Теломерон. Таблетки от бессмертия

Размер шрифта: - +

Глава 19

Как устроены дела в погребальной башне Северо-Западного City Никита знал прекрасно. Именно сюда они свозили покойников. Те либо занимали свое место в одном из склепов на многочисленных этажах, либо сразу отправлялись в печь крематория. Все зависело от того, насколько состоятельными были родственники умерших, и как часто они намеревались «заходить в гости», чтобы проведать своих почивших близких. Кто-то оплачивал место в башне на год, а кто-то на десять лет вперед, кто-то устраивал общий склеп, а кто-то предпочитал индивидуальный. По сути же разница была небольшой. Склепы располагались ячейками, которые соединялись в одну большую систему, напоминающую изнутри термитник. Когда срок аренды заканчивался, гроб с телом автоматически перемещался в специальный отсек грузового лифта и поднимался наверх, где круглосуточно работали печи. И днем, и ночью столб едкого черного дыма поднимался в небо, смешиваясь с облаками, отчего башни казались еще выше.

Ник догадался, что Рамиль поместил гроб с ним и Лу в отстойник к отбросам, которые приготовили для ликвидации. Видно, передумал помогать, струсил и таким образом решил избавился от проблем. Ник не винил Рамиля, но ему было жаль, что так нелепо, на полуслове, все обрывается. И если бы ему подарили еще один день...

Лифт остановился. Сейчас гробы по очереди будут помещать в печи, которых, если Никита не ошибался, ровно пять по количеству мест в общем склепе. Через пару-тройку минут дно камеры опустится и все кончится, но не сразу, а только через несколько бесконечных минут пыток огнем...

Удивительно, но Лу лежала тихо.

«Наверное, и она готовится. Все-таки сколько в ней мужества», — подумал Ник. Он решил убить ее, как только почувствует запах гари. Уж лучше он своими руками задавит это ничтожество, чем она будет истязать его криками еще сильнее, чем может истязать огонь.

Снаружи что-то механически щелкало, доносились звуки движения. В днище гроба заскребло. Как ни уговаривал себя Ник, сердце бýхало в барабанные перепонки с такой силой, что он едва различал звуки вокруг.

«Хорошо, что темно, — промелькнуло у него в голове. — Нет ничего омерзительнее, чем потерять достоинство в последние минуты жизни».

Снаружи автопогрузчик зафиксировался в специальных пазах сверху и снизу гроба. Ник почувствовал, как дрожащие пальцы нащупали и сжали его ладонь.

— Прости, — пролепетала Лу.

Гроб качнуло и понесло.

— И ты, — отозвался он.

Ник быстро развернулся к Лу, навалился на нее и предплечьем свободной руки сильно надавил ей на горло. Лу засеменила ногами, слабо попыталась оттолкнуть его, но потом замерла. Он нажал еще сильнее, но вдруг услышал, как его тихо зовут по имени. Ослабил хватку. Лу закашлялась.

— Мы здесь, мы здесь! — захрипела она.

……

— Я жи гаварил, щто там камеры. Толька здесь можна, — оправдывался Рамиль.

Первым желанием Никиты, когда он как ошпаренный выскочил наружу, было придушить Рамиля. И если бы тот находился достаточно близко, так и случилось бы. Рамиль сидел в автопогрузчике, и, видя состояние Никиты, успел запереться в кабине.

— А предупредить ты не мог! — орал он, пытаясь вырвать дверцу кабины. — Сволочь! Я чуть не убил ее там из-за тебя!

— Я жи сказал, вирнусь… — в десятый раз повторил Рамиль, не зная, что еще добавить в свою защиту.

— Вылезай! — заорал Никита. Первая волна бешеной ярости схлынула, и здравый смысл начал возвращаться. Ник уперся руками о стекло, помотал головой, будто желая стряхнуть остатки страха, и уже спокойно произнес: — Выходи. Я ничего не сделаю.

— Точна? — глухо донеслось из кабины.

— Спасибо… — сказал Никита. — Просто… — он опять помотал головой. — Я совсем запутался.

Рамиль разблокировал дверь.

— Нармална, бывает, — сказал он. — Я сиводна адин дижуру. Напарник атпросился. Работы мала, всиво пять гробов на ликвидациа. Этат тоже нада сжещ. Он по дакументам щислитса.  Труп свежий был. Я его того… — Рамиль осекся.

Ник спазматически сглотнул.

— Ну вот щистый гроб был. Сам проверял… Самый большой выбрал, XXXL по каталогу!

Никита отмахнулся, не желая ничего больше слышать.

— Я эта… що хател сказат-то… — Рамиль указал в сторону открытого гроба, в котором все еще сидела Лу и истерично рыдала. — Пускай вылазит. Жещ нада, гаварю.

Никита подошел к Лу и взял ее на руки.

— Вот так… а то, понимишь, щто с вами делат... — проворчал Рамиль и опять запустил погрузчик.

Никита и Лу молча наблюдали, как Рамиль механическими руками автопогрузчика перемещает гробы на специальные платформы, как раздвигаются, словно в лифте, двери печей, и как гробы почти синхронно уплывают через дрожащие желто-оранжевым пламенем горнила, внутрь топок.



Елена Гусарева

Отредактировано: 24.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться