Телохранитель её величества. Точка невозврата

Размер шрифта: - +

Пролог

Пролог

 

Март 2448, Венера, Альфа

 

- Эй, muchacho, ты совсем совесть потерял?

Боец встал метрах в трех сзади меня. Руки у него чесались, но надо отдать должное, свое мокрое дело он мне доделать дал. То ли брезговал, то ли по доброте? Я склонялся к последнему.

- Кать, если будет возможность, оставьте этого в живых? - произнес я полушепотом и медленно обернулся.

- Принято! – раздался в ушах голос, принадлежащий одной из «виолончелисток». Все, моя совесть чиста, большего я для парня сделать не смогу.

Искомый объект уже шел к подъезду, в сопровождении еще троих охранников, работающих по схеме «треугольник». Меня всерьез не воспринимали – задумка Катюши была выигрышной. «Да и как не быть выигрышной, когда ты в таком дурацком прикиде?» - одернул я сам себя, искоса бросив взгляд на потертую куртку отморозка из трущоб.

- Камаррадо!.. Я это!... А идите вы в жопу, буржуи чертовы! – воскликнул я, входя в роль. Естественно, тут же был грубо схвачен, а рука моя оказалась выгнута за спину под большим углом.

- Я тебе не camarrado, щенок! – сквозь зубы процедил охранник. - Вали отсюда, и чтоб тебя здесь больше не видели!

Он несильно, скорее обозначая, стукнул меня по спине и потащил прочь, к шлагбауму, к выходу на улицу. Но главное, в сторону от траектории движения сеньора Торетто к подъезду.

- Сволочи! Крысы буржуйские! – орал я, играя свою роль и пытаясь пихаться. – Ничего, настанет еще день, и мы всех вас замочим! Вырежем, повесим, гадов! Отольются вам еще слезы простого народа, капиталисты проклятые!

Боец надавил на руку сильнеё, вызвав острый приступ  боли, но я всё равно продолжал, ибо внимание своим выкриком привлек – сеньор Торетто и его охрана остановились и наблюдали за развитием событий. На губах искомого объекта играла довольная улыбка.

- Дайте только время! Мы вам всем устроим! Живете тут, в хоромах! Дворцах! Когда остальные ютятся в четырех метрах на человека! Жрете, небось, натуральное мясо, гады! С Земли привезенное! Скоты буржуйские!

В следующий момент я получил тычок гораздо более сильный, чем первый, и окрик:

- Заткнись!

В голосе бойца я не услышал злобы, он просто старательно исполнял работу. Издеваться надо мной у него намерений не было. И я еще больше пожелал ему выжить после сегодняшнего.

- Нас не заткнуть! – не унимался я и попробовал побрыкаться еще. Боец справился со мной, но всё же я получил несколько секунд для эффектной «трибуны». - Вы можете заткнуть меня, заткнуть еще кого-то, но всех не перезатыкаешь! Жополизы! Подзвездыши буржуйские! Вылизываете у своих хозяев! Вам не стыдно?!...

- Я сказал, заткнись! – В следующий удар было вложено гораздо больше эмоций. Боец потащил меня с новой силой, чуть не выломав мне руку, и я был вынужден «подчиниться».

Ситуация набирала обороты. Мы удалялись, и удалились на достаточное расстояние от объекта. Да и сам он, насладившись представлением, тут же потерял ко мне интерес, процессия вновь двинулась к подъезду. Тем временем мы сами поравнялись с тяжелым планетарным броневиком, припаркованным прямо здесь, во дворе, и я начал действовать.

Рывок. Еще рывок. Удар. И вот я освобожден из немыслимой для моего конвоира, оставившего за плечами всего лишь армейский контракт, позиции. Сам же он принялся медленно оседать на землю без сознания. Есть, у меня получилось – парень выживет.

Следующие три секунды я не делал ничего, ибо так было нужно. Нужно согласно МОЕМУ замыслу, ведь сейчас именно я был «рулевой»: это была моя и только моя операция. Я встал во фронтальную стойку, опустил руки и… Показал в сторону Торетто и его охраны до ужаса неприличный жест.

- Выкусите, ублюдки! Хрен вам!

Естественно, тот, кто пытается совершить покушение, так себя не ведет. Так могут действовать только полудурки с улиц, отстаивающие какие-то мифические идеалы. Социалисты, например, националисты, разные иные «исты». Однако, я вырубил одного из них, а это серьезно. То есть, я – невооруженный придурок, решивший в порыве бзика нагадить в доме, в котором проживают люди, имеющие восьми - девятизначный доход, и придурок опасный.

Краем глаза увидел, как со стороны стоянки к нам вышло еще два охранника дона Торетто, из едущей сзади машины - подкрепление. С другой стороны, из подъезда, показался тот, что юркнул туда перед тем, как я нагло начал «метить» входную створку, напарник вырубленного мной. Итого шесть, но все в ужасных, просто фатальных для себя позициях.

Двое из «треугольника» почти одновременно сделали шаг вперед и направились ко мне, на ходу отстегивая дубинки. Оставшийся, придержавший рукой плечо своего дона, положил руку на кобуру, как и трое других присутствующих во дворе охранников.

- Что, выкусили? Выкусите-выкусите, ублюдки! – доигрывал я роль. - Продажные шкуры! Всю задницу своему боссу облизали?

Эти слова предназначались конкретно двум бойцам, идущим ко мне, но вот вступать со мной в дискуссию они не собирались - намерения у них были крайне серьезные. Но ребята обречены, ибо уже совершили самую страшную ошибку для телохранителя - недооценили угрозу.



Сергей Кусков

Отредактировано: 20.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: