Темна вода в облаках Книга 2 Предрассветные боги

Размер шрифта: - +

Глава 5

 

Глава 5

Перун

 

До соляных озер средь теряющих зелень, подсушенных зноем трав дошли в тыждень. Могли б и не в девять дней, могли б вдвое быстрей, да тащились от воды к воде, и тут Сэбэ ни разу не промахнулся. Знал шекэри свои земли, будто руки собственные – великие знания держал в голове этот с виду, вроде, и неприметный мужик. А без того обоз в двадцать две повозки – каждая при двух конях – да семь десятков верховых помимо семерки горцев, да заводных пара десятков… Словом, сто да еще сорок коней прокорму с водой требовали пропасть. Насчет прокорма пока не беспокоились – выгребали прошлогодние запасы в густо рассевшихся на этих землях аилах. Сакха то голодом не грозило, ибо на подходе был и нынешний урожай зерна. А уж степь к началу осени и своего добра заготовила вдоволь для всякой живности. Однако верховые шли сторонкой от повозок, дабы всем коням досталось поровну, дабы одни не подъедали за другими скудные остаточки. Людям и вовсе забот только и перепадало, что скоренько перебить да освежевать, да закоптить подманенные Перункой стада местной дикой рогатой живности. Еще и степнячки дорогой не упускали случая набить встреченной дичинки – не страшились девки убредать подале от обоза. Вукир, Вуклай да Вукадин уходили с ними, признав охотниц за своих.

Пару раз гулены приводили на хвосте малые ватаги воинов сакха: и Перунке на пользу, и конями с воинской справой богатели. Нынче уж все мужики – даже похрамывающий Небор – шли верхом, разодетые на воинский лад с ног до головы. Сила то была – силища! Понятно, что просто числом, так не то, чтобы и очень. Но при грозном боге небесных громов и земных воинов чуяли мужики свою непобедимость, и оттого крепились духом на глазах. Да и бабы с девками не отставали – нынче уже целый десяток дочерей Белого народа восседал на конях в воинской справе, тянулся за степнячками. Вечно настороженная Айрул из народа Хун взяла под свою руку почти три десятка сложившейся девичьей конной ватаги и гоняла ту до седьмого пота. Любой случай ловила, дабы ее девки трудились над меткостью стрельбы, и тут девы славнов радовали злым упорством, не уступающим степной лихости. Перунка же за прошедший тыждень тож потрудился на славу. Все девять дней пути от ям для плавки аясовых камней укреплял тела пораненных, что своими силами еще долго бы приходили в надлежащий вид.

И все-то, вроде, шло ладно, да только Драговита вся его жизнь не сподобилась приучить к легкости мыслей. Не умел он верить в подобные затишья, а потому сторожился пуще прежнего. Нынче Перунка боле не прикрывал их невидимостью – не разбрасывал силу по-пустому на такую оравищу. Нынче все они рассчитывали лишь на удачу, что уведет с их пути слишком большие ватаги сакха. Нэкып Сэйын так и не потащился их хватать. Поначалу, вроде, взял след и пару дней нагонял, но нечаянным образом резко свернул в сторону гор с логовом Чернобога. И унесся туда, ровно с подожженным хвостом, чему Драговит тоже поначалу не шибко-то верил. Гонял обратно по следам обоза и мужиков, и особо девок Айрул, да никакого подвоха нэкыпова отыскать не мог: земля за их спиной была покойна. Даже сакха-поселяне, жившие мирными трудами, не шибко бежали от неведомой орды пришельцев, ибо зла для себя не видали. По зерну отнятому, понятно, печалились, да боле радовались, что домашнюю скотинку у них не угоняли, не резали. Перунка, наконец, сжалившись над дядькой, признался, что слыхал отголосок Мариной силы, с коей его собственная не сравнится. Видать, завернула та большую воинскую силу нэкыпа на себя, дабы дать им чистую дорогу – помогла, чем смогла, не сворачивая со своего пути.

Вот и о том сподобились, наконец-то, прознать. Теперь Перунка поведал своим о трех богах, томящихся в горе, куда их заточил Чернобог. В ту ночевку горцы удалились к отдельному костерку, дабы не кормить своими тайнами чужие уши. Лишь Айрул Перунка велел позвать за собой – заверил, дескать, верней человека горцам отныне не найти. Эта мрачная девка жизнь отдаст за любого из них без малейшей заминки. А к тому еще и тремя десятками верховодит, что добрую воинскую силу имеют – должна знать всю правду.

– А что за богов-то он полонил? – аж трясло от любопытства Парвита, коему вторили и Зван с Ильмом.

– Узнаете своим чередом, – не пожелал раскрываться до донышка бог. – Вот довезет их Мара без помех до дому, там все вам и откроется.

– Есть сомнения, что не дойдем? – подозрительно осведомился Рагвит.

– Мы точно дойдем, – ничуть не сомневался Ирбис. – Мы нынче сила. Нас уже поболе полутора сотен. А вскоре вдвое больше станет – я верю. Раньше боялись, что полон повезем хворый да ломанный. Но, у нас тут все сильны и здоровы. Мужиков втрое меньше – это да. Но, Сэбэ сказывал, будто соль копают одни мужики. Да и аясов камень копают тоже мужики. А мы за ними на полдень собирались сбегать. А может, где еще насобираем, как в последних двух аилах. Гляди, еще окажется, что баб опять меньше станет.

– Ну, мы еще твоих сродственниц по пути заберем, – напомнил Ильм. – Да и других каких непременно по аилам поразыщем. Их вон, вишь, как повсюду раскидали. Будет у нас еще добыча – утащить бы всю да пупки не надорвать.

– Наша добыча сама себя тащит, – мрачно отозвался Рагвит. – А вот с Марой-то, как быть? Ушла одна в самое логово, а мы тут прохлаждаемся…

– Вам там делать нечего, – беззаботно отмахнулся Перунка. – Вашей помощи там не требуется. Она мечом махать не собирается. Да и вам бы не дозволила – говорено уж, переговорено. Без нужды убивать на этой земле мы не станем. Воинов – тех проредим, но с толком. Возов с конями еще набрать нужно.



Александра Сергеева

Отредактировано: 22.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться