Тебя любить нельзя

Глава 19

Какие-то чудом Злате удавалось избегать Тима несколько дней. Они не виделись даже на уроках, которые он, вероятно, прогуливал.
Ситуация казалась странной, но девушке была жизненно необходима эта пауза в их встречах и общении. Да что говорить – времени все хорошенько обдумать катастрофически не хватало.
В конце года все писали контрольные работы, которые надо было проверять. Кроме того, ситуация с бабушкой тоже оставляла желать лучшего, что сильно волновало Злату. Врачи говорили о необходимости замены тазобедренного сустава, но пациентка активно сопротивлялась. «Дорого», - видите ли. И это притом, что внуки решили сами оплатить операцию!
Сема почти все время проводил в больнице, то есть фактически проживал в другом городе. На это время к Злате полноценно переехала Юля, которая и поддерживала подругу. Студентка усиленно готовилась к сессии, так что тоже сильно уставала. Вечерами девушки были настолько вымотаны, что часто даже не ужинали – ограничиваясь чаем с лимоном.
Прошла неделя после дня рождения Димы, когда бывший именинник вдруг позвонил в двери Златы. Та открыла, разумно полагая, что с соседом-то она не ссорилась, а значит, и враждовать незачем. Хотя, конечно неприятно, что он прикрывал брата.
- Привет, у тебя случайно, не найдется двух луковиц? А то я забыл купить… - смутился парень.
- Да, конечно. Заходи, - девушка без проблем нашла недостающий овощ и вручила его Диме. – Обращайся, если еще этого не хватит.
- Спасибо, - поблагодарил парень, но уходить не спешил.
- Что-то еще? – удивленно выгнула бровь девушка.
- Вообще-то да, - почесал затылок Дима. – Злат, я хотел поговорить…
- Если ты про Тима, то не о чем говорить.
- Не совсем. Я о себе.
- А что ты? – вот это было по-настоящему интересно.
- Злат, до своего дня рождения я не знал, что вы с моим братом общаетесь так. Он говорил мне, что влюбился в Харли, и что там вышла какая-то дурацкая история с двумя его ипостасями. Но, клянусь, я не знал, что это ты.
Девушка не поверила его словам – очень уж было похоже на выгораживание брата.
- Если он говорил о Харли, значит, знал, кто я?
- Я не знаю, когда ему стало известно обо всем. Но мне он твоего имени не называл. - Увидев сомнение в ее глазах, парень продолжил: - Мне кажется, он не хотел, чтобы кто-то знал о тебе. Для меня ты была просто «Харли» и не больше. Вряд ли он вообще с кем-то говорил об этом.
- К чему ты это говоришь?
- Злат... Тим сглупил. Очень сильно. Но никакого злого умысла в его поступках не было. Судя по тому, как он говорил о тебе, он просто не понимал, как иначе показать свои чувства.
Девушка молчала, не зная, что сказать. Ей хотелось верить в слова Димы, но обида на Тимура все еще была сильна. Да, она старше, умнее и должна была бы все понять, но какого черта? Не может же он и в самом деле думать, что она так легко простит ему подобный поступок?!
- Если это все, что ты хотел сказать…
- Наверное, да. Дальше – решать тебе, - уже стоя в дверях, Дима попросил: - не думай о нем, хуже, чем есть на самом деле. Тим не заслужил этого.
После ухода соседа Злата, как и неделю назад, уперлась лбом в двери и тихо произнесла:
- Что же мне с тобой делать, бесцеремонный мальчишка?...

- Фалеев, я не поняла, что за прогулы под настроение?! – грозно спросила Мария Федоровна.
- О чем вы? – не сразу понял Тим.
- Это я об уроках Златы Игоревны. Что произошло?
- Ничего. Просто так совпало, - пожал плечами парень.
- Уже вторую неделю подряд «совпадает»! Значит так, сообщаю для всех, и для тебя – в особенности, - классная руководительница пристально посмотрела на учеников и сказала: - На следующей неделе будет открытый урок по этике и эстетике. Присутствие всех – обязательно!
- А если не получается? – уточнил кто-то с задних парт.
- Значит, я сама вас за ухо отведу. Уважительная причина для отсутствия – болезнь. Это весь список, - после этих слов учительница еще раз внимательно посмотрела на Тимура.
- А смерть? – решил пошутить все тот же любопытный остряк.
- Хочешь – можешь проверить. На уроке будут присутствовать завуч, директор и представитель районо. Я лично за всем прослежу.
- А чего в конце года-то? – задала вполне обоснованный вопрос Саша. Судя по тому. Как Мария Федоровна закатила глаза, она сама хотела бы знать ответ на этот вопрос.
- Потому что настала наша очередь проверки, - спокойно пояснила она. – Значит так, поскольку контрольную вы уже напишите к тому моменту, то тут возможны два варианта урока. В первом случае вы будете рассказывать обо всем, что узнать за время чтение курса, во втором же – сами будете вести дискуссию, которую в некоторой мере будет корректировать Злата Игоревна. В любом случае, преподавательница расскажет вам обо всем.
Да, и всех прошу быть серьезными и глупых вопросов не задавать.
Дальше Тим не слушал наставления классухи – он понял, что придется снова встретится со Златой, хочет он того или нет. Возможно, это его шанс рассказать обо всем, как есть? Только захочет ли слушать?
«Не хочет меня видеть – не надо. Но ей придется выслушать меня!» - решил Тим и достал блокнот.

Злата была взвинчена из-за открытого урока, но ее подруга, похоже, нервничала еще больше.
- Ты-то чего волнуешься? У тебя вполне адекватный класс. Не зря же Павел Дмитриевич выбрал именно их, - постаралась она успокоить Машу.
- Да при чем тут урок?! – коротко бросила девушка.
- А что тогда?
- Да ничего особенного. На личном фронте проблемы, - отмахнулась Мария, вышагивая из угла в угол.
- Так, успокойся и пойди выпей чашечку кофе. После урока мне все расскажешь, - отослала Злата коллегу, а сама села в очередной раз проверить заметки.
Странно, но из-за проведения открытого урока она абсолютно не волновалась. Сомнения вызывала только встреча с Тимом. Для себя она почти все уже решила. Остались мелочи – расставить все точки над «і».
За пару минут до начала урока в классе уже находились все ученики. Злата же старалась не смотреть в сторону ряда, где сидел Фалеев. Павел Дмитриевич подскочил к учительнице и поинтересовался, все ли готово. Получив утвердительный ответ, завуч сел позади школьников и, кажется, успокоился.
После звонка в класс вошла Мария Федоровна в сопровождении высокого лысеющего мужчины лет сорока. Судя по всему, это и был проверяющий из районо. Он постарался незаметно прошмыгнуть на свое место и как можно меньше обращать на себя внимание учеников.
Вначале Злате было сложно удерживать внимание школьников. Они то и дело оборачивались на комиссию, но, в конце концов, все же обратили внимание на учительницу. Кое-что даже начали рассказывать сами. В конце урока девушка предложила, чтобы ученики сами выбрали темы для дискуссии.
Кончено, сперва все немного мялись, но после Антон вдруг поднял руку. Злата взглянула на него, стараясь не смотреть на Тима, что сидел впереди друга.
- Злата Игоревна, а мы можем обсуждать любые темы?
- Естественно.
- Хорошо, что вы скажете об отношениях, если они не совсем обычные?
- Я так понимаю, что тебя интересует конкретный вариант «необычных отношения». Так что уточни, пожалуйста. А то мы можем не о том говорить, - улыбнулась Злата. По классу прошли смешки, но Антон оставался все таким же серьезным.
- Хорошо, что вы скажете об отношениях «начальник-подчиненный»?
Девушка чувствовала, что школьник не решился прямо назвать ту тему, которая его на самом деле интересовала, но настаивать не стала.
- Ну, в принципе, это вполне нормальные отношения. Не во всех компаниях, кончено, их одобряют, но в целом, мало кто высказывается резко негативно. Главное – это так или иначе разделять личные и деловые отношения.
- То есть вариант, когда э….секретарша спит с боссом – это неправильно? – уточнила одна из учениц.
- Если между начальником и подчиненным возникли романтические отношения, то в этом нет ничего плохого. Однако, многие специалисты рекомендуют по возможности все же немного менять место работы – например, переходить в схожий отдел, чтобы не было прямого подчинения.
Антон слушал ее ответ вполуха, но, когда Злата закончила, задал тот самый вопрос, что и Павел Дмитриевич несколькими месяцами ранее:
- А что вы скажете про отношения в школе?
Невольно учительница бросила короткий взгляд на завуча, но тот лишь ухмыльнулся.
- Ответ, в общем-то, все тот же, поскольку школьные правила не имеют каких-либо предписаний на этот счет, - девушка развела руками, считая, что дала исчерпывающий ответ. Но Антон вдруг поднял на нее взгляд и, глядя прямо в глаза, уточнил:
- Злата Игоревна, я имел в виду отношения между учителем и учеником.
По тому, как резко обернулся Тимур, Злата поняла, что парень не ожидал подобного вопроса от друга. Вряд ли тот вообще знал о конфликте между Фалеевым и учительницей.
Мария Федоровна тоже дернулась от неожиданно провокационного вопроса. Еще бы – ученик срывал показательный открытый урок!
- Категорически запрещены, - девушка очень надеялась, что ее улыбка сейчас не выглядит как вымученная маска.
- Почему? – жадно спросил Антон.
Невольно Злата взглянула на Тима, но тот покачал головой, стараясь показать, что не имеет к этому никакого отношения.
- Для этого существует очень много причин. Во-первых, в нашей стране противозаконно вступать в интимные отношения с несовершеннолетними, коими, по сути, являются все учащиеся школы. Во-вторых, это аморально, поскольку чаще всего преподаватель значительно старше своего подопечного. Следовательно, он может в некоторой мере манипулировать ребенком.
- Не согласен. Ведь некоторые студенты пединститута преподают в школе! – возразил Антон.
- И в этом случае мы снова возвращаемся к причине №1.
- Хорошо! Многим из нас уже исполнилось 18, что тогда? Вон, девушки даже в 17 лет замуж могут спокойно выйти! Или, скажете, это тоже будет аморально?!
- Антон, это очень спорная тема, и я понимаю твое несогласие. Но чаще всего, подобные отношения несут больше негативных последствий, чем позитивных. Дети в вашем возрасте могут находиться под влиянием гормонов и впечатлений от просмотра кхм…особенного жанра кино. В таких картинах интимная связь между педагогом и его подопечным кажется чем-то особенно привлекательным, но это не всегда так. Во-первых, вы можете быть физически и психологически не готовы к подобному действию. Как бы там ни было, но в подростковом возрасте психика человека еще недостаточно сформирована, чтобы в необходимой мере оценить все возможные последствия.…Хотя нет, даже не так – оценить перспективы такой связи.
Во-вторых, предположим, что отношения все же есть. Они законные и вполне слаженные, но что потом? Карьера педагога почти наверняка будет завершена по просьбе родительского комитета. Семейная жизнь возможна, но, как мы помним – впереди у прошлого школьника студенческие будни. То есть интересы будут отличаться даже в таких малых вопросах. Не говоря уже о разнице в возрасте. Поймите меня правильно – я не сторонник исключительно одновозрастных браков. Но есть понятие возрастных интересов. Да что говорить – одногодки и то не всегда могут найти общие темы для разговора!
- Злата Игоревна, а вот тут я с вами не согласен, - улыбнулся Тимур. – Если им было интересно вместе до этого, то в чем проблема? Наверное, у них много общего, раз эти люди полюбили друг друга. Да что говорить – если кто-то тебе нравится, то ты начинаешь интересоваться тем же, что и он.
Родные глаза смотрели на нее с насмешкой. Боже, как же она по ним скучала! Несмотря на все дурацкие ситуации, недомолвки и прочее недоразумения она не могла игнорировать Тима. Ей было стыдно, что она разговаривала с ним так…жестко? Да, наверно, это подходящее слово. Но при этом девушка не собиралась так быстро мириться с парнем. Обида прошла, но Злата все еще не решалась действовать. Продолжать отношения не было смысла – она тогда выглядела бы лицемерно. Даже судя по сегодняшним словам. Но расставаться с Тимом так не хотелось. Это было почти физически больно.
Учительница кинула взгляд на последние парты и увидела заинтересованный взгляд проверяющего. Видимо, ему еще не приходилось видеть такую оригинальную тему для школьной дискуссии.
- Хорошо, вижу, мнения разделились, - кивнула Злата. – Тогда, давайте голосовать.
Школьникам явно понравилась эта идея, и они оживились.
- Только прошу вас подойти к вопросу серьезно. Итак, кто считает, что отношения между педагогом и учеником возможны? Напоминаю – речь идет ни о физическом удовлетворении потребностей, а о настоящих взаимоотношениях. Но, опять же, при условии, что это не нарушает законы.
Кто бы сомневался, что первые, взметнувшееся вверх руки будут принадлежать именно Антону и Тиму. Вместе с ними идею поддержали еще треть класса.
- Хорошо, а кто – категорически против?
Вверх взлетели еще столько же рук.
- Интересно. А что же остальные?
Школьники смущенно переглянулись.
- Злата Игоревна, а остальные воздержались, - натянуто улыбнулся Павел Дмитриевич.
- Отлично, их право, - кивнула девушка и прошлась вдоль первого ряда парт. – А теперь я прошу каждую из сторон объяснить, почему вы считаете именно так. Есть желающие?
Никто в классе даже не удивился, когда Тимур с Антоном одновременно выявили желание отстоять свою точку зрения.
- Тимохин, ты, по-моему, уже все сказал. Дай другу выступить, - недовольно сказала Мария Федоровна с задней парты.
«Спасибо, подруга, удружила», - подумала Злата, еще раз посмотрев на Тима. Ох, не так она видела их объяснения, ох не так! Да еще и на виду у всего класса…
- Слушаем тебя внимательно, Тимур.
- Ну, кое-что я уже сказал ранее, но теперь хотел бы продолжить. Как по мне все эти разделения согласно социальному статусу и прочему – полная чушь! Если люди любят друг друга, то какая им разница, кто и чем зарабатывает на жизнь? Да и вообще, разве это может помешать настоящим чувствам?
Вон сколько у нас есть женщин, которые любят и защищают алкоголиков и наркоманов! И все говорят, что они бедные! Почему? Да потому что не того полюбили!
Зато если появится светлое чувство между учеником и преподавателем, то это все – позор и проклятие на все века! Неужели это правильно? И даже дело не в возрасте! Правильно Антон сказал – у многих преподавателей с нами не такая уж и большая разница. Но почему-то об этом не думают.
Я считаю, что это стереотип, от которого надо отходить, как от пережитка.
- Хорошо, а что же закон? Это тоже пережиток прошлого? – поинтересовалась Злата.
- Честно говоря – по обстоятельствам. Естественно, влечение к 14- и 15-летним школьникам это перебор. Это уже по-другому называется. Но, например в 17-18 лет многие из учеников и сами уже… кхм…многое знают. Так что вряд ли это как-то изменит ситуацию. Да и, опять же, если это настоящее чувство, а не обычное влечение, то можно и подождать, - пожал плечами Тимур. – Кстати, также можно поступить и в случае, если пару смущает их социальные статусы. Например, после окончания обучения или перехода в другую школу, они уже не будут чем-либо связаны.
Злата подняла руку и остановила Тима.
- У нас не так много времени, а еще должна выступить и вторая сторона, поэтому я вынуждена прервать тебя, Тимур. Если можешь – коротко повтори главную свою мысль.
Парень посмотрел на Злату, и на какое-то мгновение она потеряется в его глазах. Она бы, наверно, даже и не удивилась, если бы сейчас Тим подошел к ней и взял за руку.
- Если человек любит – ему наплевать на все! Мнение других, возраст и социальный статус уходят на задний план. Любовь заставляет становиться лучше и понимать партнера с полуслова, - проникновенно сообщил Тимур. Его слова звучали только для Златы – в этом она не сомневалась.
Девушка постаралась прогнать наваждение, и усилием воли заставила себя отвернуться от парня.
- Отлично, теперь выслушаем оппонентов. Кто хочет выступить?
Одна из учениц поднялась, и начала откровенно высказываться по поводу таких неправильных отношений. Каждая ее фраза была шаблонной и избитой, а в них звучали стандартные слова: «аморальность», «использование в корыстных целях», «надругательство», «преступление», «несовершеннолетний». Все то же самое, о чем говорила Злата – те же слова, которыми она уговаривала себя.
«Боже, как же это все фальшиво и надуманно!» - вдруг поняла девушка. Им втолдычили с малых лет, что это неправильно, но не объяснили почему. Когда она была ребенком, это казалось нормальным, но теперь…
И из-за этого бреда она откажется от Тима? Глупо…Нет, если уж делать это, то искать совсем другие причины – хотя бы, которые самой себе не будут казаться смешными и надуманными.
За этими размышлениями девушка не заметила, как прозвенел звонок. Школьники начали поспешно собираться домой. Злата уловила, как Тим всего на секунду задержался, чтобы поймать ее взгляд, а затем, широко улыбнулся и выбежал в коридор. В классе остались только преподаватели и проверяющий из районо.
- Скажу честно – не ожидал! – признался мужчина. – Такая смелая и необычная тема! А я уж думал, меня опять будут «кормить» разговорами о вреде наркотиков и сигарет. Признайтесь, Павел Дмитриевич, ваша идея?
Завуч просиял, но вынужден был пожать плечами и покачать головой:
- Увы и ах! Я был также удивлен, как и вы.
- О! Значит, вы? – мужчина выразительно посмотрел на Машу, а затем и на Злату, но девушки смущенно улыбнулись:
- И не мы.
- Так что же это, дети сами?
- Похоже на то. На уроках мы часто ведем довольно откровенные разговоры, - улыбнулась Злата.
- Да, я это уже понял – вы довольно непринужденно вели себя, - заметил проверяющий. – Ну что же, это отлично. Дети вам доверяют, и это главное. Странная, конечно, статистика сегодня получилась. Ну да ничего, - махнул рукой мужчина.
«Похоже, проверка прошла успешно», - отрешенно подумала Злата и вышла из кабинета вслед за всей комиссией. Пора было собираться домой.



Елена Блашкун

Отредактировано: 06.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться