Теллурис

Размер шрифта: - +

21 глава

Удар, еще удар. Голова безвольно болтается в воздухе и в очередной раз больно впечатывается в спинку дивана. Тихо выругавшись, Даня открыл глаза. Свет слепил, не давая возможности оценить обстановку.

- Данечка, проснись! – детский голос ворвался в сознание.

После чего на щеку обрушился удар холодной ладошки.

- Данечка, Даня! – продолжала звать сестра, хлопая его по щекам.

Судорожно вздохнув, парень поморщился. Легкие пронзила боль, будто не дышал долгое время. Сердце гулко билось о грудную клетку, даря непривычное ощущение. Тряхнув головой, прогоняя последние остатки сна, Данил, наконец, смог осмотреться. Знакомая комната в родном доме. Привычный бардак. Рядом сестра в розовой пижаме с кроликом и заплаканными глазами.

- Что случилось? – прохрипел парень, окончательно приходя в себя.

- Ты не просыпался, - обиженно надула губы Карина. – Зачем так пугать? Мы же одни.

- Одни. Да.

Данил вновь осмотрелся. Все как прежде. Сколько же он спал. Притянув сестру к себе, крепко обнял девочку, целуя в макушку и вдыхая знакомый детский запах.

- Каришка, маленькая моя, - тихо выдохнул брат, ероша волосы на макушке. – Сестренка.

- Ты чего, - оттолкнув парня, непонимающе уставилась на него сестра.

- Просто люблю тебя, - пожал плечами Даня. – Зачем пришла?

Карина кивнула на принесенный ноутбук.

- Насмотрелась, - буркнула Карина и тише добавила. – Твоих фильмов. И стало страшно. А тут ты еще, со своими розыгрышами.

Данил хмыкнул. Любимая маленькая вредина. Упрямая и своенравная. Хорошо, что пока он может защитить ее и прогнать всех монстров, скрывающихся под кроватью. Бросив взгляд на часы, Даня охнул, давно за двенадцать.

- И что ты не спишь?

- Говорю же, страшно, - растягивая слова, повторила сестра.

- Ясно, - улыбнулся брат, снова целуя ее в макушку. – Идем, сказку буду рассказывать.

***

В замочной скважине раздалось шуршание ключа. Два поворота, щелчок и дверь открылась. Подоткнув одеяло спящей сестре, Даня осторожно прикрыл за собой дверь и тихо прошел в коридор. Прислонившись к стене, парень с улыбкой наблюдал, как бабушка снимает каблуки, закидывает шляпу на полку и привычным жестом поправляет прическу, мимоходом взглянув в зеркало.

- Даник, - расплылась в улыбке Анна Федоровна, заметив внука. – Чего не спишь?

- Тебя жду, - подходя ближе и обнимая женщину, признался внук.

- Ой ли? - хитро сощурив глаза, усмехнулась бабушка. – А в одежде чего?

- Я пройдусь, бабуль. Голову проветрить надо.

- Ну иди, иди. Чего еще делать, в три ночи-то, - кивнула женщина, наблюдая как Данил умело шнурует кроссовки.

- Рассвет скоро.

- Торт на обратном пути захвати.

- Торт, - кивнул парень. – Я помню, родители приезжают.

Сбежав по лестнице, Даня вышел из подъезда. Его встретила предрассветная тишина. Сунув руки в карман толстовки и накинув капюшон, быстрым шагом парень пошел прочь от дома. Обернувшись напоследок, Данил увидел силуэт бабушки у окна. По телу растеклось приятное тепло, ему есть куда возвращаться.

Правду говорят, перед рассветом ночи темнее. Скоро утро вступит в свои права. Застучат колесами по рельсам первые трамваи, зашуршат по асфальту автомобили, а пока нереальная тишина и одиночество. Момент, похожий на безвременье, выкраный у жизни. Неужели это был сон. Слишком реальный, яркий и долгий, но всего лишь сон. Стянув с головы капюшон, Данил закрыл глаза, прислушиваясь к себе. В мыслях тут же возник образ ведьмы. Ее зеленые омуты глаз, улыбка, тепло рук на его затылке. И как ее губы шепчут последние слова сквозь слезы, которые он не услышал. Как же хотелось ее обнять, если бы сердце не остановилось. Парень невольно потер левую сторону груди. Умереть там, чтобы проснутся здесь. Глупо и банально.

Опустившись на ближайшую скамью, Данил взъерошил волосы. В затылке опять билась пульсирующая боль, но на этот раз без приступов ярости. Сказывалась усталость и недостаток сна. Сидеть было неудобно. Даня сунул руку в задний карман джинсов и извлек маленький сверток. Пергаментная бумага пахла хвоей и свежей травой. Повертев его в пальцах, Данил решился открыть. Из свернутой в несколько раз записки на ладонь выпал кулон на цепочке. Погладив его пальцем, Данил почувствовал приятное тепло, исходящее от вещицы. Солнце, оплетенное загадочными цветами. Половинка подаренного кулона. Тьму Теллурис оставила себе. Нервно закусив губу, дрожащими руками парень развернул записку.

Аккуратным почерком без единой помарки и кляксы было выведено:

"Расскажи мне, как там у тебя,

Напиши, как вся твоя семья.

Подтверди, что год хорошо прошёл,

Ты скажи, что удачу свою нашёл.

Я прошу, ты забудь меня

И пойми, у тебя другая семья,



Алена Кис

Отредактировано: 29.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться