Темная реальность

Часть 1 Темный принц: Глава 4

Ну вот. Он куда-то пропал.

Юля грустно и несколько растерянно смотрела в монитор. На странице Андрея больше не горел «онлайн». И тут она заметила, что у них совершенно разные часовые пояса, и если у неё сейчас было позднее утро, то есть почти день, то у него уже почти ночь… Но, даже если он и пошёл спать, всё равно досадно, как-то слишком резко, что ли…

– …Слабый да подчинится воле сильного. Ибо сказано было – следуйте за мной, и воздастся вам.

Голос шёл откуда-то из кухни. Сухой бездушный голос с полным отсутствием каких-либо эмоций. Но тем не менее, он притягивал, звал, завораживал какой-то скрытой внутренней силой. Юля поднялась с кресла и направилась на кухню.

– Что за бред ты несёшь? О каком ещё возмездии речь? Ты совсем рехнулся!?

Второй голос был женским, вполне обычным.

– Ты отрицаешь понятие Зла?

Юля уже поняла, что звук шёл из телевизора на кухне, который она выключила десять минут назад. Это было зловеще, поэтому шла она очень медленно на цыпочках, стараясь не производить никакого лишнего шума. Сердце бешено колотилось, пульс молотом бил в голову и стучал в ушах.

– Ева была слаба.

Голос звучал всё громче и отчётливее. И ещё Юля буквально кожей ощущала неприятный электрический фон. Всё вокруг было пропитано какой-то энергией, как будто наэлектризовано. И даже воздух казался густым и плотным. Каждый шаг давался девушке с трудом в горле застыл комок страха, она боялась даже дышать, но, тем не менее, продолжала приближаться к источнику этого «нечто».

– Комнаты залиты кровью. – Повторил всё тот же бездушный голос.

Раздался звук электрической пилы, заглушая собой всё остальное. А потом раздался крик, оглушительный женский крик, едва перекрывая собой резкий звук пилы и как бы частично захлёбываясь в нём. Из ванной выскочила кошка и с пронзительным мяуканьем, стремглав промчалась в кладовку, забившись куда-то под коробки со старыми книгами.

Как только Юля, открыв дверь, переступила порог кухни, всё резко стихло. От этого стало ещё более жутко. Пропали абсолютно все звуки. Тиканье часов, скрип двери, шорох шагов, ничего этого она больше не слышала, царила полная тишина. Мёртвая тишина.

Юля похлопала себя ладонью по уху.

Ничего.

Абсолютная пустота звуков.

Звуковой вакуум. Или что-то в этом роде… Такого с ней ещё никогда не было.

Она повернула голову и посмотрела в телевизор. На экране был «муравейник». И откуда-то из глубин этого серого «муравейника» стал нарастать электрический шум помех. Больше никаких звуков не было, но шум продолжал нарастать. Это было настолько неприятно, что Юля попыталась заткнуть уши. Это не дало абсолютно никакого эффекта. Шум звучал у неё в голове, а кинескоп телевизора начал наполняться чем-то густым и багровым изнутри.

– Комнаты. Залиты. Кровью.

Голос звучал откуда-то издалека, с очень мощной реверберацией, как в церкви или в большом спортзале.

Экран наполнялся медленно снизу вверх, он стал прозрачным почти как аквариум и по мере нарастания шума, его заливало густой багровой жидкостью. Юля смотрела в телевизор, открыв рот и пытаясь кричать, но, никаких звуков не исходило, никаких кроме электрического шума телевизионных помех.

Девушка чем-то напоминала рыбу, выброшенную на берег, беззвучно открывающую и закрывающую рот в попытке закричать или вдохнуть густой спёртый воздух, который с большим трудом входил в лёгкие, он казался слишком вязким, не давая возможности вдохнуть полной грудью.

Она не понимала, что с ней происходит. Это был кошмар наяву, такого ужаса и боли она ещё никогда не испытывала, лёгкие распирало, голова кружилось, а глаза казалось сами вылезают из орбит. Пульс долбил в голову с утроенной силой, в ушах звенело, а шум всё нарастал и нарастал.

Экран наполнился багряной жидкостью на две трети и начал бурлить, продолжая заполняться. Телевизор стал гудеть и трескаться. Густая красная жидкость за экраном кипела, бурлила, вздымалась, как будто была живой и пыталась вырваться за пределы кинескопа. Широкая трещина прорезала экран по диагонали, затем ещё одна и ещё. Вновь вернулся звук пилы, и все другие звуки тоже начали возвращаться, пока это всё не слилось в какую-то адскую какофонию. Она слышала несколько голосов, бормочущих что-то на латыни, женский крик и плач младенца. Тут Юля поняла, что наконец-то может нормально дышать и соответственно кричать. Но крики ужаса так и не успели вырваться из её груди, экран телевизора взорвался, разлетаясь на десятки мелких осколков, и красно-багряная жидкость толстой мощной струёй хлынула девушке в лицо. Юля потеряла равновесие и упала. Жидкость была тёплой и густой, как кисель, запах от неё исходил кисловато-приторный, отдалёно чем-то напоминая кислое молоко или кефир.

Падая, девушка успела закрыть затылок ладонью, чтобы не удариться головой о батарею. Но, как оказалось, в этом не было необходимости, потому что упала она в своё кресло перед компьютером. Открыв глаза, первое, что она увидела, это Остров, такая красивая трёхмерная картинка на рабочем столе. Остров с замком, изящно парящий на просторах вселенной на фоне звёздного неба и полнолуния. Окно браузера со страницей из соцсети оказалось свёрнутым.

Юля помотала головой, протёрла глаза, прислушалась. Из ванной доносился звук работающей стиральной машинки, за окном слышались щебет птиц, шум машин, голоса прохожих. И только чей-то, казалось бы, далёкий и в то же время такой близкий и нездоровый смех портил всю картину. Смех звучал где-то внутри неё, он был злорадный, пустой, пугающий… и она поняла, что от него никуда не деться.

Юля заплакала.  



Андрей Сергеевцев

Отредактировано: 21.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться