Татьяна. Жизнь вне закона

Размер шрифта: - +

Глава 25

Выходя из кабинета начальника после потока нелицеприятных высказываний, Таня начала сомневаться в себе, как в профессионале, и в выборе профессии. Толи до этого момента ей везло и она просто не получала серьезных дел, толи неопытность мешала с равнодушием принять выговор, но сомнения скребли тигриными когтями. Оправдываться она не стала - материалы дела лежали перед начальником и он, несомненно, знал, что только случай или чудо помогут найти виновника аварии. Следователь понимала, что всё, услышанное от полковника, показательное выступление перед родственниками погибшего, которые в очередной раз пришли жаловаться на отсутствие результата. Начальству неприятно ощущать себя нашкодившим школьником. Это прерогатива подчиненных. Поэтому она предстала перед "великим и ужасным" и ощутила на себе всю силу его недовольства.

В отдел возвращаться желания не было. Сейчас, как никогда, она ощутила себя одиночкой – волчонком, потерявшим свою стаю. В душе поселилось ощущение, будто свободолюбивого зверя загнали в клетку, и выхода нет. И мечутся теперь мысли, больно бьют, оставляя ноющие отметины. Тяжело работать в атмосфере ненависти. Человек в таком напряжении начинает искать причины в себе. Особенно такой, как Татьяна, привыкшая отгораживаться от плохого работой, общением с сыном школьником, с друзьями. Сейчас же именно работа давила на женщину неподъемным грузом. Ведь никому не причиняла зла, по крайней мере, намеренно. Никогда не отказывала в помощи, если просили. Может, такое поведение дало повод некоторым особам считать ее слабой и беззащитной? Что ж они ошибаются!

Теперь она поняла – каждый сам за себя. А если для того, чтоб постоять за свою персону, нужно кого-нибудь подставить – такова жизнь. Именно так обрастают толстой шкурой циника, а сердце превращается в холодный, равнодушный ко всему живому камень. Вряд ли Татьяна смогла бы толкнуть соседа в полымя, прячась за чужой спиной. Её, наверное, взрастили в параллельной вселенной, привили иные ценности. Она была уверена: что даруешь окружающему миру, то и отразится на тебе сотнями зеркал человеческих душ. Видимо, ситуация на службе могла серьезно пошатнуть эту уверенность. В отличие от Ворониной девушка никогда не скидывала на других свою работу, не искала легких путей, старалась не обсуждать своих коллег за глаза – всё, что думала, почти всегда говорила в лицо. В общем, старалась сглаживать острые углы не всегда простых профессиональных отношений. Но и молча терпеть, когда о тебя пытаются вытирать ноги, не могла.

Звонок мобильного вырвал Таню из тумана невеселых мыслей. И девушка, оглядевшись, осознала, что некоторое время просто стоит посреди холла третьего этажа, отойдя всего на пару шагов от кабинета начальства. Словно ребенок, потерявшийся в незнакомом месте.

Она глянула на мерцающий экран телефона, зажатый в руке и непрерывно вибрирующий. Фото пагонов намекало, что Петр, возможно, что-то выяснил.

- Да, - все ещё растерянным голосом ответила брюнетка.

- Что с голосом? – поинтересовался звонивший. – Звонил в отдел, сказали тебя Сам на ковер вызвал. Спустишься в дежурку?

- Да, - так же безэмоционально проговорила Татьяна. Не было сил ни на что. Она давно закрыла все романтические чувства, связанные с выбранной профессией. Осознание, того, что это тяжелый эмоциональный труд пришло не сразу. Но она не сломалась и не стала хладнокровным циником. Хотя знала многие шли сюда с надеждой стать грозой преступного мира, защищать Закон. У одних мечты разбивались под гнетом реалий, и мечтатели уходили на гражданку. Другие же принимали новые правила жизни, становясь при этом ледяными глыбами, не имеющими сострадания: ограбили – сам дурак, умный бы не попался…

Спускаясь к майору в «застеколье», как она шутливо называла дежурную часть, следователь размышляла, как долго еще сможет продержаться и не уйти в закат с горизонта полицейских будней... Потому что чувствовала, силы на исходе. Достаточно одного мелкого камушка, чтобы поднять мощное цунами протеста.

*****

- Чего убитая такая?- встретил вошедшую Иванов. Видеть ее, жизнерадостную, уверенную в себе, такой – с потухшим взглядом и опущенными плечами, было не привычно.

Девушка отмахнулась от вопроса, мол, проблема не стоит и выеденного яйца.

- Ты что-то узнал? – вместо интересующего мужчину ответа задала она вопрос и присела на диван у входа.

- Да. Но радоваться этой информации не стоит, - ответил Петр. – Пашка пробил и машинку, и владельца. Дело так и останется висяком.

Таня заинтересованно вздернула смоляную бровь в ответ на такое уверенное заявление.

- Такой серьезный фрукт?

- Обычный прожигатель жизни – девки, тачки и много понтов.

- Значит папашка оплачивает понты, - сделала вывод.

Майор согласно кивнул.

- Закрывай дело. Не копай. Иначе проблем не оберешься.

- Не могу, - развела руками. – Сам требует результата по делу.

- Родственники жалобу накатали, – понимающе кивнул Петя.

- Приходили к нему требовать справедливости, - согласилась Таня. – Так что…

Девушка замолчала, предлагая коллеге самостоятельно прийти к правильным умозаключениям.



Алёна Русакова

Отредактировано: 24.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться