Татти

Размер шрифта: - +

Эпизод 6

- Ты, ты – пихая в грудь Савелия старший Грызлов от негодования и злобы, словно стал обессилен - да как ты мог! (Цензура), (цензура), (цензура).

Лишь Сава оставался равнодушен к происходящему, но при этом не давал людям убрать брата от себя.

Тогда, сжимая цепочку с кулоном, он направился к своему деду. Закоренелый мент в отставке, был не только опером в убойном отделе, которого уважали по обе стороны правосудия. Но и родным братом старика Крылова, авторитета криминального мира.

Дороги судьбы не уловимы, но семья – это святое. И как не она поможет тебе определить себя в этом мире. Вот что-то такое было в голове у Савы всю дорогу до загородного коттеджа.

По приезду, после определения пассажиров и краткого, но конкретного рассказа о последних событиях, он решил снова переговорить с дедом и Крыловым.

- Ты уверен, что действительно этого хочешь? – настоятельно спрашивал его дед, когда тот согласился на предложение Крылова, стать его наместником.

- Ты сам знаешь, дед, что ситуация патова, да и Свят накуролесил знатно…

- Мальчишка, себе хоть не ври! – ухмыкнулся Крылов, который сидя напротив брата, продолжил игру в шахматы. – Отказываясь на протяжении последних трёх лет, ты вдруг решаешь спасти задницу (цензура)-братца? Не (цензура)! – помолчав, он снова дал брату обыграть себя, продолжил – Колись!

- Она «заплатила» за меня – обреченно ответил Сав, опуская голову на руки. И тихо, как будто, чтобы никто не услышал, рассказал то, что хотел скрыть для себя. Чтобы самому со всем разобраться, отомстить или вернуть долг той, что отдала за него жизнь.

Дед молчал, а Крылов поднявшись, вышел из беседки.

- Ты уверен, что не пожалеешь о принятом решении, это тебе не в песочнице куличики клепать? – заданный вопрос Крыловым завис в беседке. Ведь когда Крылов вернулся снова, его лицо было без эмоциональным и напоминало маску.

Сава лишь поднялся, и поравнявшись с авторитетом в законе, кивнул.

И вот так без лишних слов и разговоров, Сава принял решение, которое как развязывало руки, так  и обязывало к закону городских джунглей.

А когда пришедший в себя Свят узнал об этом, то просто был взбешен. Он обвинял брата во всем, о том, что полез куда его не просили, что Сав зарвался.

Люди Крылова, а точнее уже Савы Грызловы хотели было вмешаться, но Сава не давал им этого. И когда Свят снова начал обвинять брата, и при этом упомянул Татти, то Сава не выдержал и гаркнул:

- Закрой (цензура) рот! Мне надоело твое блеянье! Слушай меня сюда – схватив старшего брата за шиворот свитера, он тряхнул его, словно шкодливую собачонку – я даю тебе месяц, чтобы закрыть вопросы с твоими проблемами и залечь на дно. Ты меня понял! Тридцать гребных дней, и не минутой больше. Не уложишься, пеняй на себя! Предупреждаю сразу, за тобой будут приглядывать, - он кивнул на ребят, которые приехали незадолго до этого – и если ты снова во что-то вляпаешься, то я лично позабочусь о том, чтобы тебя не нашли. Жить будешь здесь.

Отбросив опешившего брата в сторону, он лишь кивнул деду с Крыловым, и направился в дом. Во дворе стало тихо. Дед Грызлов, указав ребятам обождать в беседке, обратился к старшему внуку:

- Не думал я, что когда-то это скажу, он, наверное, благодарен своему покойному сыну за то, что отдал Савелия на воспитание за бугор. Хоть кто-то с яйцами, а не с фаршем в голове.

Свят начал было оправдываться, но резкий холопок руки по плечу, заставил его замолчать. Он обернулся и лишь удивленно замолчал.

- (Цензура), как никогда солидарен с братом! Если дорога душонка, помолчи и прислушайся к совету брата – это был Крылов, которого Свят если не уважал, то побаивался.

Старики засели на кухне, обсуждая сложившуюся ситуацию, а Свят молча последовал за ними, лишь отмалчивался в стороне.



Мари Спайс

Отредактировано: 11.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться