Тебя любить нельзя

Глава 23

Месяц потребовался Злате на то, чтобы заставить штабных офицеров зашевелится. Благо, бывший одноклассник Андрей и его отец занимали не последние должности и согласились помочь ей. Хотя, чего уж таить – и с такой «крышей» проблем хватало.
На следующий день после приезда, Злата упросила Диму познакомить ее с родителями Тима. Тот странно посмотрел на нее, но согласился. Вероника Сергеевна и Константин Викторович удивились приходу бывшей учительницы их сына, но очень искренне поблагодарили – любая помощь теперь была на вес золота. Особенно после того, как они узнали, куда поехали парни.
Девушке было неловко вот так общаться с родителями Тимура. Она то и дело ждала от них того самого вопроса «а что ей, собственно, до их сына?». Но для мужчины и женщины это было не важно – главное, что кто-то предложил помочь. Они не одиноки в своем горе.
Основная проблема выяснилась спустя всего несколько дней – полиция собрала всю известную информацию, однако дальше расследование не двигалось. Они негласно давали понять, что на той территории судьба двух мальчишек предрешена.
Мама Тима пила успокоительное, а его отец ругался с «органами». Неужели ничего нельзя было поделать? Может, и можно было бы потратить время, дать взятку и всячески «поспособствовать» расследованию, но Злата пошла другим путем.
Как оказалось, у Маши были знакомые в приемной комиссии университета, куда Тимур подавал документы. Так что она, естественно, согласилась помочь с поисками бывшего подопечного. Благодаря этому удалось в кратчайшие сроки получить отсканированные документы обоих парней. Естественно, там был указан и адрес прописки Сергея, что существенно сузило круг поисков.
Дальше началось самое тяжелое – разговор с «нужными» людьми.
Довольно быстро выяснилось нечто очень неприятное, что заставило всех родных Тимура одновременно вздрогнуть и вздохнуть с облегчением. Примерно в то же время, когда исчезли парни, на окраине города, куда они отправились, был обнаружен труп неизвестного молодого мужчины. Причина смерти – подорвался на мине. Как удалось выяснить позже – это и был Сергей, с которым уехал Тимур. Но ни на окраине города, ни в нем самом, не был обнаружен второй труп. Значит, надежда все еще жила.
После этого известия Злата порывалась сама поехать в опасную зону и расспросить каждого, кто мог хоть что-то рассказать о Тиме. Но Андрей запретил ей это. Сначала пытался уговорить, объясняя, как это опасно, и что девушке там вообще нечего делать. После же просто накричал и прибегнул к шантажу:
- Злата, ты как была романтичной дурой, так ею и осталась! Если тебя там пристрелят, ты думаешь, нам легче будет твоего пацана искать?! Короче так – или ты остаешься тут и работаешь «на месте», или я умываю руки.
Девушке пришлось смириться, хотя она и в городе нашла, чем заняться. Для начала договорилась с директором о новых условиях работы. Большую часть времени Злата все еще проводила в школе, но иногда надо было сорваться и бежать на встречу с Андреем или еще кем-то из его коллег. Естественно, это негативно сказывалось на учебном процессе, но начальство, вроде бы, относилось с пониманием. Как-никак в школе все еще хорошо помнили бывшего ученика Фалеева.
Андрей вернулся с хорошими новостями. Судя по всему, парня забрал один из отрядов. Зачем и почему – неизвестно, но мертвого бы они явно не трогали. Трупы им ни к чему.
После этих слов бывшего одноклассника, Злата расплакалась. Это уже была хорошая новость. В голове же гулом раздавалась всего одна фраза:
«Он жив!»
Отец Андрея также не остался в стороне. Через каких-то своих коллег ему удалось узнать о новом странном пленнике. Парень, совсем молодой, да еще и с серьезным ранением. Когда начали выяснять, оказалось, что он попал в руки солдат как раз вблизи того города, где пропал Тимур. Но вот незадача – его так и не смогли идентифицировать, потому что ни в одном из списков солдат он не числился.
Глаза девушки заблестели от возбуждения при этой новости, и Андрей не стал ее томить. В тот же вечер они направили фотографию Тимура и его личное дело в штаб. Ответ пришел только через сутки.
Андрей взял факс в руки и пробежался глазами по строчкам официального ответа. По его лицу было непонятно что же написано в письме.
- Я тебя сейчас убью, - глухо пригрозила Злата, сложив руки как для молитвы.
Парень посмотрел на нее, будто бы собираясь с силами.
- Злата…
«Это не он» - подумала девушка, и сердце ее упало куда-то вниз.
- …похоже, мы нашли твоего пацана, - после театральной паузы, сообщил Андрей.
- Что?
- В штабе подтвердили, что Тим находиться у них.
- Где он? Что с ним?
- Тихо, подруга! Пока я только получил подтверждение, что это он. Больше ничего нет, - успокоил разбушевавшуюся девушку Андрей.
- Ты можешь узнать, где он и что с ним?
- Да, но это займет некоторое время.
- Не важно. Главное – узнать.
Довольно скоро мужчина с серьезным видом сообщил ей – Тимур в больнице. Состояние было тяжелым, но теперь пациент почти поправился. После полного выздоровления его переведут к остальным военнопленным, так как считают одним из солдат. По-другому быть не может.
Злате было бы смешно, если бы она не учувствовала во всем этом. Ведь, по сути, дальше ей надо было доказать, что Тим – не жираф. То есть, не солдат.
Аргумент, что Фалеев же еще совсем мальчишка никого не волновал. Как и факт того, что он имел совершенно другие планы на ближайшие пару лет. О чем, кстати, свидетельствовали документы на поступление.
Бой за эту правду был тяжелым и изнурительным. Злата почти не спала ночами, обдумывая, как лучше поступить и с кем связаться. Каким-то чудом ей удалось добиться внимания к этой странной истории, и о Тиме узнали «нужные» люди. Дальше предстояли затянутые переговоры и торги за жизни реальных людей, в числе которых на этот раз оказался Тим.
Злате несказанно повезло – у нее единственной из всех родных Тимура появилась реальная возможность увидеть его. Благодаря протекции Андрея, ей позволили сопровождать небольшую военную делегацию, которая должна была договориться об обмене пленными. Конечно, девушка бы не участвовала в переговорах, но это был шанс увидеть Тима.
И вот теперь девушка сидела в самолете и думала над превратностями судьбы. Еще в начале лета в ее голове прочно сидел запрет на отношения с учеником, который было не так уж и легко сломить. Но теперь она знала одно – гори оно все сизым пламенем!
Минута, когда она узнала об исчезновении Тима, стала без преувеличения самой ужасной в ее жизни. Тогда Злата отчетливо поняла – она готова променять карьеру, добродушные взгляды знакомых и даже собственную честную репутацию на возможность быть с Тимуром. Таких, как он больше нет.
А ведь парень верил ей. Надеялся, что она выберет его, несмотря ни на что. Говоря по правде, у Златы даже не было причин злится на него. История с Дентом стала единственной его ошибкой. Да и ошибкой ли? Доводы Тима были честными и логичными. Так надо ли искать в них подвох?
Тогда, во время их разговора на кухне, парень сказал: «Любовь не может быть неправильной. В ней нет ничего постыдного или аморального». Похоже, Злата только сейчас «доросла», что бы в полной мере оценить его слова. А это о чем-то да говорит.
Самолет взлетел, и девушка закрыла глаза:
«Еще пара часов, и я увижу Тимура» - откинувшись на спинку сидения, подумала Злата.

В последние дни явно что-то происходило. Тима перестали вызывать на постоянные «беседы» к людям в форме. Врач же с усмешкой подходил узнать о его самочувствии, больше не заикаясь о «секретной информации».
Днем же и вовсе перестали закрывать двери его палаты на ключ. В первый раз это сильно удивило парня, но он объяснил себе все, сославшись на забывчивость медсестры. Во второй же раз парень аккуратно выскользнул в коридор. Странно, но персонал не остановил его. Только одна из медсестер приветливо улыбнулась и поинтересовалась, нужна ли ему новая одежда. Тим нахмурился и неуверенно кивнул.
«Это что еще за фигня? С первой одеждой-то понятно – моя была безнадежно испорчена, но в этот раз что?» - недоверчиво подумал парень. Раньше ему выдавали только чистую одежду четко по плану – раз в неделю, иногда чаще. Но вся она была стандартной и ношеной. Мелькнула даже мысль, что это все ошибка, но нет. Уже через пару минут ему принесли абсолютно новые вещи – белье, черные спортивные штаны и серую футболку. В этот раз одежда даже была ему в пору.
Тимур поблагодарил девушку и пошел в свою палату – хотелось немедленно принять душ и переодеться в чистое. Приведя себя в порядок, парень снова вышел в коридор. В груди появилось какое-то непонятное чувство ожидания. Чего? Он не знал. Да и странно было все это.
Навстречу вышел Виктор Михайлович и широко улыбнулся парню:
- О, ты уже переоделся! Молодец.
- Виктор Михайлович, а…кхм…к чему такие изменения?
- О чем это ты? – непонимающе спросил врач.
- Ну, мне выдали другую одежду, перестали запирать комнату, да и вообще…- Тим пытался подобрать слова, но медик только рассмеялся и похлопал его по плечу:
- Скоро тебя переведут, из отделения ты все равно не сможешь выйти, ну а одежда…Должен же ты иметь опрятный вид перед встречей с волонтерами.
- Волонтерами? – нахмурился парень. Он и половины не понял из того, о чем говорил ему врач.
- Да. А тебе не сказали?
Парень покачал головой.
- Вот же девчонки! Хорошо, хоть, про одежду не забыли! Сегодня к тебе приедет кто-то из волонтеров и расскажет о твоей дальнейшей судьбе.
- Что? – Тим нервно сглотнул – он не верил своим ушам.
- Так, мне некогда с тобой говорить об этом, да и знаю я мало. Как придут – медсестры тебе сообщат.
Парень отрешенно кивнул и Виктор Михайлович убежал.
И что это может значить? Что за волонтеры? О какой его судьбе собираются говорить? Почему, в конце концов, ему никто ничего не сказал раньше?
В голове начало звенеть от роя вопросов. Тимур сел в одно из кресел в коридоре и откинулся назад. Взгляд сам собой упал на отражение в зеркале. Надо же, а он до этого и не замечал полезный аксессуар.
«Да уж, красавчик, нечего сказать» - нахмурился парень, рассмотрев раны, что раньше скрывали повязки. Даже беглого взгляда хватило для того, чтобы оценить всю «привлекательность».
Правая сторона лица была абсолютно нетронутой, в то время как левую его часть пересекали глубокие алые шрамы. Один из них начинался чуть выше брови, ближе к переносице и размашисто спускался к скуле. Каким образом ранение не задело глаз – было сложным вопросом. Под прямым углом его пересекал другой шрам, который тянулся от уголка губ почти до самого уха. Как-то мрачно Тим отметил, что теперь он по-настоящему «широко» улыбается. Снизу же на щеке расположилась совсем маленькая алая полоска. Такая же пересекала и подбородок.
Все раны были искусно зашиты хирургами госпиталя, но это не помогло. Даже косметические швы не спасли его от уродства.
«Хорошая «напоминалка» для того, чтобы всегда думать, прежде чем что-то сделать» - решил Тим и мотнул головой. И зачем только смотрел на свое отражение? И так же знал, что ничего хорошего не увидит.
Парень поднялся на ноги и быстрым шагом направился в свою палату. «Блистать» перед всеми своим фейсом не хотелось.
И что за глупости? Ведь по идее должен радоваться тому, что скоро в его жизни появится хоть какая-то определенность. А он, дурак, снова нашел повод злиться.
Медсестра зашла к нему в палату минут через двадцать.
- К вам посетитель, - смущенно улыбнулась девушка.
Тим нахмурился, совершенно забыв о визите волонтеров, о котором предупреждал Виктор Михайлович.
- Спасибо. Я так понимаю, сюда я его привести не могу?
Девушка покачала головой и жестом пригласила его выйти в коридор.
Даже короткого взгляда на светлый холл хватило, чтобы сердце пропустило удар. Тимур остановился как вкопанный, не смея отвести глаз от хрупкой женской фигурки. Ее бы он узнал даже в толпе, не то что в пустынном коридоре больницы.
Злата о чем-то оживленно беседовала с Виктором Михайловичем, нервно перебирая в руках кончик косы. Может Тиму только показалось, но девушка выглядела уставшей и осунувшейся. Невольно захотелось протереть глаза, чтобы убедиться, что это не сон и не галлюцинация.
«Стоп, а что она здесь делает?!» - вопрос привел парня в сознание, но он так и не решался подойти ближе. Присутствие девушки вызывало в нем самые противоречивые эмоции – радость, страх, обиду и немного злости.
Он не знал, сколько простоял так, пока врач вдруг не заметил его. Он махнул Тиму рукой, подзывая ближе, а сам же, судя по всему, указал Злате на парня.
- А вот и молодой человек, о котором мы говорили, Злата Игоревна, - добродушно представил их друг другу Виктор Михайлович. – Ну а я, пожалуй, побегу – у меня еще пациенты.
- Да, спасибо, - смущенно поблагодарила его девушка, не отрывая глаз от Тимура.
За какую-то долю секунды в ее взгляде промелькнули удивление, радость, ужас и…нет, только не это…Как бы Тим хотел, чтобы это было не так, но да – она жалела его.
Парень со злостью сжал кулаки, и смело, с вызовом, посмотрел на Злату.



Елена Блашкун

Отредактировано: 06.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться