Таролог

Глава 1

«И встретишь ты, когда не ждёшь,

И обретёшь не там, где ищешь»

/Поэт потерянного века/

Прода 1

Стена… опять эта чёртова стена. Очередной каменный мешок! Сколько я прополз по пещере? Час, три, пять, сутки… И опять вместо выхода гладкая стена. Стоя на коленях, наношу удар кулаком в полном отчаянии, ещё удар, кисть больно, на стене остаётся моя кровь. Бью снова и снова, разбивая кулаки в кровь, по щекам текут слёзы. Фонарик на голове начал моргать.

- Ненавижу! - ору я, перестав бить кулаками стену и закидывая голову вверх. - Ненавижу тебя! – свет моего фонарика выхватывает только своды пещеры. - Как ты могла отобрать их у меня? Как посмела?! – кричу невидимому собеседнику. – Ненавижу! Ты не Богиня! Ты зло!

Опускаю обессиленно голову и шепчу:

- Ненавижу тебя.

Внутри тьма, она пожирает меня, выедая внутренности, причиняя максимум боли, разливаясь ядом по венам и убивая мою душу. Я ненавижу свою судьбу. Мне не нужна такая судьба, отобравшая мою жизнь.

- Слышишь ты! Ты не нужна мне! Не нужна! - вытираю слёзы со щеки тыльной стороной ладони, размазывая пыль и кровь на своём лице.

- Будь по твоему, - слышу в ответ тихий старческий голос. – Отныне у тебя нет судьбы.

За окном кукарекает петух. Приоткрываю глаза - как же надоел пернатый гад. Каждое утро - солнце только встанет, а он уже глотку дерёт под окнами моей спальни. Уговорю как-нибудь мать отправить его в суп, не посмотрю на её оправдание - дескать, хорошо куриц топчет.

С трудом шевелю рукой - затекла, пока спал. По мышцам плывёт боль. Травма сказывается, хоть и прошло уже семь лет. Вытер слёзы, немного полюбовался влагой на подушечках пальцев. Дурацкий сон, каждый раз одно и тоже... но ответ я услышал впервые.

Сел на кровати, солнечные лучи пробивались сквозь плохо задёрнутые шторы и прокладывали дорожку к двери из комнаты. Размялся, потянулся, прихватило спину.

- Чтоб тебя, - выругался, хватаясь за поясницу.

- Артур! Ты проснулся? – прокричала мать, кажется из кухни. Кто, как не она знает, что я точно проснулся – моя война с петухом шла второй год, каждый раз, когда я приезжал в гости летом.

- Проснулся, - хмуро отозвался я, тихо радуясь, что спину начало отпускать. Легко встал босыми ногами на пол, коврики у мамы связаны с любовью. У меня их в квартире штук 20 лежит где-то в кладовке.

- Я блинчики приготовила! – тут же услышал в ответ. Похоже, мои походы в фитнес-центр пойдут насмарку. Ещё пару дней у мамы, и я выкачусь отсюда, как колобок и покачусь в сторону города. Возможно по дороге меня съест лиса, или я её.

- Иду, иду, - пробурчал я. Не понимаю, как она слышит меня через стену? Потянул одеяло - блеснув, что-то упало на пол. Наклонился, поднял. На моей ладони лежала женская серёжка. Какого ёжика в моей постели делает серёжка?

- Странно, - принялся я внимательно рассматривать длинную красивую серьгу. В золоте и бриллиантах я разбирался поверхностно, но даже мне было понятно, что это тонкая ручная ювелирная работа. Как могла серёжка стоимостью в пару тысяч евро оказаться в моей кровати?

Но это была не единственная находка. Рядом с подушкой я нашёл пару длинных тёмных волос. Незнакомка, оставившая в моей постели дорогую серёжку, была жгучей брюнеткой с длинными волосами. Понюхал одеяло, пахло приятными цветочными духами – дорогой парфюм.

- Ничего не понимаю, - чувствуя себя полным идиотом, я стоял возле своей кровати. В одной руке были улики, в другой - одеяло, которое я обнюхивал как маньяк.

- Ты скоро? - мать вошла без стука.

- У меня сегодня была женщина? – озадачил я её своим нелепым вопросом.

- Да, - ответила она мне. – Как раз перед петухом выскочила из дома пулей. Я даже поздороваться не успела.

Повернулся к матушке и задал очередной дурацкий вопрос:

- Она местная?

- Нет, что ты, - махнула рукой она, - разве у нас такие водятся… в нашей-то деревне. Длинное чёрное платье, туфли на шпильках. Такие только на обложке журналов и печатаются.

- А когда я её привёл? – я совершенно ничего не понимал.

- Не знаю, - поморщилась она, - спать ты ушёл один. Может потом, ночью.

Моей матери было уже 65, в этом году отметили юбилей. Она была невысокой и слегка полноватой, но очень миловидной женщиной. Последние года два она стала краситься в блондинку, перестав использовать русый цвет, и теперь, когда она морщилась она становилась ещё более милой. Отец был в восторге от её нового образа. Невольно улыбнулся.

- Так и было, забыл, - решил больше не пугать ее расспросами.

Снова взглянул на серёжку, оставленную странной незнакомкой. Скорее всего, она вернётся за ней, вот тогда мы и познакомимся поближе (хотя мы похоже уже познакомились ближе некуда). Пытать буду, но узнаю, как дамочка попала в мою комнату и в мою постель, не разбудив меня. Через окно? Но в моей комнате стеклопакет открыт только на проветривание, как и по всему дому. Да и на ночь родители закрывают дверь на самодельную задвижку. Попасть внутрь очень сложно, есть ещё одно препятствие – разгуливающий свободно ночной сторож - местный пёс Гром. Петуха и куриц он не трогает, но ее порвал бы в клочья. Забавно, что она без приключений пробежала через двор на улицу.

- Красивая хоть? – решил уточнить я, чтобы успокоить свою расшатанную нервную систему.

- Очень. Тебе она понравилась? – тут же спросила мать.

- Похоже она лысеет, - отшутился я, наконец-то успокаиваясь.

- Зато фигура у неё, что надо, - успокоила она меня. – Пошли завтракать, пока всё не остыло. Может, и твоя гостья вернётся.

Положил серёжку в тумбочку вместе с волосами. Потом, попозже, рассмотрю внимательней. Интересно, как же её ко мне занесло, а я даже не проснулся.

А матушка-то радуется, блеск в глазах и лукавая улыбка. Не оставляет надежду, что я когда-нибудь женюсь.



Альбина Уральская

Отредактировано: 13.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться