Тебя ждала я...

Размер шрифта: - +

Тебя ждала я...

- Милый мой Алан, где же ты сейчас? Где порхает твой корабль, не погиб ли он в волнах, не попался ли пиратам?.. - шептала Малина, сидя на самом краю каменистого берега. Тонкая ладонь едва касалась солёной воды, поглаживая волнующееся море. Другой же она держалась за выпирающий живот, чувствуя, как настойчиво пинался их сын.

Семь лун назад молодой королевич Алан Артийский привёз из дальнего плавания невесту – чужеземку. В его родных краях народ высокий, светлокожий, она же – совсем иная, не годилась ему в жёны. Ведь Алан был настоящим красавцем: мускулистый, подтянутый, волосы, будто воздушный белоснежный шлейф по плечам струились, глаза сияли, как лазуриты. Тонкие пальцы перстнями украшены, одеяния золотой нитью вышиты. Девка же смуглая, волосы густые, тёмные, будто ночь глухая, глаза желтоватые, словно у кошки дикой, но с озорными искорками, за которые Алан в неё и влюбился. Да ещё и сирота. Сразу она королеве-матери не понравилась. Долго та сына уговаривала не жениться, а внимание своё обратить на дочь короля соседних земель – принцессу Сади. Мол, и она на него давно смотрела, да и родство благосклонно на семье бы отразилось. Но упёрся Алан, ни за что от иноземки не отказался. Хотели свадьбу сыграть, но не успели. Вдруг вызвали Алана в королевство за морем, мол, дела государственной важности и не терпят отлагательств. С тягучей тоской в сердце отпускала Малина своего возлюбленного, жарко целовала изящные губы, крепко обнимала. О том, что дитя понесла, не сказала, думала, как воротится, обрадует. Однако уж столько месяцев прошло, а от него ни словечка. Гонцов туда с вестями посылали, но они будто испарялись в волнах. Королева-мать тоже часто отлучалась, снаряжала куда-то корабли да по нескольку недель отсутствовала. Возвращалась довольная и загадочная. Отношения с ней совсем испортились: не признавала та Малину королевной, а ребёнка её – наследником.
- Принесла в подоле, а нам воспитывай! – кинула она как-то презрительно.

Сколько слёз Малина выплакала, сколько раз пожалела, что согласилась на предложение заезжего красавца. Но так хотелось верить, что и в её серой жизни наступили радостные дни, что не придётся больше танцевать на улице, зарабатывая на кусок хлеба, не придётся ночевать под открытым небом, продуваемой всеми ветрами. Малина даже поверила в то, что у неё будет свой дом и семья. Но…
- Цвет крови не перекрасишь, - говорила королева-мать. – Родилась оборванкой, такой и умрёшь. Проваливай!

От нахлынувших воспоминаний Малина невольно вздрогнула. Подняла глаза:
- Вернёшься ли ты к нам, любимый?
Как хотелось ей увидеть на горизонте знакомые флаги, услышать нежный голос, вдохнуть родной запах. Но лишь чайки кружили над водой, выискивая рыбу, и протяжно кричали.

А Алан Артийский, околдованный заморской принцессой, нежился на мягких перинах, любуясь нежными изгибами девичьего тела, светлой её кожей, россыпью золотистых волос. Иногда подолгу вглядывался в прозрачные голубые глаза своей жены и, увидев в них искорки, вдруг вспоминал о чём-то. Будто бы очень для него важном, о том, что он позабыл и оставил далеко-далеко. Но тут же жаркие губы Сади вновь погружали в мир грёз, где не было места воспоминаниям.



Риша Мичурина

#15588 в Разное

В тексте есть: море, любовь, разлука

Отредактировано: 27.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться