Темна вода в облаках Книга 2 Предрассветные боги

Размер шрифта: - +

Глава 2

 

Глава 2

Поход

 

 

– Там еще одно селище! Свеже-погорелое! – едва завидя остальных, проорал в полный голос Парвит и попридержал разогнавшуюся Искру.

Коней они вели в поводу – эта тощая речонка, видать, каменюк натаскала на свои берега со всех гор. Шли, не таясь, ибо любого двуногого Мара с Перуном чуяли на день пути вокруг. Да и откуда таким взяться, коли в поход двинули точнехонько по следам сакха, снарядивших три лета назад большой набег по горной стране. Доселе Белый народ и не подозревал, сколь та обширна, пока их небольшая ватажка не вступила на разведанный сакха путь. Они уж без малого полмесяца топали вдоль петляющей средь гор Двурушной на закат, чуток забирая на полдень, а человечьим духом и не пахло. Потому и свернули с пробитого сакха пути в сторонку. Ведь, не везде ж те шарили – на то им жизни не хватит. Наверняка, где-то подальше живут племена, не попавшие на зубок Чернобогу.

Поначалу следов других народов не встречали, но потом обнаружили одно за другим сразу три давным-давно разоренных селища. Хотели уже вернуться к Двурушной, но Мара с Перункой заколебались. А Драговит с братьями нашли свежие конские следы ватаги на пару десятков всадников. Как же по ним-то еще поглубже в лес не забраться? Вот и выгребли к этому селищу, над коим еще витал запашок гари. Народ здесь жил не шибко на отличку от Белого люда. Такие же сулицы, те же луки, что бытовали у славнов ране, до прихода в мир богов. Так же ловили неведомые соседи рыбу, били зверя и пасли овец. Среди подъеденных трупов валялись останки собак. А посередь селища стоял обуглившийся тотемный столб, уж и не разобрать, каких пращуров. Сакха пожгли почти все дома – утопленные в землю основания были завалены недогоревшими бревнами и горами золы. И почти у каждого оставили свою излюбленную забаву: колья со вздетыми на них отрубленными головами мужиков. Баб с детишками, понятное дело, утащили, а нынче, видать, поперли дальше, выискивая новую поживу. Глядишь, так и до Великой реки внове добегут.

– Близко не подходили, – доложил Парвит, встретив их на излучине. – Но живых, вроде, не видать. Северко мне Снежка своего вручил, – кивнул он на двух пьющих коней. – А сам порешил сползать, глянуть одним глазком: что да как? Глядишь, и отыщется кто живой.

– Отыщется, – подтвердила Мара, повернув невидящий взор за поворот свернувшей на полдень реки, откуда явился проведчик. – Я двоих слышу.

– Мужик с девкой малой, – согласился Перунка, глянув на Драговита.

Бог всю дорогу ехал перед ним на новом Гордеце – огромном коне, взятом из-под мертвых сакха, ибо прежний Гордец ныне неотлучно пребывал в стаде – и беспрестанно донимал друга вопросами про все-все-все. Они как-то сжились за те месяцы, что грозный бог провел в Драговите, и с тех пор особо друг дружке не мешали. Хотя Перунка так и норовил занять каждый миг отдыха вождя к своей пользе. Именно у него бог научился не высасывать сгоряча жизненную силу из человечьего тела. Это, как получилось тогда, в битве с Чернобогом на холме – едва ж не прикончил Кременко бог-новичок! А Драговит – не будь дурак – учился у него многому такому, о чем Белый народ и не подозревал. К примеру, как отметелить сразу нескольких врагов простым дрыном, или единым кратким движением сломать им шеи. Какие места в человеке самые уязвимые не то, чтобы для удара, а и для простого тычка пальцем. Как удачней провести разведку или устроить ловушку на врага, что Драговит познал с большей радостью и пользой для дела. Особо глянулся ему навык, как сподручней метать аясовы узкие ножи, найденные на сакха. Ну, и, ясное дело, самое важное: как биться мечом лучше тех, кто его создал.

Вослед Драговиту и прочие горцы старались, вот тут и выявился особый дар каждого. Северко со Званом пуще прочих наловчились кидаться ножами – каждый свободный от дел миг руку набивали. Младшие братишки Драговита оба махали мечами на загляденье. Ловко уходили от ударов супротивника самым немыслимым образом: и перекатами, и качанием тела из стороны в сторону, и нырком под чужой клинок. А здоровяк Ильм с любой палкой выходил против них, крутя ее в руках, ровно птица крыльями в полете. Против них шестерых нынче не выстояли бы и три десятка лучших охотников любого из Родов. Мара их старания одобряла, и даже сама взялась за лук, хотя ножами швыряться ей нравилось больше. Но, нынче в походе разошедшихся не на шутку ватажников окорачивала. А то иной раз, увлекшись, они всю ночевку игрались с оружием, а днем только, что с седел не валились, засыпая на ходу.

– А Вуклай мой, куда запропастился? – хмыкнул Рагвит, придерживая пьющего Ястреба за узду, чтобы шельмец не полез купаться.

Этот тоже был из добычи сакха – подлинный здоровяк. А прежний Ястребок своего друга носить уж не мог, не надрывая пупок. Нынче все мужики горцы пересели на жеребцов и кобылок с запада, оставив за ними привычные прозвища. А старых товарищей передали бабам да ребятишкам, жалея их верную, но мелкую породу.

– За Северко увязался, – удивился такому дурацкому вопросу Парвит. – Твоему волчку жрать не давай, лишь бы дозволили залезть в новую дыру наперед всех. Он прежде Северко полез селище прощупать.

– Что-то Вукира давненько не видать. Зван, и Вукадин твой куда-то запропал. Мара, и твои подружки загуляли, – задумчиво перечислил потери Драговит.



Александра Сергеева

Отредактировано: 22.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться