Татти

Размер шрифта: - +

Эпизод 11

Была бы цель, а средства найдутся. Вот такой целью и стала Наташа Святова.

Для Мэтра, она, словно родной ребенок, который заболел и нуждался в помощи и заботе. Когда их столкнули обстоятельства, то с начало он воспринимал ее, как выскочку, что своей заграничной наукой, лезет туда, куда не просили. Но со временем ее спокойный нрав, да и природная обходительность и учтивость делали то, что не могли медикаменты или манипуляции.

«- Неправильные сейчас сказки пошли, Мишка Машеньку боится, – при этом своими маленькими ручками бинтует рассечённую руку бойца, который еще мозгами на ринге и его конкретно труханит. Он весь на взводе, его даже транквилизаторы не пробирают. Он только, что противника в реанимацию отправил, а сидит тихонько, ведь девчонка на него с укором смотрит, сердито так. -  ты же меня не боишься, да? Вот и хорошо, вот и замечательно. Сейчас тебя подлечим…»

За три года, что она под его руководством, он не раз ловил себя на мысли, что ей совсем здесь не место, но и без нее все было бы по-другому.

«- Знаешь, Мэтр, во чтобы мне сдохнуть, как паршивой (цензура), но ни разу, даже в мыслях, я ее приёмной не считал! –как-то обмолвился Святов, в телефонном разговоре, после покушения – Родная она, моя!»

Так же чувствовал и сам Максим Серов. Жизнь не дала ему своих детей, поэтому прикипев всей душой к Татти, он не мог допустить, чтобы с ней что-то случилось непоправимое. Поэтому задействовав всех и вся, он сделал так, чтобы его «дочку» оперировали лучшие и в лучшем институте кардиологии.

Для Никиты Коростылёва, Наташа была всегда той, что выслушает, никогда не осудит и самое главное не придаст. С первого дня, она в нем видела его, а не слащавого мажора и наследника корпорации. С каждым годом их невидимое понимание друг друга крепло, и когда выпадало быть вместе, то и в тишине им было комфортно.

«- Если дело обстоит так, то она будет работать у меня…детям нужна нянька, чтобы всегда под рукой была – принимая это решение, Никита надеялся, что отец даст добро, ведь он знал, каким зверским он может быть»

И каждый раз, когда происходил накал, он пытался по-своему защитить, но когда отец ее продал, то это стало последней каплей.  Имея на руках сорок пять процентов всех акций, он заручился поддержкой матери, которой окончательно надоело своенравие и транжирство отца, он через посредников выкупил все акции отца. Урезав ему потоки, он так же огородил свою семью и мать, убрав все возможности и лазейки, чтобы отец не смог надавить на него. Так же он пытался оспаривать документы, которые Татти принудили подписать, чтобы получить ее долю из наследства.

Но последние события заставили его принять радикальные меры, лишив отца права подписи, он посодействовал выезду Святовых из страны и оплатил все расходы относительно Татти.

«- Ты же сам понимаешь, что это все, что я могу – разговаривая со старшим братом, Никита, снова нервно катал карандаш в руке – ситуация в городе патова, кто-то должен этих тараканов сдерживать.

- Не думал, что ты, таким будешь… - положив на плечо Никиты, Максим одобрительно кивнул.»

Что же до Максима Коростылёва или Змея, то 

в его очерствевшем сердце, единственным живим, было чувство тепла, что возникало при виде Наташи.

«-Подойдите ближе… Ближе, бандерлоги! …

- Что?! – недоумевая Максим, смотрел на семилетнюю девочку, которая стоя в дверях, смотрела на него.

- Говорю, ты как великий Каа, гипРотЕзируешь меня – Наташа улыбнулась и все же вошла в кухню.

- Правильно говорить нужно ГИПНОТИЗИРУЕШЬ – ответил Максим, и невольно улыбнулся ей в ответ. Зная саму суть ее существования, он все же не мог злиться на нее, и каждый раз лишь думал, что она очередная жертва его отца.»

И на протяжение всего времени, он наблюдал как не ломалась она под тяжестью выпавших испытания. Как каждый раз выбирая между «так нужно» и «это нужно мне», она выбирала первое.

«- Зачем ты это сделала? Глупая девчонка… – сидя на стуле возле барной стойки, Змей наливал себе выпить. И совсем не заметил, как подошедшая Татти, присев на соседний стул, положила свою руку на его с бокалом. Змей сделал полуоборот и увидел глаза четырнадцатилетнего ребенка, в которых, так по-взрослому, горело понимание происходящего.

- Все имеет цену, лишь жизнь бесценна, а деньги мне не нужны - ответила она.

- Но… - он замолчал, опешившивший от того, что Татти прижалась к нему, уткнувшись головой в плечо…»

Чем больше Максим старался отдалиться, тем сильнее он беспокоился за нее. Поэтому он поручил проверенному человеку следить за ней, и не допускать опасных ситуаций. Но даже это не смогло ее уберечь от того, чтобы попасть в лапы к неуравновешенному психу. О том, что Татти приглянулась Псу, Змей знал давно. Очень уж часто старик Коростылёв приглашал Крылова вместе с сыном к себе.

А когда ситуация вообще перешла рубикон, то Змей попытался разрулить ситуацию, ставя на кон свою репутацию.



Мари Спайс

Отредактировано: 11.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться