Тебя любить нельзя

Размер шрифта: - +

Глава 16

Все выходные Злата как будто пребывала в трансе. Ей казалось, что все происходящее она видит со стороны и никоим образом не принимает в этом участие.
Утром в субботу она очень испугалась, когда поняла, что к Тиму пришла Саша. Но в то же время она была благодарна девочке – Злата не готова была к долгим и откровенным разговорам со своим учеником. Своим же последующим уходом и молчанием она надеялась, что ясно дала понять это Тиму.
В понедельник Злата собиралась со страхом и вместе с тем предвкушением будущей встречи. В том, что она будет, сомневаться не приходилось. Первые уроки прошли спокойно, но после третьего, на большой перемене, к ней подошла Маша.
- Привет, Злат. У тебя же сейчас окно? А то тебя там Павел Дмитриевич просит к нему зайти. По-моему, он не в духе, - нахмурилась подруга.
- Спасибо. А не говорил почему?
- Нет. Но, похоже, дело серьезное. Он так только перед проверкой себя ведет.
- Хорошо, спасибо, - поблагодарила Злата подругу. Внешне она старалась быть спокойной, но сердце было не на месте – неужели Артур и Степа нажаловались? Почему-то в первую очередь подумалось, что у Тимура могут быть неприятности из-за этих двоих.
Собравшись с духом, она постучала в кабинет.
- Да-да, - прозвучало разрешение из-за двери. – А, это вы, Злата Игоревна. Присаживайтесь, - жестом указал на стул мужчина.
- Здравствуйте, Павел Дмитриевич, - прикрывая за собой дверь, улыбнулась девушка.
- Здравствуйте, - мужчина хмурился и долго собирался с мыслями. Наконец, она решила ему немного помочь:
- У вас есть ко мне какие-то вопросы? – с открытой улыбкой спросила она.
- Злата Игоревна, вы знакомы с основными принципами работы в школе и педагога в частности? – нервно играя пальцами, поинтересовался завуч.
- Да, конечно. Это одна из главных основ, которые мы изучаем в университете, - кивнула девушка.
- Хорошо, тогда что вы можете сказать о личных отношениях?
- Что, простите? – не поняла девушка.
- Я спрашиваю, что вы можете сказать о личных отношениях в школе?
- Допустимы, но не рекомендованы, как и любые отношения между коллегами, - у девушки появилось нехорошее предчувствие. Промелькнула мысль, что завуч «прощупывает почву» для себя.
- Коллегами? – завуч странно посмотрел на девушку, а затем, опустив взгляд, поинтересовался: - я, в общем-то, имел в виду отношения между учителем и учеником.
- Что? – непонимающе уставилась на него Злата.
- Да, вы не ослышались. Итак, что вы скажите по этому поводу?
- Категорически запрещены, - сглотнув, произнесла девушка. – Согласно нормам этики и уголовному праву.
- Точно?
- Павел Дмитриевич, простите, но я не понимаю, к чему этот разговор, - руки сами собой начали сминать бумажную салфетку.
- А к тому, что до меня дошли очень неприятные сведения, - сделав паузу, завуч продолжил, - О вас, кстати.
- И какие же, позвольте узнать?
- А сами не догадываетесь?
- Нет. Почему бы я тогда у вас спрашивала об этом?
«Отстранится, главное – отстранится и держать себя в руках» - думала девушка. Она постаралась придать своему голосу твердости и уверенности.
- Речь идет о дискотеке, которая недавно проводилась у нас в школе.
У Златы даже в глазах потемнело. Неужели он знает о той ситуации с Артуром и Степой? Нет, скорее уж о том, что она танцевала с Тимом. Точно, надо идти этим путем.
- Это вы о том, что один из школьников пригласил меня на танец?
Брови Павла Дмитриевича взлетели вверх, и девушка поняла, что допустила ошибку. Он что-то написал в своем блокноте, и выжидающе поднял глаза на нее.
- Простите, но я не знала, что это также запрещено – некоторые коллеги также соглашались на предложения учеников.
- Злата Игоревна, по таким пустякам я бы вас не вызывал. Вижу, разговор у нас с вами не ладится. Так что скажу прямо. На данный момент у вас есть всего два пути – или рассказать мне все как есть и написать заявление об увольнении, или же мы вызываем полицию. В этом случае, как вы понимаете, разговоры будут совершенно другими.
В горле пересохло.
- Павел Дмитриевич, к сожалению, я не понимаю, о чем вы говорите.
Мужчина устало посмотрела на собеседницу, и в его взгляде явно читалась всего одна мысль «Как же меня достали эти трюки с мнимым непониманием». Он встал и прошелся по кабинету.
- Злата Игоревна, вы мне всегда казались довольно умной девушкой. Во всяком случае, до этого дня. Так с чего же вы вдруг решили поступить так глупо? Сначала завели интрижку с одним из учеников, а теперь вот строите из себя святую невинность. В своей школе я не собираюсь потакать совращению несовершеннолетних, да еще и таким наглым образом. Так что, я еще раз прошу вас по-честному рассказать мне обо всем произошедшем.
Учительница молчала, собираясь с мыслями.
- Я не знаю, какие сведения у вас есть, но могу утверждать одно – никаких отношений с учениками у меня нет и быть не может, - девушка подняла голову и прямо посмотрела в глаза завуча. Услышав ее слова, он усмехнулся.
- Удивительно. Тогда как вы объясните, что уединялись с Тимуром Фалеевым в вечер пятницы, да еще и пребывая в несколько… оголенном виде? Или будете говорить, что такого не было?
Голова закружилась от жестких слов. В каждом из них сквозила издевка.
- Нет, не буду, - склонила голову девушка. Ей стыдно было рассказывать, при каких обстоятельствах все произошло.
- Отлично! Значит мы уже на верном пути! Итак, – что вы делали за закрытыми дверями?
- Ничего. Он просто помогал мне.
- Да? Интересно в чем же? Или вы, может, опрокинули на себя чашку кофе, и он спасал вас от ожога?
- Нет, - мотнула головой Злата.
- Тогда чем?! – взорвался завуч. – Чем, черт возьми, вы оправдаете свои действия?!
Хотелось подскочить и выскочить из кабинета, но девушка заставила себя остаться на месте. Выхода не было – придется рассказывать все, как есть.
- Ну, долго мы еще будем играть в молчанку?
- Павел Дмитриевич, я расскажу, - наконец-то решилась сказать девушка. Ее голос звучал совсем тихо. Завуч, казалось, успокоился и присел на место. Затем, быстро налил воды в стакан и пододвинул его ближе к девушке.
- Во время дежурства я обходила туалеты и в одном из них обнаружила двоих своих учеников. Судя по всему, они курили и планировали распивать спиртные напитки. Ну, точнее продолжить распивать спиртные напитки.
На этих словах брови завуча только выгнулись в легком удивлении.
- Когда я сделала им замечание, мне грубо ответили, а затем потащили в класс, - Злата не поднимала глаз, но видела, как напряглись руки завуча. – Я старалась вырваться и вразумить их, но это не помогло. Меня затащили в класс и…
- Что «и»? Продолжайте, Злата Игоревна, - голос Павла Дмитриевича был напряжен до предела.
- Один из них держал меня и закрыл рукой рот. В то время как второй расстегнул мою блузку и рассказал, насколько я лично ему не нравлюсь. Все это было условно безобидно. Сомневаюсь, что действия мальчишек зашли бы дальше.
- Одним из них был Фалеев? – с сомнением спросил мужчина.
- Нет, – мотнула головой девушка. – Я не знаю как, но он понял, что внутри что-то происходит. Тимуру пришлось вырвать замок, но он все же попал в класс. После этого он доходчиво объяснил мальчикам, что они неправы. Парни ушли, а Тим закрыл двери, чтобы я могла привести себя в порядок. Не знаю, почему он не остался в коридоре – честно говоря, тогда меня это мало волновало.
- Что было дальше? – скрестив руки на груди, вкрадчиво спросил завуч.
- Я поняла, что плохо себя чувствую, и позвонила Виктору Михайловичу – он был моим напарником в тот вечер. Тим же, видя мое состояние, провел меня до дома, - в конце девушка соврала, понимая, что эту информацию Павел Дмитриевич никак не проверит.
- Это все? – резко втянув воздух, спросил мужчина.
- Да.
- Кто-то может подтвердить ваши слова? – снова прохаживаясь по кабинету, спросил он.
- Фалеев и отчасти наш учитель физики.
Мужчина что-то прикидывал в уме, а затем набрал пару номеров и попросил позвать к себе нескольких людей. Пока он был занят, Злата быстро набрала Тиму короткое сообщение «В пятницу ты провел меня домой. И ничего больше». Оставалось надеяться, что парень не станет задавать лишние вопросы.
Первой на «зов» явилась уборщица Надежда Михайловна, которая честно подтвердила – да, бутылки в пятницу в туалете точно были. И не в одном.
Вслед за ней пришла Маша, а вместе с ней и Тим.
- Павел Дмитриевич, вызывали? – улыбнулась девушка.
- Да, Мария Федоровна. Скажите, пожалуйста, дискотека прошла нормально? – как бы невзначай спросил завуч.
- Вроде бы да, но точно не скажу – я в этот раз не дежурила, - пожала плечами Маша. - Только какие-то сорванцы мне замок в дверях вырвали. Ну, ничего, Тимур уже согласился его отремонтировать, - погладила его по плечу классная руководительница.
- Нехорошо, - цокнул языков мужчина и покачал головой. – Что ж, тогда не смею больше вас задерживать.
- А…
- А Фалеев пока останется тут. Есть несколько вопросов, - вкрадчиво сказал завуч.
В глазах Маши мелькнуло недоумение, но понять что-либо по Злате или начальнику она не смогла.
- Присаживайся, - немного напряженно предложил Павел Дмитриевич, как только классная руководительница вышла.
Тим сел, с подозрением взглянув на завуча. Его впервые вызывали к руководству школы, да еще и, судя по всему «на ковер». Еще больше вопросов возникло из-за присутствия Златы в кабинете.
Мужчина, помолчав с минуту, вдруг попросил учительницу пересесть.
- Так сказать, для объективной оценки и непредвзятого разговора, - зачем-то пояснил он. Девушка кивнула и села в нескольких метрах позади парня. Тим сразу заметил, что она была чем-то расстроена и взволнована, но чем – так и не понял.
- Тимур, должен предупредить, что разговор пойдет не из приятных. Но в первую очередь нам важно докопаться до истины, - осторожно начал завуч. На его слова школьник отреагировал лишь удивленным поднятием брови. – Я получил от одного из учеников информацию, которую просто обязан проверить. Теперь же Злата Игоревна отрицает это и утверждает, что дела обстоят иначе, - на этих словах Павел Дмитриевич бросил короткий взгляд за спину парня. Тиму стоило больших усилий, чтобы также не оглянутся на учительницу. – Должен сразу предупредить, что в любом случает, тебе нечего боятся. Ты можешь быть предельно честен со мной.
Парень слегка нахмурился – начало его абсолютно не вдохновляло.
- Итак, скажи, пожалуйста, у тебя есть какие-либо отношения со Златой Игоревной?
Сказать, что Тимур офигел – это ничего не сказать. С минуту он лишь молчал, удивленно приоткрыв рот и подбирая слова.
- Что, простите? – точь-в-точь повторил он сегодняшнюю фразу Златы.
- Есть ли у тебя личные отношения с твоей учительницей литературы?
- Э-э-э-э-э-э…Нет. Она же моя учительница, - как будто бы поясняя элементарные вещи, ответил парень. Было видно, что после этих слов завуч немного расслабился. Но потом, будто вспомнив о чем-то, продолжил допрос:
- Хорошо, в таком случае объясни, пожалуйста, что произошло в пятницу?
Вот этот вопрос на самом деле загнал Тимура в тупик.
Павел Дмитриевич заметил, как парень плотно сжал губы и кулаки, а голову низко опустил.
- Если вы хотите исключить меня из школы, то прошу также наказать и моих одноклассников, - глухо произнес школьник.
- Тимур, тебя никто не собирается исключать. Но я, как завуч, обязан разобраться в произошедшем. Расскажи, пожалуйста, что произошло.
Злата заметила, что тон мужчины сам собой стал мягче. Давала о себе знать многолетний опыт работы с детьми.
- Произошла глупая и неприятная история – Балуха с Чижовым потеряли страх и стыд, - коротко ответил Тим.
Завуч удивился, впервые услышав фамилии участников конфликта, но ничего не сказал по этому поводу.
- Для того, чтобы разобраться в ситуации, мне необходима полная картина. Постарайся рассказать поточнее.
- Хорошо, - кивнул Тим. – В пятницу мы все пошли на дискотеку. В какой-то момент Злата Игоревна вышла из зала, а потом ко мне прибежал младший брат одноклассника, Темка. Он был растерян и сказал, что там двое парней в туалете разговаривают на повышенных тонах с нашей учительницей. На тот момент я не знал, о ком идет речь, но решил проверить. В туалете никого не было, и я с чистой совестью решил вернуться в зал. Но у меня вдруг сильно заболела голова, да так, что хотелось только домой, - аккуратно начал вплетать ниточки лжи в свой рассказ Тимур, - поэтому я пошел в класс.
- Что было дальше? – глаза завуча бегали, он понимал, что близок к разгадке главного вопроса.
- Там было закрыто, хотя я понимал, что кто-то внутри все же есть.
- Почему?
- Во-первых, там горел свет – это было видно по щелочке внизу под дверью, ну а во-вторых – оттуда доносились тихие голоса.
- Почему ты не ушел? Мало ли – вдруг это кто-то из твоих одноклассников выяснял отношение?
- Я хотел уйти, но потом услышал какой-то шум, и это заставило меня остаться. Можете называть это интуицией, или чем-то другим, но я подумал, что внутри происходит нечто нехорошее. Мало ли что могут вытворять пьяные школьники?
Завуч откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди. Эта часть рассказа Тима выглядела совершенно неправдоподобно.
- Я вырвал замок в дверях – ну, о последствиях вам уже рассказала Мария Федоровна, и увидел своих одноклассников. Степа держал Злату Игоревну, а Артур расстегнул ее рубашку, и… - Тимур опустил голову еще ниже и замолчал
- Что «и»? – подавшись вперед, поинтересовался Павел Дмитриевич.
- Лапал ее…э…то есть прикасался к ее груди, - жаргонными словечками парень старался передать через рассказ свое мнимое безразличие. Но в то же время, Тим хотел, чтобы завуч понял всю серьезность ситуации. Не хотелось навредить Злате.
- Что он делал?! – громче, чем хотелось бы, уточнил мужчина.
- Расстегнул рубашку и касался ее груди. В бюстгальтере, - на всякий случай уточнил школьник.
- Кхм…- завучу сложно было в это поверить, хотя слова ученика полностью подтверждали версию учительницы. – Что было потом?
- Я зашел и попросил их отпустить Злату Игоревну. Получив грубый отказ – дал в морду, - коротко ответил Тим. – Потом они сбежали.
- Понятно. Скажи, а в тот вечер ты оставался наедине со Златой Игоревной?
Услышав провокационный вопрос, Тим снова еле сдержался, чтобы не обернутся и не посмотреть на Злату. Но он понимал, что Павел Дмитриевич знает ответ, и его отрицание поставит под сомнение все прошлые слова.
- Да.
- Она была обнажена?
- Не совсем. Я…я закрыл двери класса, и дал ей возможность привести себя в порядок и успокоится после неприятного инцидента. Естественно, некоторое время потребовалось Злате Игоревне для того, чтобы застегнуть все пуговицы и все такое, - с каждой минутой голос Тима звучал все спокойнее и увереннее, хотя внутри по-прежнему клокотал гнев из-за произошедшего.
- Значит, ты не отрицаешь, этого?
- Нет.
Мужчина снова откинулся в кресле и стал постукивать пальцами по столу.
- Что было потом?
- Я провел Злату Игоревну домой. Она была слишком взволнованна, чтобы оставаться в школе, а я все равно хотел уйти.
- Это все?
- Да.
- Вопрос к вам обоим – почему не рассказали раньше? Это ставит под сомнения все ваши слова.
Тим вдруг поднял взгляд на завуча, и у того резко возникло желание сползти под стол.
- Я не знаю, почему наша учительница решила промолчать, я же ничего не говорил, потому что сам мог вылететь за драку, - небрежно-сухим тоном произнес Тим. Но каждое слово он проговаривал так четко, что сомневаться не приходилось – лучше не ставить под сомнения ни одно из них. – Что же касается доказательств… - парень встал и подошел к девушке. – Злата Игоревна, вы могли бы закатать рукава, пожалуйста.
Девушка удивленно посмотрела на Тима, а затем перевела взгляд на завуча. Тот с интересом посмотрел на руки учительницы.
Злата аккуратно закатала рукава, оголяя бледную кожу со свежими синяками. По их расположению легко можно было догадаться, что кто-то сильно держал ее руку пятерней.
- Подойдите, пожалуйста, ближе, - сглотнув, попросил Павел Дмитриевич. Было очевидно, что это вполне ощутимое доказательство слов учительницы. Кто же знал, что подростковые фантазии его племянницы откроют такой ящик Пандоры?
Завуч внимательно осмотрел руку Златы и нахмурился. Звонок с урока вывел его из оцепенения.
- Можете быть свободны, - только и сказал он, а сам быстро набрал номер Марии Федоровны и попросил ее привезти к нему в кабинет Балуху и Чижова. Заодно не мешало бы захватить и личные дела школьников.
Злате и Тимуру не надо было повторять дважды. Они быстро попрощались с Павлом Дмитриевичем и вышли из кабинета.
Как только зачинщики инцидента явились в кабинет завуча, стало понятно, что Тим не врал – у Балухе на скуле был виден огромный синяк, а нос Чижова напоминал расплющенный картофель.
По всем канонам, разговор должен был продлиться не один урок, но в какой-то момент Степа не выдержал и прервал поток оправданий и лжи Артура.
- Рот закрой! И так уже из-за тебя, уже в который раз в неприятности попадаем! – Рыкнул на друга Балуха. На его скулах играли желваки, а сам парень неосознанно то сжимал, то разжимал кулаки. – Все, что вам рассказала Злата Игоревна – правда. Да, выпили. Да, затащили, да, расстегнули блузку. Но ничего более. Мы хотели ее немного напугать. Дальше этого мы бы не пошли. Даже если бы не появился Тим, - Степа потупился, понимая, что только что подписал свой указ об отчислении.
- То есть, вы признаете свою вину? – уточнил завуч.
- Да, - ответил Балуха.
- Нет, - громче, чем его приятель, возразил Чижов.
- Что ж, придется разбираться. В любом случае я обязан вызвать в школу ваших родителей и оповестить о случившемся классного руководителя, - хмуро проинформировал учеников мужчина. Затем он раскрыл личные дела парней и набрал телефоны родителей.
Степа сидел, втупившись в пол. Он понимал, что в скором будущем его исключат из школы, а лучший друг назовет его врагом. Но выхода у него не было – надоело чувствовать себя ведомым бараном, который соглашается на все каверзы Артура. Хотя, чего уж жаловаться – он сам виноват не меньше. Не хотел пить в пятницу, ругаться с учительницей и, уж тем более, закрываться с ней в классе. Тогда что мешало отказаться? То-то и оно. Ну, хотя бы теперь ему станет спокойнее.
Смешно, но на душе после признания и правда стало легче.
Степа выдохнул и приготовился к встрече с мамой. Она никогда не кричала и не поднимала на него руку, но его ждало нечто похуже – осуждение в ее глазах, непонимание и молчаливые слезы, когда она думала, что он этого не видит.



Елена Блашкун

Отредактировано: 06.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться