Театр для Волкодлака

Размер шрифта: - +

Акт 2

Акт 2.

 

~ Восточные Владения клана Вэрг. Особняк Владыки. ~

 

 

Ева проснулась от вежливого стука в резную дверь спальни. Еще не открывая глаз, она знала, кто стоит на пороге и нервно теребит складку на платье. Девушка медленно поднялась и направилась к двери. День еще только начинался, а раздражение уже гарантировано. Она резонно начинала думать, что появление именно этой служанки - плохая примета. Каждый раз, когда эта девица появлялась перед ней, следом шли и неприятности.

Она резко распахнула обе двери своих покоев, чем заставила девушку-служанку испуганно вскрикнуть и тихо заскулить. Ева ненавидела всех обращенных вервольфов именно за эту черту. Каждый из них на подкорке ощущал кровь вожака в ее жилах и начинал скулить и лебезить каждый раз, когда та выходила из себя. Вот и сейчас Ева пристально рассматривала сжавшуюся девушку. Она слишком сильно напоминала человека, хотя не уступала всем прочим обращенным. Но, несмотря на возможности, силу и ловкость, эту трусливую шавку, которая за годы служения не научилась контролировать инстинкты и гордо держать голову, оставили при Владыке. Его она тоже раздражала - в этом Ева не сомневалась - поэтому-то он и перенаправил ее на уборку и кухню.

По глубокому убеждению Евы, обращенные волкодлаки не могли считаться настоящими сынами и дочерями Калики. Но, она так же верила и в то, что раз посчастливилось сменить человеческую шкуру на волчью, то нужно ценить каждый миг новой жизни и гордиться возможностями. Но эта служанка была просто невыносима. Она боялась любого в особняке и вообще себе подобных, боялась вампов и людей. Боялась буквально всех, и это при том, что легко могла выйти на бой со многими противниками. Ее жизнь изменилась к лучшему, кто-то из веров пожалел ее, но она так и осталась трусливой замарашкой.

- Что?! - рявкнула Ева, с трудом сдерживая порыв врезать как следует служанке.

- Аллат*, - начала она, - вас простит к себе Владыка, и как можно скорее.

Ева не сдержала разочарованного вздоха. Дядя, снова он требует к себе! Ну, сколько можно? На ней слишком много обязанностей и без посещения собраний, тем более, что девушка не понимала, зачем присутствовать там, где она не нужна. Вопросы клана или анклава в целом ее не слишком волновали. Она не была в числе тех, кому светило высокое место в иерархии, а значит, ее не нужно учить политике, достаточно просто приставить к делу, которое будет достойно ее статуса чистокровки. Но такое дело у нее уже было. Однако, не смотря на всю нелепость подобных действий дядя, он же Владыка клана и один из трех Вершителей всего анклава, в последнее время постоянно вызывал девушку к себе, читал долгие нотации, рассказывал, как обстоят дела со множеством вопросов. Но, Ева была решительно против такого к ней отношения. В клане достаточно наследников, а особое внимание к одной девушке, не слишком приближенной по крови, может вызвать резонанс и долгие пересуды.

Племянница не хотела слухов и необоснованной ненависти в ее сторону, но дядя только наращивал обороты с приближением ее к власти. Даже пошли слухи о том, что старый волк хочет получить еще щенят, только теперь от молодой племянницы, потому что тогда дети будут куда более чисты, чем все сыновья, что были у Владыки на данный момент. В таких слухах была логика, но только для того, кто не знал Владыку и Еву. Она любила дядю, но как полагается любить равным по крови друг друга, она уважала его и ценила, она была привязана к нему, потому что он заменил и отца и мать. Но, рассматривать Владыку, как отца своего потомства только лишь на основании выгоды, было делом глупым, если не нелепым.

- Зачем? - в пустоту спросила Ева, закатывая глаза.

Служанка робко пояснила:

- Аллат, сегодня к Владыке прибыли высокие гости, и он желает вас им представить.

Ева захлопнула двери. И гневно развернулась на пятках. Сделала глубокий вдох, выравнивая дыхание. А потом уже спокойным и уверенным голосом приказала служанке ждать. Девушка не ответила. Но по облегченному выдоху, который уловили чувствительные уши, поняла, что поступила правильно. Если бы она не приказала, то девушке нужно было бы идти с докладом к Владыке, а как он отнесется к такому решению своей племянницы, было понятно без слов. Скорее всего, первая волна гнева настигла бы именно служанку. Несмотря на свое раздражение, Ева не хотела бессмысленной жестокости в клане. Она, как и многие девушки семьи, не видела смысла в подобном обращении, но традиции рода вынуждали поступать именно так - властно, быстро и просто.

Она принадлежала к роду, в котором ценили силу, уверенность в себе и таланты. Слабых и никчемных убивали, причем не свои, а многочисленные враги. А значит, и в самом доме должны быть железные порядки, принципы, по которым будет коваться волевой характер. Ева все это знала и была согласна, но сама всегда стремилась чуть снизить градус жестокости.

Девушка встряхнула растрепанной гривой волос и подошла к большому шкафу. На минуту замешкалась, не зная, что выбрать из многообразия тряпок. С одной стороны, стоило надеть платье, как требует этикет и элементарное уважение к гостям Владыки. А с другой: она никогда не вписывалась в правила. Любила костюмы и носила при себе оружие. Была и еще причина одеться, как на тренировку по рукопашному бою. Пусть Ева и не слишком много понимала в политических играх, но хорошо представляла, как важно показать, что у Владыки есть верные веры. Она была преданна клану, своему роду и конкретно дяде всей душой, она нарабатывала знания и умения, чувствуя, что очень скоро они могут понадобиться.

Кивнув собственным мыслям, юная волчица надела один из коричневых тренировочных костюмов, состоящих из узких брюк, рубашки и жилета под грудь. Надела и пояс с парой длинных кинжалов. А довершила образ перчатками. Причесала волосы пальцами и завязала их в хвост, потом быстро умылась и вышла в коридор.



Машенька Фролова

Отредактировано: 22.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться