Темная реальность

Размер шрифта: - +

Часть 1 Темный принц: Глава 16

Перед ними раскинулась широкая зелёная равнина, вдали виднелся лес, а позади был город, который они покинули ещё на рассвете. Белые лошади несли их вперёд, девушки смеялись и улыбались друг другу и утреннему солнцу, совсем не слепящему глаза, а наоборот, нежными лучами лаская кожу, обдуваемую тёплым прозрачным ветерком. Им было легко и свободно. И ничто не омрачало их светлые думы, они жили лишь одним настоящим моментом, быстрой ездой, солнцем и свежим воздухом зелёных Равнин.

– Знаешь, Меган, – начала Софи, переведя лошадь с лёгкого галопа на рысь, – после того, как всё закончилось, мне стало намного легче, возникло ощущение какой-то правильности, что ли. Ну, или справедливости. Хотя умом я и понимаю, что это не так. Но мне показалось, что она была счастлива, уходя на Алтарь.

– Моя мать тоже так думает, – с грустью ответила Меган, – но мне кажется, все они смирились со своей участью, и возможно, просто боятся что-то изменить, боятся Лорда и Тёмного мага, разве не так?

Меган посмотрела на Софи прямо и открыто, как будто приглашая своим красноречивым взглядом говорить на чистоту.

– Я тоже так считаю. И я пыталась сказать это своей матери вчера во время нашего последнего разговора. Но она и слушать ничего не хотела. Все они, так или иначе, ссылаются на лорда Ксавьера и принципы госпожи Ле Гран, которой мы все чуть ли не с самого рождения обязаны подражать, – тут губы Софи искривились, и она, наконец, озвучила мысль, которую давно лелеяла в своей юной и мятежной голове, – Я не считаю, что госпожа Ле Гран поступила правильно. – Она так же прямо и открыто взглянула на свою спутницу и, наконец, закончила – Я не считаю её святой.

– Да, да! – воскликнула Меган, – Я тоже много думала об этом! Но возможно, Тёмный маг заставил её это сделать? Как думаешь, Софи?

– Кто знает, столько времени прошло… – задумчиво прошептала она в ответ.

– Лорд Ксавьер должен знать.

Софи молча кивнула и пришпорила своего коня. Они помчались к лесу.

 

Юля открыла глаза, но ей показалась, что она их наоборот закрыла. Настолько темно было в вагоне поезда. Но зато скорость начала снижаться. А тьма надвигалась, какая-то Другая тьма, внутренняя. Изначальная.

Они одновременно зашли в вагон с двух сторон, выбив ногами двери. И в этот момент поезд неожиданно остановился. Людей в вагоне не было, они куда-то исчезли, осталась только Юля. И она смотрела на пришельцев широко раскрытыми и полными ужаса глазами. Тёмные адепты начали синхронно приближаться. Шаг за шагом, всё ближе и ближе. От них веяло каким-то могильным холодом. Было непонятно во что они одеты, во что-то тёмное. Лиц разглядеть так же не удавалось, только глаза, жёлтые и холодные. Потом вагон затрясло и возникло ощущение падения в пропасть, поезд куда-то проваливался, но самое страшное заключалось в том, что никого не было рядом, кроме этих двух тёмных сущностей, которые так же начали испытывать некоторое беспокойство, и это говорило о том, что не всё шло по изначально спланированной ими схеме.

 

Медальон Макса буквально пылал на груди, светился, как галогеновая лампа, когда поезд поравнялся с ними и вдруг остановился. Двери вагона открылись между станциями вопреки всем правилам. Наступила тишина, лишь иногда нарушаемая, едва слышным журчанием воды в тоннеле.

– Мы пойдём внутрь? – нарушил молчание Макс.

– Конечно. – ответила Марго и первой полезла в вагон. Она запрыгнула туда легко и непринуждённо, затем подала Максу руку. Тому было неловко, но он взял её и так же забрался в поезд. Пассажиры недоумённо разглядывали эту странную парочку, вошедшую не на перроне, а прямо во время технической стоянке в тоннеле. Некоторые даже повставали со своих мест. Такого ещё им видеть не доводилось.

Маргарита тем временем элегантно отряхнулась и пошла вперёд по вагону. Макс двигался следом за ней. И вдруг едва не вскрикнул от кольнувшего его какого-то гипнотического страха. Прислонившись к закрытой двери и, держась одной рукой за поручень, перед ним стоял тот самый мужчина лет пятидесяти в тёмных зеркальных очках и чёрной шляпе. Тот самый, что гипнотизировал его возле подъезда собственного дома. Максим остановился, ноги будто приросли к полу, он с трудом оторвал их и сделал маленький шаг назад, едва не упав. Маргарита обернулась. Мужчина чуть заметно улыбнулся и поклонился ей, галантно сняв при этом шляпу. В голове у Макса, где-то на самых задворках подсознания вновь прозвучало эхом то самое слово, что разрывало ему голову перед приездом Маргариты.

«Перерождённый»

Что это значило, Максим не знал, но именно это слово и произнёс мужчина через секунду после того, как вновь надел шляпу. Произнёс спокойно и не громко, как будто «Здравствуйте» или «Добрый день». Медальон на груди Максима тем временем потух и вновь превратился в обычный слиток золота. От чего ему стало как-то холодно внутри, холодно и тоскливо, как будто вместе с теплом и светом медальона он утратил нечто более важное. 

– Что тебе здесь нужно, Гестас? – спокойно спросила Маргарита.

– Вы опоздали, – ответил мужчина, – Её здесь нет.

Затем он указал взглядом вперёд на одно из сидений. На нем лежали дамская сумочка и одежда. Это были вещи Юли, все, вместе с нижним бельём и даже заколками, серьгами и прочей женской атрибутикой. Сумочка была неизвестно чья, так как свою Юля забыла дома.

Кто-то в вагоне всплеснул руками и охнул, двери закрылись, и поезд тронулся, быстро набирая ход.

 

Девушки не спеша заехали в сосновый лес, тут было прохладно и несколько мрачновато. Мрачность заключалась в царящей вокруг тишине, и полном отсутствии какой либо травы и прочей зеленой растительности, только иголки, шишки и кое-где жухлые прошлогодние листья. Всё это среди высоких, ровных как свечи красно-коричневых сосен.



Андрей Сергеевцев

Отредактировано: 21.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться