Тебя любить нельзя

Глава 21

Оставшиеся до выпускного дни Тим старался держаться от Златы подальше. Он не говорил с ней, не подходил, стараясь уличить момент и даже, казалось, не замечал. Только поздно вечером она получала от него сообщение с пожеланием и нежными словами. Они не могли не греть ей душу, но девушка достаточно трезво смотрела на ситуацию.
В уме Злата просчитывала варианты возможного развития событий, если она будет с Тимом. Самым простым в этой схеме было общее осуждение. Что будет именно так она почему-то даже не сомневалась. А вот о том, что станет самым болезненным, девушка старалась не думать. Как не крути, а у Тима вряд ли были до этого серьезные отношения. Не говоря уже о том, что сама Злата уже стала задумываться о будущей семье. Какова вероятность того, что у них все сложится, и эти отношения не умрут через неделю? Может, Тим вообще просто увлечен самой идеей влюбить в себя учительницу.
Нет, последнее, конечно, не могло быть правдой, но все же… Если сейчас она согласится на его предложение, то очень скоро может пожалеть о нем. Ее карьера умрет, так и не начавшись, а любовь…Любовь цинично пристрелят, если ее избранник погонится за очередной мини-юбкой.
Думать так отчаянно не хотелось, но что делать – она просчитывала все варианты.
Нет, кончено были и хорошие альтернативы – они уезжают в другой город, где никто не будет знать об их прошлом, и живут там долго и счастливо. Родным придется смириться, если они любят их, так что все было не так уж плохо.
Оставалось дело за малым – решится сказать «да» или «нет».
На праздничной линейке выпускных классов Злата сидела ни жива, ни мертва. Ее любимые школьники танцевали нежный вальс и еще не понимали, что прощаются со школой навсегда. Теперь большинство из них вернутся сюда уже со своими детьми, и с ностальгией будут вспоминать этот вечер.
После официальной части Тимур все-таки поймал ее в общем дворе и тихо прошептал:
- Ну, вот это и случилось. Теперь я не твой ученик. А через неделю у меня день рождения – я стану совершеннолетним. Так что теперь у тебя нет видимых причин отказать мне, - от радости парень весь светился, и Злата очень сомневалась, что дело только в расставании с ненавистным храмом знаний.
Украдкой поцеловав ее в щеку, парень поспешил к одноклассникам, а Злата направилась в кабинет, глупо улыбаясь. Умеет же он усложнять задачи! А вообще такой допинг категорически запрещен!
Телефон в руке завибрировал, и девушка сразу же приняла вызов. Из трубки послышался взволнованный голос Семы:
- Злата, выручай! – Раздался в трубке встревоженный голос брата.
- Сем, что случилось? С бабушкой все нормально?
- Ну, нервы она мотает знатно, - после этих слов брата девушка смогла немного расслабиться.
- Ладно, баламут, говори что случилось.
- У меня срочная командировка, а мама с папой тоже сейчас где-то за пределами страны. Можешь присмотреть за бабушкой? Я бы Юльку попросил, но у нее же сессия…
- Стоп! – прервала Злата Семена. – О чем ты говоришь? Я тогда прямо сейчас подойду к завучу и объясню ситуацию. У нее же реабилитация – никак оставлять одну нельзя.
- Латка, ты – чудо. А то я уже совсем с ног сбился.
- Ну и дурак, - огрызнулась девушка. – Неужели сразу не мог сказать, что нужна помощь? Я же тебя, балбеса, сколько раз спрашивала?!
- Ну Ла-а-а-ат.
- Все, ладно, отбой. Как решу вопрос – напишу.
- Замечательно, тогда пока.
Злата отключила телефон и подняла глаза к потолку. Ну не дурак ли? Геройствовать вздумал! Разве же мог раньше попросить помощи. Ладно, теперь самое главное – найти Павла Дмитриевича.
Девушка подошла к его кабинету, но тот оказался закрыт. В учительской завуча тоже не оказалось. Методично обходя всю школу, она решила, что лучше всего будет позвонить начальнику. Как назло, необходимого номера телефона у нее не оказалось, и Злата решила обратиться да помощью к подруге.
Проходя мимо огромного окна, девушка обратила внимание на выпускников, нетерпеливо ожидающих приезда автобуса. Как-то само собой получилось найти в толпе высокую фигуру Тима. Злата невольно залюбовалась им – в черном деловом костюме парень выглядел потрясающе. Он давно убрал в карман пеструю ленту с надписью «Выпускник» и теперь вполне мог сойти за перспективного молодого бизнесмена.
Будто почувствовав ее присутствие, Тимур поднял глаза и пристально посмотрел на учительницу. Его губы тут же растянулись в широкой улыбке, а в глазах появился мальчишеский задор. Слегка прикрыв рот рукой он послал девушке воздушный поцелуй. Злата улыбнулась и отошла на шаг – все же не хотелось, чтобы их «обмен любезностями» кто-то увидел. Как ни как, а в этих отношениях все еще было много неясного.
- Маш, там тебя уже твои школьники заждались! – С улыбкой сообщила девушка, без стука входя в класс коллеги. Затем она застыла на пороге и, пропищав что-то вроде «Ой, простите!» выскочила в коридор.
Что делать дальше девушка не знала – не каждый день удавалось застать подругу в объятиях выпускника. Ситуация была довольно неоднозначной, и будь это еще год назад, то Злата бы точно знала, что это неправильно, но теперь…
Девушка не успела ступить и пары шагов, как ее схватили за руку и настойчиво втащили назад в класс.
- Антон, оставь нас, пожалуйста, - дрожащим голосом попросила Маша.
- Может… - попытался возразить парень, но учительница пресекла его попытку:
- Оставь нас! И, сотри помаду… - Последние слова Маша произнесла, потупив взгляд.
Школьник хмуро взглянул на классную руководительницу и показательно провел тыльной стороной ладони по губам, убирая остатки ярко-красной помады.
Как только дверь за учеником закрылась, Мария Федоровна повернула замок и пристально посмотрела на подругу. Ее красивые карие глаза наполнились слезами, а откуда-то из груди начали появляться всхлипы.
- Не осуждай меня, пожалуйста! Только не ты, Злат! – Почти взмолилась девушка, ни с того ни с сего, заливаясь слезами. Всего за минуту у нее началась тихая истерика.
Злата быстро подошла к подруге и обняла ее за трясущиеся плечи.
- Я знаю, что все это неправильно и некрасиво, но ничего не могу с собой поделать! Это…Это не просто флирт! У нас все серьезно – сбивчиво говорила девушка, стараясь найти оправдание своим поступкам.
- Успокойся Маш, я и не думала тебя осуждать. Любовь не выбирает. Главное, чтобы это было взаимно, - пыталась успокоить ее Злата, а сама сидела, ни жива, ни мертва. Ее не покидало ощущение какого-то сумасшедшего дежавю.
Спустя четверть часа Маша уже более или менее успокоилась и смогла говорить яснее. Взгляд ее оставался все таким же грустным, а на губах появилась невеселая усмешка.
- Злат, я…Мне ужасно стыдно за то, что ты это увидела. Да и вообще за то, что это происходит. Стыдно, но я ничего не могу с собой поделать. У нас будто крышу сносит каждый раз, когда мы рядом. На людях еще как-то удается держать себя в руках, но наедине…
- Ты его любишь? – спросила Злата, понимая, насколько это глупо. Она будто бы разговаривала сама с собой – та же ситуация, те же чувства, те же трудности. Только люди чуть-чуть другие.
- Похоже на то. Мне с ним очень хорошо. Ни с кем еще так не было. И я говорю не о…ну ты понимаешь…Хотя там, конечно, все тоже отлично. Так вот, я – об отношениях. Он потрясающий. Внимательный, добрый нежный и самый лучший. Мне кажется, в нем вообще нет эгоизма. Обо мне еще никто так не заботился.
Этот мальчишка абсолютно не испорчен! Я даже не думала, что так бывает! Мои ровесники, даже еще когда я училась в школе, были совершенно другими. Им хотелось только быстрее залезть девчонке под юбку и дело с концом. А что уж будет потом – дело десятое. А Антон…Я всегда знала, что он неплохой парень, но никогда не думала, что все настолько…
Вдруг Маша посмотрела на подругу и спросила:
- Я дурочка, да?
- Нет, ты просто влюблена, - обнимая ее за плечи, утешила Злата. – Это из-за тебя он тогда завел тот разговор на уроке?
- Да. Знал, паршивец, что я буду на открытом уроке и хотел доказать, что все не так уж и страшно. Я же постоянно пыталась порвать эти отношения, а он не хотел этого. Говорил, что все это – неважно. Главное, чтобы нам было хорошо друг с другом, - Маша была расстроена сложившейся ситуацией, но ее глаза блестели от счастья, когда она начинала говорить об Антоне.
- По-моему, он предельно ясно дал понять, что действительно не видит причин для разрыва. Если, конечно, это не что-то личное…- Злата старалась быть осторожной в своих словах. С ее стороны было бы лицемерно советовать что-то конкретное, если она и сама все еще находится на распутье.
Маша подняла глаза вверх и ладонью стерла со щек слезы и ручейки от потекшей туши.
- Я не знаю. Для меня все это – очень сложно. Когда я была младше, то четко знала – между школьником и учителем ничего быть не может. И баста! Но теперь…
- О времена, о нравы? – понимающе хмыкнула Злата.
- Похоже на то. Пойми – он лучшее, что было в моей жизни, но что потом? Заживо похоронить себя из-за невозможности сходить даже в кино? Или еще лучше – как объяснить всем, что такие отношения у меня только с одним из учеников? По школе пойдут слухи…
Злата положила руку на плече подруги и спокойно, подбирая каждое слово, произнесла:
- Думаю, что каждый, кто оказался бы на твоем месте должен понимать, что выбор всего один.
- Какой же?
- Карьера и спокойствие или же личное счастье.
Маша отрешенно посмотрела в окно. С минуту она сидела неподвижно, а затем улыбнулась, видимо решив для себя что-то, и повернулась к Злате:
- Спасибо. Я все это, конечно, понимала. Но ты же знаешь - иногда надо, чтобы кто-то просто озвучил твои мысли, и тогда они станут яснее.
Девушка порывисто обняла Злату, и та слегка опешила от неожиданности.
- Машка, помни – за твою жизнь отвечаешь только ты. И никого не стоит слушать. Если тебя устраивает один из вариантов – не бойся поступить так.
- Спасибо, Златка. Мне стало значительно легче, - призналась девушка. Затем, смущенно закусив губу, она попросила подругу: - Да, и еще… Мне бы не хотелось, чтобы об этом еще кто-то узнал.
- Ты сейчас серьезно? – с сомнением посмотрела на подругу Злата. – Могла бы и не говорить.
Их разговор был прерван настойчивым стуком в двери. Машка вздрогнула, а Злата неспешно подошла и открыла их, давая подруге время привести себя в порядок.
- Мария Федоровна, ну вас уже все обыскались! – Развел руками Павел Дмитриевич. - Ой, что-то случилось? – заметив покрасневшие глаза сотрудницы, взволнованно спросил он.
- Да, случилось, - улыбнулась Злата, отвлекая внимание завуча на себя. – У нас с вами очень чувствительная коллега. Расстроилась из-за того, что ее класс выпускается.
- Неужели? Мария Федоровна, полно вам! Не первый раз же! Хотя да, у вас это же как раз первый выпуск?
- Да.
- Ну, ничего. Попомните мое слово – вы с ними еще увидитесь, и не один раз. Обычно школьники не забывают своих классных руководителей и часто приглашают их на последующие встречи выпускников. Так что не волнуйтесь. А теперь – возьмите себя в руки и спускайтесь. Автобус уже приехал, - мужчина одобрительно улыбнулся Маше и последовал к дверям.
Злата в последний момент вспомнила, что и сама недавно искала завуча, а потому быстро выскочила за ним. Вкратце рассказав о своей проблеме, она буквально вымолила у Павла Дмитриевича преждевременный отпуск, да еще и без четких временных рамок.
- Ну, смотрите, Злата Игоревна, на вашей совести, - подписывая заявление, серьезно посмотрел на нее мужчина. – Чтобы за две недели до конца каникул вы были здесь. Все понятно?
- Да, конечно! – дежурно улыбнулась девушка и вышла из кабинета завуча. Она украдкой посмотрела на школьников, которые садились в автобус, и с какой-то особой грустью снова взглянула на Тимура. Парень явно искал ее глазами, но Злата вовремя отпрянула от окна. После всего увиденного в кабинете Маши, она поняла, что решение должна принять сама. Чтобы не было даже малейшего повода корить кого-то за свой выбор. А в этом, увы, Тим будет только мешать.
Дождавшись, пока автобус скроется за поворотом, Злата направилась домой. Побросав вещи в сумку, она вызвала такси и поехала на вокзал. Билет нашелся сразу – в один конец. Неизвестно сколько времени понадобится бабушке для восстановления, а ей – для принятия решения.
 



Елена Блашкун

Отредактировано: 06.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться