Таруна

Размер шрифта: - +

ГЛАВА I: НЕИЗВЕСТНОСТЬ И ПОЗНАНИЕ

В первую ночь в этом доме ее мучали странные и крайне реалистичные сны. Сначала она бродила по мглистой синеватой чаще, поначалу совершенно не разбирая дороги, натыкаясь на темные стволы и путаясь в ветках, наконец вышла на тропу, которая вела к развилке: множество извилистых, как лента, дорожек, которые вместе образовывали гигантское солнце, в центре которого она стояла. Глаза разбегались, все они казались одинаковыми и неприметными, но Онна чувствовала – единственно верная только одна. Понадеявшись на интуицию, она шагнула на первую попавшуюся, и все вокруг тут же исчезло в молочной пелене. Затем она обнаружила себя в тесной комнатушке с маленькими оконцами, сквозь который пробивался яркий солнечный свет. Комната была обита деревянными панелями и выглядела, как мастерская. Она была заставлена щербатыми столами, потертыми верстаками, грубыми на вид табуретами, а стены были завешаны чертежами и разного рода инструментами. Однако, нигде не было видно, что именно изготавливал здешний мастер. Онна подошла к одному из верстаков и вгляделась в витиеватый чертеж на стене: на нем изображался круг, испещренный множеством разноцветных линий, каждая из которых была подписана мелким, едва разборчивым почерком. Синяя линия обозначалась вкрадчивым «Таруна», над красной стояла цифра 3 (совпадение или нет, но сама линия имела сходную с числом форму), а над зеленой значилось просто «Верх». Цветов было множество, названия все разнились, но ничего для нее не значили. Она протянула руку к чертежу, желая его сорвать, но в тот же момент разноцветные линии потеряли четкие очертания, а затем и вовсе исчезли вместе с самой мастерской. Последнее, что успел выхватить ее взгляд – имя в уголке чертежа «Ниэро Торкри».

 

*      *      *

Дни шли необыкновенно медленно. Каждая мелочь была в новинку, изучалась кропотливо и тщательно, каждое ощущение смаковалось в полной тишине и анализировалось на предмет совпадений. Совпадений с ее памятью, которая зияла пустотой. Ничего. Абсолютно ничего. Единственное, что она знала – это выдуманное ей же самой имя, молчаливого Мира, которого она так и не научилась воспринимать как слугу и относилась к нему больше как к соседу и проводнику в незнакомый мир. Те самые первые осознанные в этом мире сны, которые она увидела по прибытию в особняк, отпечатались в ее памяти и засели в голове так прочно, что вселяли в девушку недоумение – как она может хоть что-то забыть? Первое, что она спросила у Мира на следующий день: кто такой этот Ниэро? Вместо ответа слуга протянул ей толстый, покрытый пылью кожаный том, неизвестно как возникший за пазухой. Онна в предвкушении взяла его в руки и стала быстро пролистывать книгу в поисках оглавления, коего в итоге ей не удалось в ней обнаружить. Откуда она помнит, что в книге должно быть оглавление? Впрочем, глав в книге тоже не оказалось. Вместо них затейливой вязью выросли странные символы, значение которых оставалось загадкой. Она с нескрываемым энтузиазмом рухнула в первое попавшееся кресло в гостиной и начала читать. С каждой прочитанной страницей глаза ее расширялись, а ладонь, изначально подпиравшая подбородок, перемещалась к полуоткрытому рту. Все что было написано на ветхих, кое-где слипшихся страницах, казалось гораздо более невероятным, чем ее первый вдох под звездами. Эта книга поведала ей о совершенно немыслимых вещах: она узнала, что находится на планете Таруна (что-то знакомое), что у планеты есть единый правитель, именем которого назван десятый эксемплум (что бы это не значило) этого мира – эксемплум Аврелия Лорра, но главное и самое невероятное для Онны стал тот факт, что мир этот не единственный во вселенной и он полон магии, которая имела множество форм, разновидностей и проявлений, подробнее о которых, если верить сноске, можно было узнать в схеме в конце тома. Схема являла собой сложную классификацию, в которой было минимум записей и максимум условных обозначений, которые имели сходство с руническими символами на обложке, расшифровать которые она не могла. Единственное, что было понятно из схемы – виды магии были тесно переплетены друг с другом, зависели друг от друга и не могли существовать без этих взаимосвязей. Имени Ниэро Торкри нигде не значилось. Разочаровано поджав губы, она решила оставить схему на потом и продолжить поиск, который становился все занятнее. Вопросы все прибавлялись, разрываясь в ее голове и рождая все новые и новые, занимая все ее мысли. Она не сразу заметила, как на противоположное от Онны кресло мягко приземлился Мир.

- Вы уже дошли до Всеобщей Классификации Магических Реалий? – вежливо поинтересовался он, ставя на журнальный столик поднос с чашками, которые испускали пар и пахли чем-то терпким и довольно ароматным.

- Ах вот что написано в заголовке… - отстраненно произнесла Онна, наблюдая, как слуга раскладывает на блюдцах нечто сыпучее и безмерно аппетитное, - что это?

- Это традиционные тарунийские бисквиты. Не помните? – в его голосе неожиданно промелькнула надежда, на миг развеяв маску безразличия на его лице.

- Нет, сожалею. – и она действительно сожалела.

Какое-то время они сидели в молчании, пили лавандовый настой (так это называлось) и изредка смотрели друг на друга, поглощая бисквит. Затем Мир убрал поднос в сторону и, бесцеремонно забрал книгу из расслабленных рук девушки и, положив ее на стол, открыл на той самой схеме.

- Дальше читать смысла нет - вы ничего не поймете. – вкрадчиво начал он, не обращая внимание на возмущенный взгляд Онны. – Магия сама по себе одновременно проста и сложна. Но те, кто ей не обладает от рождения, данные руны прочесть не в силах. Обычным смертным это не под силу. Руны зачарованы, потому как наш правитель огородил население от всякого знания о ней, дабы не искушать простой народ на совершение глупых и необдуманных поступков, которые могут навлечь на нас множество бед.



Manurgo Falls

Отредактировано: 06.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться