Темная леди для светлого Лорда

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 16

 

 

Месяц этот прошел… спокойно. По-другому и не скажешь. Обыденно как-то. Потонул в колючем белом снеге, привычном уже холоде и мелких каждодневных заботах. Так и вышел. День за днем растворяясь в серости будней.

Да, именно таким для меня и был январь. Серым. Скучным. Тоскливым. Ушедшим и не оставившим после себя ни одного воспоминания.

А на душе становилось все тоскливей и тоскливей. Как будто бы во мне что-то перегорело, сломалось. Вот уже и февраль мягкой поступью подобрался. Супермаркеты завалены коробками конфет в виде сердечек. В переходах и вездесущих ларьках «Союзпечати» торгуют теперь валентинками. И сердце, по идее должно петь. Как же… впервые день всех влюбленных я буду встречать не одна. Но радости от этого в моей душе почему-то нет. Глупо, а ничего поделать с собой не могу. Скорей бы весна. Может, тогда оттаю, начну краски жизни различать, радоваться?

— Нора, привет, — вывел меня из задумчивости голос Бажена.

Я аж подпрыгнула от неожиданности. Не ожидала услышать здесь его голос. Возле родного университета. В полдень. На заснеженной площадке он стоял, радостно мне улыбаясь.

— Привет.

— Лорд забрать тебя не сможет. У него дела какие-то. Я не вникал особо. Поэтому он меня попросил. Пойдем в машину.

— Пойдем. Только ты меня тогда до общаги подбрось. Ладно? Не хочу в его квартире одна сидеть. Скучно. Там чистота, порядок и полный холодильник еды. По крайней мере, вчера вечером все так и было.

Парень улыбнулся, заводя мотор. Я же накинула ремень, стянула шапку и блаженно улыбнулась. Тепло. Все-таки классно иметь друга с машиной. Особенно зимой. Не надо по холоду ходить, рискуя подхватить простуду.

Странно, но Антон оказался прав. Мы перестали ссориться. Оборотень не звал меня больше «Ведьмой», гадостей не говорил и был до безобразия мил с момента переезда. Первое время мне казалось, что дело нечисто, и он просто затаился. Я даже вывести его пыталась пару раз. Но он оставался добр, терпелив и до безобразия невозмутим. Только глаза стали какими-то тусклыми, невыразительными. Как у меня. Не думала, что когда-нибудь скажу что-то подобное. Но лучше бы мы ругались. Честное слово!

— Поехали ко мне? — вдруг предложил он. — Руж понянчишь, блинчики мне пожаришь. Поехали, Нора. А Лорд тебя потом заберет.

— Поехали, — ответила я, сама, не понимая, зачем соглашаюсь.

Еще недавно не решилась бы. И не только потому, что мы ругались постоянно. Нет. Не решилась бы потому, что со стороны это кому-то могло бы показаться чем-то непристойным. Как же! Одно дело в квартире Лорда с ним наедине остаться. Такое не раз и не два бывало. Но там-то он, вроде как жил. А поехать к нему… совсем другое. То, что мое посещение прошло бы чинно и мирно, я не сомневалась. Не тот у Оборотня характер. Он таиться не будет. Приставать к девушке друга — тоже. Особенно так… второпях, ожидая его с минуты на минуту. Но нормы приличий такие визиты не поощряют.

Вот только сейчас мне было на это плевать. А Ружку потискать хотелось. Очень. Выросла она, наверно. Интересно, узнает ли она меня или шипеть будет, как на тех блондинок?

Машина вдруг затормозила, и я вынырнула из своих мыслей. Растерянно заозиралась. По одну сторону дороги, и по другую многоэтажки стоят. Обычные такие. Старые. Этажей в пять. На первых традиционно расположились небольшие магазинчики с яркими вывесками.

— Ты здесь живешь?

— Не совсем. Посиди тут. Ладно? Я быстро, — бросил он, выскакивая из машины.

Не было его минут пять. Не больше. Зато вернулся он с пакетом, который и вручил мне. Я заглянула и увидела две пластиковые коробки, в которых красиво лежали пирожные.

— Почти весь ассортимент скупил, — похвастался он.

— Зачем? А блинчики?

— Если соскучилась по труду на благо общества в моем лице, тогда суп свари. Я жидкого, не знаю сколько, не ел. А сладкое и купить можно. Кстати, это элитная кондитерская, абы чем они не торгуют. Цены, конечно, соответствующие, но оно того стоит. Пирожные просто потрясающие. Ты ведь тоже сладкоежка. Такая же, как и я. Должна оценить.

— Хорошо.

Проехали мы еще немного. Буквально пару кварталов, и остановились в неприметном дворике. Вышли. Поднялись на третий этаж, и зашли, наконец, в квартиру. Красивую, но какую-то неуютную, словно бы необжитую. Потому что все в ней было новым. Обои на стенах, ламинат на полу, мебель. Чисто. Красиво. И холодно. Словно бы это не квартира, а уголок в мебельном магазине.

Хотя… это только на первый взгляд. А на второй…

— Руж, монстр ты мелкий! — заорал Бажен прямо с порога. — Паразитка пушистая!

Котенок на вопли хозяина не обратил никакого внимания. Как драла диван, так и продолжила сие увлекательнейшее занятие. Даже ухом не повела.

— Я же тебе три когтеточки купил. По одной в каждую комнату. А ты все равно диван портишь. Ни стыда у тебя ни совести!

Теперь питомица Бажена соизволила обратить на него внимание. Оторвалась от дивана. Посмотрела на него. Мурлыкнула вопросительно. Мол, чего возмущаешься? И неторопливо потрусила в нашу сторону. Приблизившись, окинула меня подозрительным взглядом, но все же, подошла ближе и даже мазнула пушистым боком по моим ногам. Узнала. Но более это никак не показала, демонстративно обратив свое внимание на хозяина. А тот все никак успокоиться не мог:

— Я тебе сколько раз говорил: «Не дери мебель»? Новая она. Новая! У тебя по всей квартире игрушки разбросаны. Мышь плюшевую в самых неожиданных местах найти можно. Но я же не жалуюсь. Терплю. Кормом тебя элитным кормлю. Играю. Содержимое лотка меняю четыре раза в день.

Мне стало вдруг так смешно, что сдерживаться не было никаких сил. А Бажен все говорил и говорил о том, какой он хороший, и какая она плохая. И я поняла: найденыша моего здесь не просто любят — обожают до безумия. Иначе не стенал бы он по поводу истерзанного дивана, сломанного фикуса и разбросанных игрушек. Просто получила бы Руж по ушам. Тихо и без затей. Не то, чтобы я такое отношение к братьям нашим меньшим одобряю… нет. Но именно так очень часто поступают люди.



Юлия Буланова

Отредактировано: 22.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться