Тебя любить нельзя

Глава 1

Пока директор школы что-то громогласно вещал о цитадели знаний, выпускники обсуждали другую не менее важную для них тему - уход в декрет одной из учительниц.
Ксения Михайловна еще в конце апреля досрочно закрыла учебный год по литературе - ее животик уже до неприличия выделялся. Да и школьники со своими выходами не давали расслабиться и ощущать все прелести будущего материнство.
Естественно, за лето администрация нашла кого-то нового на ее место, но кто именно это был - до сих пор оставалось загадкой. Даже Сашенька, племянника завуча, до последнего дня оставалась в неведении.
- Да поставят какую-то старую тетку с несчастливой судьбой и мужем-пьяницей, которая счастье свое видит только в книжках. И будет она нам изрекать про вечную любовь… Кого там? Ромео и Джульетты или же Онегина и Лариной. Так что готовимся! - изрек свое предложение Антон, одноклассник и закадычный друг Тима.
- Да ну. Вон у параллели же нормальный препод. Может, нас пока к нему определят, - возразил парень.
- Не, у него и так уже дофига классов, да и кого-то в штат все-таки взяли же! Так что по-любому к нам определят!
Тим ничего не ответил и только неопределенно пожал плечами.

 

Тимур с интересом оглядывал одноклассников. За лето они, конечно, мало изменились, но в атмосфере что-то неуловимо поменялось - это первое сентября было последним в их школьной жизни.
После официальной части все классы стали расходиться по кабинетам - еще часа два учителя должны были их держать в школе. Что поделать – правила. Конечно, можно было бы просто смотаться и сделать вид, что забыл эту ежегодную традицию alma mater, но какой смысл?
Тем более, их классуха, Мария Федоровна уже успела заграбастать Антона, так что другу никак не выбраться до окончания классного часа.
Большинство школьников уже разбрелись по своим кабинетам, но Тим все еще оттягивал это «удовольствие». В нем, как обычно, срабатывала извечная привычка любого парня с аллергией на занятия. И вдруг он увидел девушку. Та, вероятнее всего, была новенькой, потому что оглядывалась в поисках нужного кабинета. Она с прищуром смотрела на каждую из дверей, но, видимо, так и не находила нужный ей номер.
Судя по всему, незнакомка была старшеклассницей и, почти наверняка, отличницей. Ее длинные пшеничные волосы были собраны в тугую косу, висевшую не, как обычно, сзади, а сбоку, спадая по плечу. В то же время костюм-тройка делал ее похожей на учительницу, и это слегка насмешило Тима.
Но что-то в ее фигуре было такое, что школьник невольно задержал дыхание, столько в ней было хрупкости и женственности.
«Наверное, из параллели – среди наших я ее сегодня не видел», - решил парень и сделал уверенный шаг навстречу.
- Могу я чем-то помочь? – обратился он к незнакомке. Та удивленно вздрогнула и посмотрела на него снизу - вверх голубыми глазами – для своего возраста Тим был достаточно высоким.
- Да, я ищу 232 кабинет, - улыбнулась девушка и ее щеки отчего-то зарумянились.
- А, потайную комнату! – понимающе поднял глаза к небу парень. – Смотри, тут надо пройти во-о-он в тот темный коридорчик. Так будет три двери – одна – туалет (ну, думаю, сама поймешь какая), вторая – это коморка уборщицы (там, кажется, нет ручки), ну а третья – это 232. Но там нет таблички.
- Тим, пошли, Федоровна зовет! – крикнула откуда-то издалека Сашенька.
- Сейчас иду! – откликнулся школьник и обернулся к незнакомке. – Ну, все, мне пора бежать. Меня, кстати, Тимур зовут! Запомни – я тебя завтра обязательно найду! – парень подмигнул незнакомке и поспешил вслед однокласснице.
Похоже, на этот учебный год у него будет новая девушка. 

 

Мария Федоровна была молодой учительницей математики и преподавала у них уже три года. С самого начала она смогла преподнести себя так, что никто и не задумывался о том, что у нее может быть какая-либо жизнь помимо стен школы. Тем более – личная.
Хотя, когда мужская половина класса обсуждала женские прелести, то «выдающиеся части тела» их учительницы тоже не пасли задних в списке. Рыжая, с коротким каре и карими глазами, она наводила ужас на свой класс, хотя никогда даже голоса на них не повышала.
- Фалеев, Шустрова, я не поняла, что за обжимания в первый день? – удивленно приподняла бровь Мария Федоровна.
- Э…Ну мы же целое лето не виделись, - отшутился Тимур.
- Садитесь. Итак, теперь о главном. У нас в школе новая учительница литературы. Она же будет у вас преподавать этику и эстетику. С ней вы познакомитесь в среду, - говоря это, Федоровна раздавала листочки с новым расписанием.
- Я же говорил, что будет старая тетка, - шепнул Антон другу, и тот весело улыбнулся. Его мысли все еще были заняты светловолосой незнакомкой.
- Так, есть у кого-то еще вопросы? – Математичка встала, соблазнительно выставив бедро. – Нет? Тогда - свободны. И чтобы до завтра я вас не видела. Из класса по одному – шагом марш!
Тим с Антоном ближе всех сидели к дверям и первыми успели выскочить из класса. Спускаясь по лестнице, Тимур все же бросил беглый взгляд на 232 кабинет, но возле него уже никого не было.
«Точно надо будет ее найти завтра!» - решил Тим, и поспешил вслед за другом.

 


Праздничная линейка состоялась во вторник, а уже в среду начались школьные будни. Тим бегло просмотрел расписание параллели, но «пересечься» хотя бы с одним из классов так и не удалось.
К четвергу школьник уже начал сомневаться – а что, если незнакомка не была такой симпатичной, как ему показалось в их первую встречу. Антон, кстати, пока только мельком слышал о девушке, а потому не понимал, чего это вдруг Тим так взволнован.
- Расслабься, - друг кинул рюкзак на парту и грохнулся на стул рядом с Тимуром. – Ну, может она вообще не из нашей школы, а так – заскочила на пару минут. Или парень у нее есть.
- А ты умеешь утешать, - ехидно ответил Тим и хмуро глянул на друга.
- Ладно, забей. Хочешь – на следующей перемене пойдем к «Б»-шкам? Ну а еще через урок к «В»-шкам? Глянем, может она где-то среди них затесалась.
- Не надо – сам схожу.
- Ну и хорошо. – Антон расслабился и откинулся назад.
Звонок прозвенел всего через пару минут, и в ту же секунду двери класса захлопнулись. За спинами послышалось ритмичное постукивание каблучков. Учительница встала за трибуну и приветливо улыбнулась аудитории.
- Здравствуйте, класс. Я ваша новая учительница – Злата Игоревна, - проинформировала девушка.
- Вот это…- Антон пытался подобрать цензурные слова, чтобы показать степень своего удивления, но Тим резко прервал его.
- Это она.
- Что?
- Это она – та девушка, которую я видел в коридоре.
Тоха непонимающе переводил взгляд с друга на учительницу и назад, а Тим не мог оторвать глаз от преподавательницы. Сегодня на ней была темно-синяя юбка-карандаш и белая блузка с рукавами три четверти. Пиджак девушка не стала надевать, и ее тонкая талия была особенно подчеркнута. На ногтях красовался обычный френч, а на переносице – очки в серебристой оправе. И только волосы были по-прежнему заплетены в тугую косу, перекинутую через плечо.
- Ты уверен?
- Да.
Антон присвистнул и положил руку на плече другу.
- Каюсь! Она действительно шикарна. Хотя, по-моему, для тебя это дохлый номер.
Учительница не сводила глаз с класса, и в какой-то момент их с Тимом взгляды пересеклись. Девушка запнулась и отчего-то покраснела. Мгновением позже, взяв себя в руки, она продолжила.
- Сегодня мы проведем ознакомительный урок – вы постараетесь мне рассказать о том, что в вашем понимании означают такие термины как «этика» и «эстетика».
- О! Вот это нам подходит! – громче, чем требовалось, засмеялся Артур Чижов. Рыжеволосый нагловатый парень был головной болью всех преподавателей – его отец неплохо спонсировал школу, так что директор не раз прикрывал задницу ученика во время конфликтов.
- Похоже, у нас уже есть первый претендент. Итак, Артур, если не ошибаюсь? – Злата Игоревна пристально посмотрела в журнал, а затем перевела взгляд на ученика.
- Ну, допустим, - Артур откинулся на спинку стула, проверяя молодую преподавательницу на стрессоустойчивость.
- Артур, что в твоем понимании «этика» и «эстетика»? – не повелась на провокацию девушка.
- Про этику не знаю, - сходу признался парень.
- Хорошо, давай про эстетику.
Тим с интересом наблюдал за одноклассником, и по наглой улыбке сразу же определил, что тот сейчас скажет какую-то пошлость.
- Ну, это когда сиськи большие, талия тонкая, а ноги блинные, - произнося все это, парень рисовал руками в воздухе женскую фигуру со всеми перечисленными им прелестями.
На удивление, учительница и бровью не повела, а только вышла из-за трибуны и скрестила на груди руки.
- Хорошо, - кивнула она, - ты решил начать с человеческой эстетики. Это довольно интересно. А есть ли у кого-нибудь другие предположения?
В классе удивленно переглянулись – на этом моменте учительницы обычно начинали визжать о том, что себе позволяет рыжий недоросль.
- Что ж, раз у вас пока нет предположений, то продолжу я. Многие философы до сих пор спорят по поводу того, можно ли считать этику и эстетику полноценными науками. Этика, как вы уже могли догадаться, является направлением, изучающим нравственность и мораль. В то время как эстетика объединяет в себе чувство прекрасного, вне зависимости от того, какой внешний вид что-либо имеет.
- Как это? – Удивилась Сашенька.
- Очень просто, - учительница перевернула один из плакатов, и ученики увидели изображение обнаженной женщины. – Сандро Боттичелли «Рождение Венеры». Как вы считаете, богиня на этой картине красива? Вам нравится ее лицо, тело?
В классе повисла неловкая пауза, и учительница продолжила:
- По современным меркам девушка довольно неприглядная – полноватая, с невыразительным лицом и бледной кожей. Не стоит смущаться собственных мыслей – она вам не нравится.
- Ну почему же…- начала было оправдываться Сашенька, но учительница жестом попросила ее замолчать.
- Прошу заметить, что я просила вас обратить внимание исключительно на саму Венеру, но никак не на картину в целом. В то время, когда она была написана, идеал женской красоты выглядел именно так – с объемными женственными формами и пышущий здоровьем.
- Поняла, Кристинка, ты не жирная, а «пышущая здоровьем», - повернувшись в сторону полноватой одноклассницы, загоготал Степа, закадычный друг Артура.
Тим заметил, что губы учительницы сжались в тонкую линию, а глаза она закрыла на пару секунд, будто бы мысленно считая.
«Успокаивается», - понял парень и с еще большим интересом стал смотреть на Злату Игоревну.
- Похоже, нам следует перейти к следующей части – этике. Как ты считаешь, Степан, твое поведение приемлемо?
- А чего бы и нет?
- Хорошо, задам свой вопрос иначе – ты считаешь, что произнесенные тобой слова были продиктованы моралью или нравственностью?
- Че? – парень явно не отличался быстрой смекалкой, и даже сел ровно, считая, что так сможет лучше вникнуть в слова учительницы.
Глаза учительницы сверкнули злостью, но на губах была все та же сдержанная улыбка.
- Для наглядной демонстрации понятия «этика» мы можем рассмотреть этот пример. Итак, Степан попытался нагрубить Кристине, задеть ее и, очевидно, в который раз напомнить классу о некоторых изъянах ее фигуры. Это неэтично. А вот то, как повела себя девушка, напротив, можно взять за основу. - Злата Игоревна неспешно подошла к Степану и продолжила, - возможно, в силу природной скромности, а, может из-за принципов морали, Кристина не стала отвечать молодому человеку. Возможно, про себя она отметила его неидеальный вид – слишком высокий рост, худощавое телосложение, проблемную кожу на лице и даже оттопыренные уши…Но, решила промолчать. Из-за принципов морали, определяющих, что такое добро, зло, плохие и хорошие поступки и многое другое. Ей показалось стыдным и неуместным вслух говорить об этом. Степан ведь и сам прекрасно видит свои недостатки, как, впрочем, и остальные. Зачем же в таком случае, лишний раз напоминать ему об этом?
Одноклассники молчали, ловя каждое слово, а Степа даже вспотел от напряжения. По сути учительница не сказала классу ничего такого – только пустые предположения, каждое из которых достигло своей цели. Он со злостью сжал кулаки, но сделать ничего не мог – в отличие от Артура, у него за плечами не стоял папик-олигарх.
- Главная задача этики для вас – научится жить в обществе с его правилами и устоями и научится различать добро и зло. Пока вы не научитесь этого делать – вам не стать полноценными его членами.
Возможно, Тиму только показалось, но в глазах Златы Игоревны мелькнула какая-то искра самодовольства. Ей удалось поставить зарвавшегося мальчишку на место, и в будущем он еще подумает, стоит ли обижать тихоню-Кристину и ей подобных.
Всех вывел из оцепенения звонок – было удивительно, что урок пробежал так быстро. Тим закинул учебники в сумку и в последний раз бросил взгляд на учительницу. Та случайно поймала его и, как и в прошлый раз, покраснела.
Степан с Артуром выскочили перед самым их носом, и парни услышали, как последний сквозь зубы процедил «С…а» и со всей дури ударил стенку.
- А девчонка-то непростая. Тихоня-тихоней, а как хвост обоим прижала, - улыбнулся Антон.
- Чего скалишься – это ты ей еще на зуб не попадался, - пристраиваясь к их компании, предположила Сашенька.
- Да чего ты? Вроде она нормальная. Видела, вон, как за Кристинку заступилась? – напомнил Тим.
- Ой! Я тебя умоляю! Это она так – хвостом вильнуть захотела, чтобы сразу на место всех поставить! – не унималась девушка.
- Зачем ей это? Она же и так у нас в авторитетах. Учительница – как не крути, - заметил Антон.
Девушка ничего не стала отвечать, но многозначительно посмотрела на друзей.



Елена Блашкун

Отредактировано: 06.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться