Тебя любить нельзя

Глава 24

В течение последующих нескольких дней Злата исправно приходила к Тимуру по несколько раз в день. Она делилась свежими новостями, и даже выпросила у заведующего разрешение выходить с пациентом в парк при больнице. Тогда же она исхитрилась, и дала Тиму возможность поговорить с родителями.
Никогда прежде парень не думал, что от голоса мамы у него может сбиться дыхание. Он слушал родительницу и понимал, что не сможет относиться к ней с той же беспечностью, что и раньше. Что уж таить – только сейчас он в полной мере оценил, насколько дороги ему его родные. Он не виделся с ними чуть больше месяца, а, казалось, прошла целая жизнь.
- Мам, я скоро буду дома. Я обещаю тебе, - превозмогая спазм в горле, сказал Тим и нажал отбой. Наверно, в такой ситуации нестыдно было бы и расплакаться, но парень сдержался.
Отдав Злате телефон, он присел, низко опустил голову и снова натянул бандану. Хотелось одного – чтобы все это поскорее закончилось, и жизнь вошла в свое прежнее русло. Конечно, Тим понимал, что так, как раньше уже не будет, но надежда все еще таилась. Он сможет жить своей жизнью, в своей стране и со своей семьей. Теперь даже этого бы ему теперь хватило для полного счастья.
Злата подошла ближе и осторожно положила руку ему на плечо.
«Снова жалеет!» - с раздражением подумал парень и понял – дома будет так же. Что бы он ни сделал, и куда бы ни пошел – всюду будет эта глупая жалость! Все будут «понимать, что ему пришлось пережить»! Тьфу! Делают из него непонятного кого! А ведь он, по сути, попал сюда исключительно из-за собственно глупости. В отличие от многих других. В этом вопросе он не питал иллюзий.
За эти дни, что Злата проведывала его, Тим увидел, как сложно ей находится с ним рядом. Девушка тщательно обдумывала каждый свой жест, каждое слово и даже взгляд. Неимоверно бесило ее обращение – как с маленьким ребенком, ей-богу!
Мотнув головой, прогоняя раздражение, Тимур поднялся и направился к одной из беседок у старого корпуса. Злата молча следовала за ним.
- Ой, смотри! – вдруг воскликнула она. Проследив за ее взглядом, парень увидел взъерошенного щенка. Тот сидел в стороне от беседки и поджимал переднюю лапу.
Пара не сговариваясь, изменила маршрут и направилась к животному. Тим помнил этого мальца – сколько раз видел его из окна палаты. Да и гуляя в парке он несколько раз его встречали.
Щенок был уже не совсем маленьким – месяца два-три, не меньше. Красивый, с длинной шерстью насыщенного черного цвета и белым пятном на груди. Такие же «носочки» были и на лапах.
Тим присел на корточки и протянул руку к малышу. Тот с интересом вытянул свой любопытный нос и принюхался. Щенку пришлось сделать шаг вперед, но при этом он не опускал лапу. Парень нахмурился и попытался схватить малыша, чтобы осмотреть, но животное отшатнулось и слегка оскалило клыки.
- Подожди, у меня есть детский творожок, - сказала Злата и полезла в сумку. Быстро распечатав лакомство, девушка приманила к себе щенка. Унюхав запах чего-то вкусного, тот облизнулся и осторожно направился к нему. На этот раз Тим схватил животное. Все возмущение тут же пропало, как только морде подсунули творожок.
- Судя по всему, его кто-то хорошо укусил, - рассмотрев внимательно лапу, констатировал Тимур. Щенок же не забывал время от времени рычать, показывая, что ему неприятно такое обращение. – Рана немного загноилась, - нахмурился он.
- А что же теперь делать? Может, попросить перекись у медсестры и бинты? – предложила Злата.
- Да без толку все это! – послышался рядом чей-то голос. Пара разом обернулась и посмотрела на женщину лет 45. Судя по белому халату, она была работницей больницы.
- Почему это? – с вызовом спросила Злата. Она так и видела, как незнакомка читает лекцию о том, что таких щенков топить надо и все в этом духе.
Правильно уловив интонацию девушки, женщина смягчилась и объяснила:
- Этот малец сразу же стащит бинт. Уже пробовали его лечить – без толку. Тут разве что постоянный присмотр надо, а кто же время на это возьмет?
Тимур почувствовал, как после слов женщины Злата немного расслабилась. Как ежик, спрятавший свои колючки.
- Откуда он тут? – спросил парень, чтобы разрядить обстановку.
- Да кто ж его знает? Подкинули, наверно. Только странный он какой-то.
- Почему это? – поглаживая щенка по животу, поинтересовалась Злата.
- У нас тут своя маленькая стая бегает – вроде сторожевых. На людей не кидаются, и вообще казались всегда мирными. А этого вот к себе принимать не хотят. То рыкнут на него, то за ухо грызнут, а он нет-нет, да и сунется к ним еще раз. Сейчас, правда, перестал. Вместо этого, смешно сказать, с кошками стал водиться! А им-то что – играют с ним да молоком делятся.
Злата переглянулась с Тимом – похоже, они подумали об одном. Да и малыш, похоже, уже не сопротивлялся их компании.
- Что, повозиться хотите? – с пониманием спросила женщина.
- Ну да. Время-то есть, - улыбнулся Тим.
- Ладно. Пошли, девочка, я тебе дам лекарства – обработаете ему лапу.
- Спасибо, - улыбнулась Злата и поспешила за женщиной.
Тим взглянул на щенка и улыбнулся. Малыш игрался с его банданой, осторожно цепляя ее лапой и зубами. От этой, пусть животной, но все же детской непосредственности, парню стало легче. Да и в заботе о ком-то другом он вряд ли будет думать о собственных проблемах.
- Ты красавчик, да? – почесывая живот щенку, поинтересовался парень. Он всегда любил собак, но у отца была аллергия, так что заводить их категорически запрещалось. Узнав об этом еще в семь лет, Тим настолько расстроился, что даже отказался от любимого мороженного.
Злата вернулась минут через пятнадцать. Помимо необходимых медикаментов добрая женщина выдала ей и кое-что из продуктов. «Отвлечете мальца» - сказала она, укладывая в пакет недоеденные за завтраком котлеты.
- Ты лечиться будешь? – серьезно посмотрев в черные глаза щенка, поинтересовался Тим. – По-моему он не в восторге, - повернувшись к Злате, сообщил парень. – Ладно, давай я его подержу, а ты…
Тимур не успел договорить, когда девушка его прервала деликатным покашливанием.
- Эм….Тим, я хотела бы напомнить, что у тебя с лечением в разы лучше, чем у меня, - смущенно сказала девушка. Тимур поднял на нее глаза и застыл. Впервые за долгое время они снова общались вот так просто – без обиды, жалости, смущения и недомолвок. Так было еще до признания. Что же касается лечения…Разве мог он забыть то январское утро? Это стало началом новой главы в их отношениях. На душе снова стало тепло – вот же она, Злата. Девушка, которую он так любил… Тим осекся – а, может, все еще любит? Парень мотнул головой – не стоит портить такой хороший день глупыми сомнениями и вопросами.
- Хорошо, тогда ты отвлекай мелкого сорванца, - аккуратно передавая щенка, сказал Тим.
Процедура для раненого зверька была явно неприятной и болезненной, но что поделать? Почистив и обработав рану, Тим забинтовал покалеченную лапу. За это время малыш хорошенько покусал Злату и умудрился поцарапать ей ноги своими когтями. Но, несмотря на «боевые ранения», троица осталась довольна.
- И даже не думай это снимать! – пригрозив пальцем, строго сказал Тимур. Щенок же смешно наклонил голову и пытливо посмотрел на него.

В течение последующих двух дней общение Златы с Тимом постепенно налаживалось. Парень будто бы «оттаял» и больше не грубил девушке. Она же в свою очередь немного расслабилась и смогла не так трепетно относиться к нему. Взрослый мужик, в конце концов! Единственное, что ее напрягало – так это бандана на лице, которую он ни на минуту не снимал. Исключением был только разговор с мамой, да и то всего на пару минут. Девушка, конечно, понимала, что сейчас ему сложно привыкнуть к новой внешности, но хотелось доказать Тимуру, что все это, по сути, мелочи.
Почти все время они теперь проводили в парке, играя со щенком, которого гордо нарекли Бенедиктом, или по-простому - Беней. Но в тот день они долго не могли найти своего маленького любимца, куда бы ни заглядывали.
- Да где же он может быть? – покрутила головой Злата. Парк-то не очень уж и большой.
- Сейчас найдем, - успокоил ее Тим и почти сразу услышал звук собачьей потасовки и скулеж. Не сговариваясь, они рванули на звук и оторопели – взрослый пес, раза в три больше Бени, нещадно мотал того за шкирку. Малыш же скулил и старался ударить обидчика лапами по морде.
- А ну отпусти! – прежде чем Тим сообразил, что происходит, Злата уже схватила палку и рванула к животным. Она, конечно, не собиралась ею никого бить, но разве об этом кто-то знал? Пес выпустил щенка из пасти и побежал прочь.
- Ты с ума сошла?! – закричал на девушку Тим. Он очень испугался, увидев, как она бросилась к разъяренной собаке. Но Злата, кажется, его даже не слышала. Она опустилась на колени возле щенка и осторожно взяла его на руки. Малыш был сильно испуган, хотя почти не пострадал. К счастью, обидчику не удалось прокусить его тонкую шкурку, хотя ухо щенку он все-таки повредил. – Пошли, - хмуро сказал Тимур, посмотрев на девушку.
Щенок доверительно прижимался к Злате, пока парень обрабатывал ему свежую рану, и менял повязку на лапе.
- Его нельзя здесь оставлять – они же его порвут, - грустно заметила девушка, когда щенок заснул рядом с ней.
- Ничего – он скоро вырастет и сможет за себя постоять, - постарался успокоить ее Тим, хотя и сам слабо верил в то, что говорил.
- Но ведь так же нельзя! Ему нужна защита!
Ее порыв вдруг очень разозлил Тимура. И дело даже не в том внимании, которое девушка дарила щенку – малыш вполне его заслужил. Просто парень вдруг понял, что она относится к нему так же, как и к Бене – ей жаль его и не больше.
- В этом ты вся, не так ли?! – вдруг зло поинтересовался парень.
- В чем? – не поняла Злата.
- Всех пожалеть, приголубить. Спасти весь мир и не забыть стать лучшей для всех!
- Тим, что с тобой? – опешила от его злых слов Злата.
- Ты думаешь, я не знаю, не вижу, как ты украдкой смотришь на меня? Жалеешь, думая, как же мне не повезло. Да мне и даром не сдалось это дурацкое чувство! Ни от тебя, ни о кого бы то ни было! Я сам виноват во всем! Сам! Но я - взрослый и здоровый человек! И не надо каждую секунду смотреть на меня, как на ущербного! – сам не замечая того, Тимур перешел на крик. Беня проснулся и встревожено поднял голову.
- Что за глупости ты говоришь? О какой жалости? – старалась успокоить его Злата, но сама начинала закипать. Только голос психолога в голове еще не давал ей сорваться. Все-таки все эти дни ее нервы тоже были на пределе.
- Не строй из себя дурочку! Или, хочешь сказать, что я не прав?
- Нет, не прав! Мне жаль, что так получилось, но тебя мне ничуть не жаль! – люди встревожено оглядывались на выясняющую отношения пару, но те даже не замечали этого.
- Отлично! Тогда почему ты здесь? Почему наступаешь на горло собственному чувству и прикасаешься ко мне, говоришь? Я же вижу, как тебе противно это!
В глазах Златы полыхал огонь. Ну уж нет – такого она ему точно не спустит! Девушка подошла к Тиму и сорвала с его лица ненавистную бандану.
- Ты думаешь, что мне противно смотреть на тебя? Для этого ты нацепил дурацкую тряпку?! – Злата потрясла перед его лицом банданой, - Так вот ты ошибся! Мне противно только твое поведение! Считаешь, что все только и думают о том, как бы пожалеть тебя и помочь! Да ни черта подобного! Знаешь, о чем я думала все это время? Да о том, как мне повезло – я все-таки смогу сказать, как люблю тебя! Дай только время – уличу момент и скажу. Но нет – ты все заладил «Жалость-жалость». В твою тупую башку хотя бы когда-то приходила мысль, что люди могут смотреть на тебя так и волноваться за тебя не из-за жалости, а из-за любви?! Спроси кого угодно – маму, папу, Димку, в конце концов! Единственное чувство, которое они испытывают – это радость! Ну и, может, облегчение – что ты, дурья твоя голова, жив! А все это, – Злата снова неопределенно помахала банданой, - только повод привернуть к себе лишнее внимание! Но нет, зачем замечать очевидные вещи – тебе же лучше надумывать себе откровенную фигню и верить в нее! Не так ли?
- Нет, не так! Вот теперь ты снова лжешь!
- В чем же, интересно? – скрестив руки на груди, поинтересовалась Злата.
- Если ты говоришь, что я тебе так дорог, то почему тогда сбежала? Или я не заслуживаю даже обычного человеческого объяснения? А теперь я, по-твоему, должен поверить, что ты вдруг воспылала ко мне любовью, только из-за того, что появилась здесь? Прости, но это больше похоже на искупление вины или жалость.
- Дурак, какой же ты дурак, - девушка закрыла руками лица. – Я испугалась. Вот так просто и глупо! И я не сбегала от тебя – мне срочно надо было уехать к бабушке. Да, воспользовалась ситуацией, но не больше.
- Похоже, ты действительно считаешь меня дураком, раз думаешь, что я во все это поверю, - Тим стал напротив Златы, так же скрестив руки на груди, как и она.
- Думай, что хочешь, - подняла руки Злата. – Я устала тебе что-либо доказывать.
- Отлично, - кивнул Тим. – Тогда не стоит себя утруждать. Можешь идти.
- Что? – на секунду замерла девушка.
- Не смею тебя больше задерживать. Ты сказала, что приехала сюда как волонтер, и твоя миссия – сообщить мне о моей дальнейшей судьбе. Считай, что ты уже это сделала. Спасибо.
Злата закрыла глаза и глубоко вдохнула. Не к месту вспомнилось, как год назад она так же успокаивала себя во время первого урока в их классе.
- Значит так, - спокойно произнесла девушка. – Сейчас я ухожу, и увидимся мы с тобой уже в Киеве. Захочешь продолжить этот разговор – милости прошу. Но сейчас нам обоим стоит остыть, - Злата кивнула в подтверждение своих слов и ушла, даже не попрощавшись. У Тима же были довольно смешанные чувства. С одной стороны он был рад, что наконец-то разбил эту стену сплошного вранья. Но с другой…С другой он теперь сожалел, что был груб с девушкой.
- Черт! – выругался парень, и пнул ни в чем не повинный камень. Беня подошел ближе и запрыгнул, уперев передние лапы в ногу Тима. – Ну вот. Только ты меня у меня и остался, - взяв на руки щенка, сказал он.
«Какой же я дурак!» - мысленно согласился со Златой парень. Ну и зачем весь этот цирк? Для кого? Сам же провоцирует девушку на агрессию, а потом делает вид, что ни при чем.
- Фалеев, ты чего тут стоишь один? – окликнул его Виктор Михайлович. – Ты же знаешь, что одному тебе быть здесь нельзя.
- Я уже иду. Злате срочно надо было уйти, так что я сказал ей, что сам вернусь в палату.
- Ты, давай, быстрее обещание выполняй. А то достанется и тебе, и ей. На порог больше не пущу твою девчонку, - пригрозил врач.
- Чего это «мою»? – встрепенулся парень.
- Ты мне лапшу на уши не вешай – я же не слепой. О вас уже все медсестры в отделении шушукаются. Девчонка-то точно не случайно именно к тебе приехала. Ну да это не мое дело – главное, что с документами все в полном порядке, да и начальство в курсе.
Тима очень удивило, что медперсонал догадался об их со Златой знакомстве. Ему-то казалось, что они ничем не могли себя скомпрометировать. Да и чего уж врать – он только то и делал, что рычал на Злату все эти дни, а то и вовсе не замечал.
- Фалеев, я жду, - вернул его на землю Виктор Михайлович.
- Все, иду, - улыбнулся Тим.
Беня жалобно заскулил, но пойти следом за Тимом не решился – уже знал, что в корпус его не пустят. Парень в последний раз обернулся и помахал щенку.



Елена Блашкун

Отредактировано: 06.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться