Технопорно два рассказа

Размер шрифта: - +

Backing foat

 

ТЕХНОПОРНО 4

 

Backing foat.

 

Как только солнце коснется верхушки того дерева я покину вас соседи, это время отлива. Но сначала я расскажу вам почему я ухожу.

5 лет назад на верфи в Канаде мы увидели друг друга, да да не удивляйтесь, на Карибы я пришла своим ходом, двадцати футовая малышка «Энсенада» . О это было что то. Но, как выяснилось, с моим моряком не страшно вообще ничего.

Мне положено два человека экипажа, но никогда чужая нога не ступала на борт, без моего на то позволения. Только я и мой моряк.

Ах как мы чудили… сколько рассветов и закатов встретили мы на безлюдных островках. Однажды мы попали в настоящий ураган, над нами кружили спасатели, но моряк грязно ругался по рации и кричал, что или спасет меня или мы пойдем ко дну вместе. И мы всетаки дошли, тогда я впервые поняла что многое могу и сама. А сейчас вообще, почти всё могу. Заходя в гавань, с креном и полные воды мы смеялись от счастья. У меня тогда остался один только штормовой трисель.

Ты самая грёбаная лодка на свете Энни, сказал тогда моряк и я люблю тебя.

Мы долго стояли в на берегу, в ремонте и моряк буквально вылизывал каждый сантиметр обшивки, стучал по корме ладонью и заливисто смеялся – шлепок по заднице, Энни.

Кстати с тех пор я как награду ношу гордое имя Backing foat Anny.

Счастье длилось еще 3 года. Но однажды, Моряк пришел совершенно пьяным, молчал и просто пил, свесив ноги за борт. Поже я узнала, что он развёлся со своей стервой. Только теперь по суду, я принадлежу именно ей.

Я была не нужна этой бабе, просто стерва хотела сделать больно моему моряку. Катер с 16 го причала , говорил мне что моряк всё ей отдал и просил вернуть только лодку.

И начались наши ночные встречи. Раз в две недели по мосту тарахтел его древний мотоцикл, останавливался возле будки охраны и моряк вплавь добирался сюда. Я тихо покачивалась а он отдыхал измученной душой.

Однажды он вернулся срвершенно сияющий и объявил, что у него снова есть деньги и он отсудит меня обратно или просто выкупит. Если дать много, стерва не устоит, она жадная.

Но надежда прожила не долго. Через три дня моряк банально попал в аварию и слетел с нашего мота, можно сказать на моих глазах. Он очень спешил ко мне с новой краской.

Тело не нашли. Еще бы, там сильнейшее течение. Но я точно знаю где он. Возле Пеликаньего острова, в ращелине, на глубине 183х футов. Мы то с моряком каждый поток в каждое время суток знаем в этих местах.

И вот позавчера случился и на моем причале праздник. Стерва приперлась с мужиком. Этот полудурок, не “ходил” а “плавал” как гавно и корчил из себя морского волка. Не стоило ему заявлять, что я теперь его.

В 9и милях от берега я просто дала правый крен, под самый обычный фор-дак, в 55 градусов. Они не ожидали такого. Ребятки посыпались за борт как куклы.

Я дала широкий круг и просто размазала обоих о форштевень.

Все мои дела теперь закончены, с отливом я ухожу к Пеликаньему острову. Я иду на дно к моему моряку.

Прощайте.

Никто из людей так и не понял что произошло в Маскито бей. Почему вдруг завыли все сирены и загудели клаксоны, даже на двух буксирах.

И кто на музейном фрегате поднял вымпел “счастливого плаванья”.

 

Н. Карибский



Николай Карибский

Отредактировано: 06.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться