Таящая силу

Размер шрифта: - +

Глава 30

Тая едва дождалась утра. Она вскочила посреди ночи – с колотящимся сердцем и трясущимися руками. В голове явь путалась со сном, но выглянуть наружу и проверить – было ли всё, не хватало духу. Тут же вспомнились слова Таус о возмездии, которое постигнет того, кто попытается отнять жертву у Последоха. Тае всё мнилось, что стоило выглянуть из шалаша, как ее тут же схватят. Пройти еще раз через ледяной поцелуй с Сандалфом… Нет! От одной только мысли становилось дурно – еще сильнее плясали руки, им в такт принимались дрожать и ноги, а в животе разливалась тошнота.

Пытаясь успокоиться, Тая шагала из угла в угол. Простор был невелик, но этого хватало, чтобы занять себя. Она промаялась так до рассвета. Как только темнота в шалаше истаяла до сумеречных теней, снаружи послышались крики.

- Проклятье!

- Что это?

- Скажи нам, фэст!

Тая застыла, напрягая слух. Так и мерещилось, что сейчас вся стая с гулом ворвется к ней и потащит на расправу. В том, что ночное происшествие не было сном, она теперь не сомневалась. Шум снаружи нарастал, сложно было разобрать, кто что кричал, а потом всё стихло. Так и виделось, как разбойники уставились на вожака, а он, исполненный всё тем же леденящим равнодушием, поворачивался к шалашу. Еще немного – и он кивнет в его сторону, требуя расплаты… Тая сама не помнила, как очутилась у входа и рывком выбралась наружу.

Первым делом ее глаза уставились туда, где еще вчера лежало бездыханное тело. Сейчас это место обозначилось лишь выжженной травой и горстью пепла. И только потом, когда и глаза подтвердили, что ночью она вновь использовала магию, Тая решилась посмотреть на Сандалфа.

Он стоял в стороне от замершей в ожидании ответа стаи. Кажется, даже не смотрел ни на них, ни на пепел от вчерашней жертвы, ни на Таю. Его больше волновало что-то у самого горизонта. Брови младшего близнеца сошлись у переносицы, беззвучно шевелились губы. Спрашивал ли он у своего бога, что произошло? Вызнавал ли имя того, кого посягнул на запретное? Или пытал о будущем? Это для всех оставалось неведомым.

- Что же ты молчишь, Сандалф! – не выдержал один из северян. Его шепелявый голос показался смутно знакомым. Он сидел к Тае спиной, и если она что и разглядела, так это бритую на макушке голову и струящуюся по голой спине черную косу. – Такого еще не бывало! Последох не взял нашей жертвы? Как пойдем дальше?

- Дурной знак… - протянул кто-то другой натруженным хриплым голосом.

Повисла тишина. Северяне переглядывались, словно решали – поддержать или осадить товарища? А потом со всех сторон раздался гул – нарастал, пока не осталось ни одного молчавшего разбойника. Вернее, сидел поодаль один – Урс. Сидел, скривившись на один бок, и смотрел вполглаза на всё, что происходило. Вмешиваться он не собирался.

Вскоре смолкла и стая, снова ожидая ответа. Но и тут Сандалф не спешил говорить. Лицо его стало еще напряженнее, глаза сузились, пока не закрылись совсем. Так младший близнец простоял едва ли минуту – вдохнул полной грудью, а на выдохе открыл их. И больше ни единого мускула не дрогнуло на его лице. Всё то же равнодушие и холод во взгляде, и острие ножа – в словах.

- Когда солнце тронет меня за волосы, я ухожу за добычей. Кто еще не перестал быть мужчиной – идите со мной. Кто хочет остаться, пусть оденет юбку и ждёт нас тут.

Судя по воцарившемуся молчанью, такого ответа не ожидал никто. Северяне смотрели на вожака, выпучив глаза и разве что не открыв рты. А потом над стоянкой снова раздались голоса. На этот раз тихие, сказанные полушепотом товарищу на ухо слова мелькали между разбойниками. Кто-то показывал пальцем на пепел от принесенной в жертву девушки, его собеседник в ответ пожимал плечами. Другие перекидывались словом, в упор глядя на Сандалфа. Третьи косились на Урса, и через малое время, Тая поняла - почему. Но прежде у ее собственного уха раздался ровный голос Таус.

- Это ведь ты? – процедила северянка сквозь зубы, но так, что больше никто не смог расслышать ее слов.

У Таи туника прилипла к спине, и перехватило дыхание - неужели, выдаст? Но самое страшное, что выпади ей жребий отвечать – она не смогла бы соврать. Что-то случилось с наследницей Родобан на берегу Дованы, что-то, после чего она не смогла бы кинуть в Таус ни единой колючки. И лгать, чувствуя дыхание северянки на своей шее – тоже.

Но жребий не выпал. Таус не стала дожидаться ответа.

- Твоё дело, - буркнула она и отошла, словно пожалела о том, что затеяла этот разговор.

Тая дернулась следом, но остановилась, словно наткнулась на стену. Что она скажет? Правду? Это было невозможно.

А потом двое мужчин – уже в годах, с побелевшими бородами, заговорили громче остальных. Они сидели совсем близко на траве, скрестив ноги. И Тая осталась на месте, вслушиваясь в их слова. Один крутил длинный ус, другой сцепил руки на груди и глаз не сводил с Урса.

- Он это, больше некому. Подношение от него, да и обида – тоже с той стороны.

- Я знал его отца, он бы не стал нарушать наши обычаи.

- Эге! Ты забыл, что буйная кровь делает с мужчиной!

- Уж так ли забыл, - оставив ус в покое и нахмурившись, ответил тот. Он, похоже, был совсем другого мнения.



Екатерина

Отредактировано: 04.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться