Теломерон. Таблетки от бессмертия

Размер шрифта: - +

Глава 17

Никаких полетов — за это Никита был спокоен. В качестве катафалков всегда использовались гирокары[1]. Летать, да еще и в гробу, ему совсем не улыбалось. Вот только куда Рамиль отвезет их? Его не было несколько часов. Возможно он успел что-то предпринять для их спасения. Хотя с чего бы ему помогать?

Как же сильно Никита ошибался в Рамиле, а, если подумать, и во всех, с кем приходилось тесно общаться. Неужели он был настолько слеп? Видел только то, что хотел видеть… Вот и сейчас рядом лежит женщина, которая, казалось, рискуя жизнью, спасает его, на самом же деле он ничего о ней не знает: ни кто она, ни что ей движет, ни какие цели она преследует. По позвоночнику прокатилась жаркая волна. Он попытался немного отстраниться, но в гробу было слишком тесно и деваться некуда. У Лу опять поднялась температура. Ее руки все еще цепко обнимали его, пылающая щека уткнулась в давно небритую шею. Лу шумно дышала и часто вздрагивала, но выбраться из гроба уже не пыталась. Рамиль настоял, чтобы они оставались внутри. Никита не стал возражать, понимая, какому риску тот подвергает себя.

Слышимость снаружи изменилась. Скоро катафалк остановился. Механически прожужжала, открываясь, дверца, а через несколько секунд Ник почувствовал, как их несет вверх. Вероятно, катафалк поднимался на грузовом лифте. У Никиты мелькнула догадка, и отросшие на голове волосы зашевелились: «Только не это… Лу сойдет с ума…».

Лифт остановился. Гирокар тронулся, но проехав совсем немного притормозил.

— Эй, — позвал Рамиль.

Никита подал голос.

— Мы в башне Северо-Западного City.

— Рамиль, ты этого не сделаешь, — сказал Ник, стараясь говорить спокойно.

— Только до нощи. Я достал абезбаливающи. Аставлю вам воду. Здесь никто не будет искать. Аставайтись внутри, инащи пападете в камиры наблюдения.

— Где мы? — настороженно спросила Лу.

— Я вернусь нощю. Я тут падрабатываю, смена у мина будет. Здесь тиха, не сытрашна.

— Где мы! — заорала Лу и опять начала брыкаться, но ту же застонала.

— Заткнись! — прорычал Ник. — Или я тебя придушу сейчас!

— Что вы задумали? — не унималась она.

— Там вентиляция, климу падклющу, нармална будет — добавил Рамиль. — Я вернусь.

— Хорошо, — отозвался Никита, сам не веря, что соглашается.

— Ник, пожалуйста, пожалуйста, скажи, что происходит, — с рыданиями в голосе умоляла Лу.

— Молчи, — угрюмо отозвался тот и крепко сжал ее руки, чтобы не вздумала поднять крышку.

 Послышался тихий металлический скрип. Гроб качнуло, в днище заскрежетало. Его подняли на подвижную платформу, которая, проскользив несколько метров, остановилась. Потом опять скрежет, но уже глухой.

— Мы в общей или индивидуальной?.. — крикнул Никита.

— Общая, — голос Рамиля звучал, как из трубы. — Инаще заметят.

Ник судорожно сглотнул и тихо выругался.

— Как закрою, протяни руку, вазми пакет, — крикнул опять Рамиль. — Там фонарик. Я вернусь к нощи.

Глухо скрипнуло, и раздался щелчок замка.

Ник чуть приподнял крышку, но внутрь не проскользнуло и толики света. Он быстро пошарил рядом с гробом. Рука наткнулась на что-то шуршащее. Он схватил пакет и утащил внутрь. В пакете нашелся фонарик. Луч полоснул по глазам, и Лу зажмурилась.

— Где мы? — спросила она через секунду.

— Тебе лучше не знать.

Она принялась бить его кулаками в грудь, истерично выкрикивая: «Где мы?! Где мы?! Где мы?!»

— Погребальная башня Северо-Западного City! — выкрикнул Никита.

Лицо Лу вытянулось, глаза, казалось, сейчас выскочат из орбит. Она выхватила фонарик и попыталась откинуть крышку, но та приподнялась лишь немного, с грохотом упершись в низкий потолок. Лу просунула фонарик в щель, но все, что смогла разглядеть в луче дрожащего света — голубую полировку ящика в полуметре от себя.

Началось страшное. Лу металась в тесном пространстве, как рыба в сачке, молотила руками и ногами, царапала бархатную обшивку и орала до хрипоты. Несколько раз Ник пытался унять ее, но в Лу вселилось бешенство — неуправляемая сила, какой в этом хрупком теле сложно было предположить. Ему ничего не оставалось, как только вжаться в боковую стенку и прикрыться руками, стараясь не попасть под лавину ее ударов. Но скоро рана и общее истощение дали о себе знать, Лу откинулась на подушку и заплакала. В глазах ее стоял такой ужас, что и сам Никита готов был разбить гроб в щепки, лишь бы вытащить ее и себя наружу.

— Мы умрем? — спросила она обреченно.

— Тебе лучше знать, — ответил Никита, но увидев реакцию Лу, сразу пожалел о своей грубости. Все что угодно, только не продолжение истерики. Он и сам едва сдерживался, чтобы не последовать ее примеру. — Нет, все будет в порядке, — затараторил он. — Рамиль вернется. Он хороший парень. Я его давно знаю. Конечно, вернется.



Елена Гусарева

Отредактировано: 24.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться