Теллурис

Размер шрифта: - +

17 глава

Почувствовав к лицу осторожные прикосновения, Даня невольно вздрогнул и открыл глаза. Вокруг летали яркие хлопья, тонущие в белом тумане. Парень прекрасно понимал, что уже не спит, но мир не хотел представать перед его взором. В затылке начала появляться знакомая боль, вызывающая приступ ярости.

- Даня? – испуганный голос Тел звучал издалека. Данилу почудилось, что она провела рукой над его глазами. – Даня?

- Ты его и правда угробишь, - раздался над ухом ворчливый сонный голос. – Отойди.

На глаза парню легли теплые мохнатые лапы, с нежными кожаными подушечками.

- Посторонние ощущения присутствуют? - ощупывая голову, со знанием дела поинтересовался Тимоха.

- Звук странный, - прислушиваясь к себе, признался парень.

- А, это, - кот немного выпустил когти, впиваясь в кожу возле глаз. – Это Тел ноет. Уже гроб хотели заказывать, какой цвет любишь?

- Красный.

- Пошло и банально, - фыркнул лекарь, разбрызгивая слюни вокруг себя.

И попытался помочь Дане сесть.

- Ну что, сколько пальцев показываю?

С трудом разлепив глаза, Данил, наконец, смог хоть что-то увидеть. Перед глазами маячила непонятный черный веник.

- Это хвост, - отмахнулся от надоедливой части кота парень, практически хлеставшей его по лицу.

- Верно, - довольно кивнул лекарь, пряча когти в глубины мягких подушечек. – А ты боялась, жив, здоров и адекватен.

На его слова ведьма только сверкнула глазами. Не обращая внимания на их перепалку, Даня осмотрелся по сторонам. Он снова в знакомой берлоге кота ученого. Теперь понятно, зачем столько подушек, чтобы закидывать непутевых царевичей прямо на пол, а не подыскивать приличное спальное место.

Сильнее завернувшись в плед, ведьма подобрала полы и залезла на стул, возле барной стойки. Подрагивающей рукой налила стакан молока и потянулась за пузырьком с валерьянкой.

- Иш, чего удумала, - ударил ее по руке подоспевший Тимоха, бережно пряча бутылек в закрома под столом. – Мала еще.

Смерив его неодобрительным взглядом, Теллурис подхватила наполненный стакан и подсела к приходящему в себя другу.

- Пей, - протянула она стакан.

Под взглядом встревоженных зеленых глаз, Даня повиновался. Тем временем девушка укрыла его частью пледа и опустила голову на плечо, выжидающе взглянув на Тимоху. Парень осторожно обнял ее свободной рукой. От присутствия Тел становилось спокойней. Данил сделал первый глоток. Тепло заструилось по телу, согревая холодные конечности.

- Совсем ледяной, - тихо вздохнула ведьма, поглаживая его ладонь.

Кот нервно передернул шерстью на позвоночнике, наблюдая за такими нежностями. Тихо выругался своим мыслям, залпом осушая, отнятый в честной борьбе бутылек и одним прыжком преодолел комнату. Взбив облюбованную подушку, ученый с блаженством опустился в ее объятия.

- Ну, рассказывай, - сладко зевая, разрешил кот.

- Дане надо домой.

- Да что ты!? – наиграно удивился Тимофей. – Наигралась, душечка?

- Тимоха, - девушка мученически закатила глаза.

- Нет уж, послушай, дорогая моя. Хуже сирены, чес слово. Я устал разгребать руины твоей жизни. Хватит! – нервно облизывая лапу и приглаживая шерсть на морде, возмутился зверь. - Я морально выжат и поглажен против шерсти. О мои девять жизней, это что, седой волос?! – взвыл кот, поднося длинный выпавший ус ближе к глазам.

Ведьма только вздохнула. Скрипнув зубами, Тимофей Васильевич нацепил на нос очки и взглянул на гостей поверх стекол, сужая зрачки до предела. Хвост ходил из стороны в сторону, то и дело, зарываясь в разбросанные подушки.

- Ты, - строгий взгляд ученого устремился на Данила.

От неожиданности поперхнувшись молоком, парень дернулся, выплескивая часть напитка на белое пузо кота.

- Мда, - только и смог протянуть Тимоха, осматривая свисающую сосульками мокрую шерсть. – Думаю, Алексею нужна реанимация.

Гости удивленно уставились на хозяина берлоги.

- Тебе настолько одиноко, что ты дал имя своему наетому пузику? – усмехнулась ведьма. – Или он настолько большой, что скоро станет отдельной личностью?

- Кто бы говорил, ваша семейка вообще с курьими лапами беседу ведет, - огрызнулся кот елозя лапой по животу. – Нашел! – радостно возвестил ученый, извлекая на свет блоху.

Закинув ее на лапу-ладонь и поправив очки, Тимофей уставился на черную точку, не подающую признаков жизни. Тыкнув блоху пару раз когтем, кот вскочил на ноги.

- Лесик, держись! – зло сверкнув глазами на последок, Тимофей Васильевич бросился в соседнюю комнату откачивать друга.

- И кто бы мог подумать, - вздохнула ведьма, провожая его взглядом. – Разъезженность на лицо. Мы его теряем.

- Отставить панику. Он дышит! – высунулась довольная кошачья морда из-за двери с зеркалом на лбу, как у лора.



Алена Кис

Отредактировано: 29.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться