы, пожалуй, даже на томик ненавистного этикета. Лишь бы время скоротать. Я огляделась. Помимо шкафов в комнате еще стоял массивный стол с роскошным офисным креслом и пара стульев «для посетителей». То есть, попроще. Девственно-чистая столешница, кстати тоже декорированная черной кожей, не содержала на себе ни единого предмета. Неужели у Алекса нет компьютера? Я подошла поближе к столу и провела рукой по шелковистой поверхности хорошо выделанной кожи. Это фетиш такой, что ли, все украшать кожей? Остается надеяться, что не человеческой. Постояв немного в раздумьях у стола, я подошла к окну. Чтобы в очередной раз выглянуть в сад. И тут мне несказанно повезло. На подоконнике лежал планшет в коричневой кожаной (кто б сомневался!) обложке. Я сцапала его с победным криком.

Алекс появился почти в полдень. С непокрытой припорошенной снегом головой. В темном пальто и белом шарфе. В руках куча пакетов. Я наблюдала, как в тепле дома тают снежинки в его темных волосах. И точно так же таяло мое сердце от нестерпимой нежности. Безумно хотелось сорваться с места, отшвырнув ставший ненужным планшет, и повиснуть у него на шее. Вырвать у него из рук чертовы пакеты, мешающие ему меня обнять. А потом целоваться. До одури. До боли в истерзанных губах. До полной нехватки воздуха. Глупые желания. Детские. Не достойные взрослой тридцатилетней женщины.

Я надавала себе мысленных оплеух. И сердце разочарованно сжалось. Сердцу не объяснишь, что мечты в этой жизни сбываются редко. И, как правило, не так, как мы хотим.

 - Ты уже встала? А я думал, после вчерашнего проспишь до вечера.

Мои щеки словно обожгло. Это краска бросилась мне в лицо, стоило только вспомнить прошедшую ночь. Ощущение его кожи под пальцами. Я в его руках в одном полотенце. И наши безумные голодные поцелуи.

Я смущенно покосилась на Алекса и поймала его напряженный взгляд, устремленный прямо на мои губы. На языке эхом вспыхнул привкус меда и пряностей. И я невольно облизнула разом пересохшие губы.



Виктория Серебрянская

Отредактировано: 24.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться