Тариф на предательство

Размер шрифта: - +

Глава 14-1

Правду говорят старые люди, инициатива всегда наказуема. Я сама предложила себя на роль донора. Но я не думала, что это будет так. Не предполагала, что делиться придется не кровью из вены, а той призрачной непонятной энергией, что якобы составляет мою ауру.  Я думала, что Алекс порежет мне руку, или, как максимум, укусит в шею. Но он почему-то упрямо отказывался от моей крови. И не желал объяснять причины. Зато согласился отведать мою ауру. И самый простой и доступный нам способ оказался через физический контакт. А именно поцелуй.

Объясняя мне эти нюансы, Алекс пристально смотрел на мои губы. Пристально и жадно. Наверное, если бы не этот взгляд, я бы не согласилась. Почему-то для меня было совершенно естественно открыть для Алекса вену. И совершенно немыслимо целоваться ради его питания. Это как танцевать голой в переходе чтобы заработать на пропитание. Нонсенс. Почему так, я и сама не знала. И нервничала все больше.

 – Алекс, я не понимаю, почему так? Разве это единственный способ?

Неожиданно напряжение во взгляде вампира рассеялось, как дым. Он словно на стену с разгона налетел. Моргнул раз, другой. А потом и вовсе отвел глаза. И неожиданно я поняла. Поцелуй – это вовсе не способ питания. Это только начало. Прелюдия. У меня воздух в горле застрял от неожиданности догадки. Но уверенности в собственной правоте у меня не было. С трудом сглотнув ком ставшей вязкой слюны, я тихо уточнила:

 – Или это не способ, а только начало? Как закуска перед основным блюдом? Я права?

Алекс молча смотрел куда-то в сторону. Да что б его! Что же он так от меня нос воротит?

 – Алекс, пожалуйста, ответь! Я права? И ты имел ввиду вовсе не поцелуй?

 – Нет!

Его быстрый возмущенный ответ плетью хлестнул по напряженным нервам. А следом пришло понимание: я его не интересую, как женщина. Под ногами словно пропасть разверзлась. И я в нее скатилась. Стало так безумно больно. Даже дыхание от боли перехватило. Я перестала себя контролировать. Больше не смогла «держать лицо». На глаза набежали слезы. Я отступила на шаг. Мне срочно нужно было куда-нибудь спрятаться. Переждать, пережить эту жуткую боль. Притерпеться к ней.

 – Merde… - Алекс выругался сквозь зубы и сделал быстрый шаг в мою сторону. – Аня, стой! Ты все не так поняла!

Какая банальность! Мне хотелось рассмеяться ему в лицо. Бросить небрежно что-то, вроде «Да не больно то и хотелось!» Но меня уже просто трясло. И вампир без труда меня поймал. Сжал как клещами, прижимая к твердой, словно гранит, груди:

 – Oh mon dieu! Аня, что ты себе уже придумала? Да, действительно лучше всего и легче всего поделиться энергией во время соития! Но у нас с тобой нет на это времени! Не здесь! И не сейчас! Ты достойна гораздо большего! Ты – не еда! И я соглашаюсь на твое предложение только от безвыходности! Потому что в обычной ситуации я бы никогда не стал тобою питаться! Для этого есть другие! Низшие, не разумные!

Я все еще вздрагивала в его стальных объятиях. Но смысл его слов постепенно проникал в мой мозг. Выходит, он меня уважает, раз я для него не еда? А те, кто еда, не достойны, чтобы с их мнением и желаниями считались? Пазл в моей голове не хотел складываться. Я подняла голову и заглянула в темные, встревоженные глаза:

 – Алекс, что-то я ничего не понимаю. Если «еда» не достойна уважения, то почему ты привел домой ту девицу?

Алекс расстроенно вздохнул и глухо проговорил, уткнувшись мне в волосы:

 – Обычно, я это проделываю прямо в клубе. Вип-кабинеты, приватные комнаты, на худой конец, туалеты. Все это отлично подходит, чтобы укусить, выпить крови и подчистить память. Но в этот раз все с самого начала пошло не так. В низкопробном ночном клубе не оказалось вип-кабинетов. Пара клетушек для приватных танцев была плотно занята. В женскую уборную очередь километровая. Да еще и девка оказалась капризной.  В мужскую уборную идти отказалась наотрез. Мне нужно было ее бросить еще после того отказа. Но она позвала меня к себе домой. Вообще-то я так не поступаю. Но мне очень нужна была свежая кровь. Да ты и сама знаешь. И я пошел. Как идиот. Как привороженный. Она привела меня к какой-то квартире. Начала рыться в сумочке в поиске ключей. И тут из-за двери донесся мужской мат и женская ругань. Девка сделала круглые глаза и шепотом мне сообщила, что у нее неожиданно оказались дома родители. Хотя должны были уехать к престарелой бабушке. И предложила пойти ко мне. Результат ты видела. Я нарушил все собственные табу. И едва не поплатился за это жизнью. Ты в холле оказалась очень вовремя. А кстати, что ты там делала?

Я вздохнула, поуютней устраиваясь у Алекса на груди:

 – Мне не спалось. И так на душе кошки скребли. А когда ты ушел, стало совсем невыносимо. Я от тревоги места себе не находила. Сначала просто бродила по дому. А потом обосновалась у тебя в кабинете. Почему-то там мне было не так тревожно.

Рука Алекса нежно и одновременно властно обхватила мой подбородок. Осторожно, но непререкаемо, он заставил меня поднять голову и посмотреть ему в глаза:

 – Спасибо, Энни, сегодня ты спасла мне жизнь. Я очень рад, что тебе не спалось. И счастлив, что могу вот так просто стоять тут и обнимать тебя.

Я зачарованно уставилась в его темные, совершенно утратившие цвет, глаза. Эти бездонные, без малейшего проблеска, колодцы тьмы манили меня и притягивали. Слова благодарности, сказанные бархатным, завлекающим тоном, легкая хрипотца в голосе, обычно не свойственная вампиру, все это кружило голову похлеще шампанского. Я совершенно утратила связь с реальностью. Казалось, во всей вселенной есть только мы одни. Только он. И только я. Его руки у меня на спине. И мои у него на груди. Один на двоих стук сердца. И дыхание тоже одно. На двоих.



Виктория Серебрянская

Отредактировано: 22.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться