Тело Для Героя

Глава 2

– У меня вопрос, – сказал я, вернувшись к костру. – Я видел множество сообщений о том, что вступил в игру. А теперь я сижу с вами и никаких оповещений и заданий не получаю. Как это понимать?

– В нашем мире активность игрового режима зависит от желания правителей – ответил Юшенг. – Если наверху решат сделать перерыв – будешь отдыхать, а решат, что пора мечом махать – вступишь в бой. И продлится он ровно столько, сколько посчитают нужным.

– А если они решат играть мной прямо сейчас?

– То прямо сейчас, глядя на меня или других персонажей, ты увидишь новые указания. Но я тебе и без них скажу: слушайся меня беспрекословно, если хочешь жить.

– А у вас много других учеников? – спросил я. Мастер замялся, покраснел и поморщился. Только потом ответил:

– Нет, не много… Если честно, ты у меня единственный ученик.

– Как такое может быть? Вы только начали практиковать обучение?

– Нет, я учу давно, но ко мне мало кто идёт, – пожаловался мастер.

– А старые ученики, куда делись они? Во всех фильмах показывают, что они образуют что-то вроде семьи и остаются верны учителю до самой смерти.

– Ну, зачем же до смерти… Так только фанатики поступают. Мои подопечные спокойно разошлись по другим сенсеям… – ответил Юшенг.

– То есть вы тот, от которого разбежались все ученики? – задал я прямой вопрос. – А теперь вы решили, чтобы не мается без дела, отбить меня от монстра и заманить к себе?. Но что, если я окажусь неблагодарным и не захочу у вас учиться даже после этого?

– Не стоит хамить тому, кто только что спас твою жизнь. А ещё от меня вовсе не разбегаются… – мастер явно обиделся, – Просто коварные мастера Ко и Ка оказались хитрее. Они опаивают всех гостей чаем, куда подмешивают эликсир привлекательности. После одурманивания, все беспрекословно подписывают кабальный договор на обучение. По этому документу даже душа стажёров становится собственностью учителя.

Я лишь качал головой, слушая про здешние нравы. Похоже, Пашке очень подфартило, что он ушёл в душ до открытия портала в этот гадюшник. Я разглядывал мастера и молился про себя: «Господи, сделай так, чтобы, когда я проснулся, оказался в нашем сумасшедшем мире, а не в стране сумасшедших учеников, сенсеев и монстров». И это не тавтология! К своим чокнутым друзьям я давно привык, а что ждать от местной палаты номер шесть – неизвестно.

Мой новоявленный учитель дал отмашку ко сну. Я старался заснуть изо всех сил, чтобы обратный перенос сработал, и как мантру повторял про себя: «Сейчас я лягу, а проснусь в своём мире и ничего этого не будет… не будет… не будет…»

Но лишь под утро я провалился в сон. Скорее, правда, его можно было назвать кошмаром, так как всё время я сражался с исполинскими чудищами под язвительные насмешки многочисленных сенсеев, обступивших место схватки.

– Он и правда, лох! – кричал один.

– Да, ещё какой! – вторил другой.

– Может, сразу его убьём и скормим нашим зверушкам, чтобы не мучился? – предлагал третий.

«Зверушки» плотоядно облизывались и подмигивали единственным глазом, так как представляли собой разные модификации Лихо Кривоходящего. Монстры злобно кричали:

– Нужно высосать всю его кровь – он её вида всё равно не переносит!

А самый дряхлый сенсей пояснил голосом Пашки:

– Терпи, ученик! В мире всё взаимосвязано. Ты же боялся замараться раньше – теперь тобой даже чудовища брезгуют.

– Так это, наверное, хорошо – целее буду, – ответил я.

– Конечно же, нет! – отрезал учитель, – В мире должен происходить круговорот элементов и каждый организм должен быть кем-то съеден. Такие, как ты – позор пищеварительных цепей!

***

 

Проснувшись, я чертыхнулся. Никакого привычного мира, родного до слёз, в котором я мечтал оказаться, не было! Зато в наличии имелся храпящий Юшенг, накануне сожравший целую жареную ляжку монстра. Учитель и во сне продолжал периодически причмокивать, словно доедал лакомый кусок.

Когда Юшенг проснулся, мы ополоснули руки и лица в ручье, а потом позавтракали.

– Это сделано из… – начал объяснять мой сенсей, но я его прервал:

– Не нужно подробностей! Уверен, что мне лучше не знать, из чего это приготовлено.

– Тогда просто ешь! – ответил Юшенг, – До города путь неблизкий.

– Ничего, я потерплю… – ответил я в тайной надежде, что смогу там найти что-то из традиционной кухни. Поэтому решил уточнить, – А в городе пирожки пекут, ватрушки всякие?

– Пекут, – буркнул учитель, пожал плечами и с аппетитом откусил большой кусок чего-то красно-коричневого и пахнущего чесноком. – Не понимаю, чем это хуже ватрушек?!

***

 

Лучше бы я пересилил себя и поел, так как по прибытии в город мой желудок вообще обречённо забился в самый дальний конец живота. И было отчего!

Место, где мы оказались с учителем, поражало с первого взгляда. Я – типичный домосед и не люблю путешествовать. В раннем детстве понял, что на меня плохо действует смена часового пояса и климата, не говоря уже о смене кухни. Поэтому я никогда не выезжал дальше Средней Полосы и обедать предпочитал в одном единственном кафе. Но и там я постоянно спрашивал о поваре. Если готовил Анвар, то было всё здорово. Но стоило ему заболеть или уехать к родственникам, как наставали тяжёлые времена. Тогда я переходил на питание детскими творожными сырочками и молоком.



Пётр Архипов

Отредактировано: 29.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться