Темная сторона. Твой темный мир

Глава 1

- Так-так-так, - раздается слащавый уверенный голосок, стоит мне пересились себя и зайти в помещение. Я узнаю его моментально. Мои руки сжимаются в кулаки, а первая мысль - бежать, но я не поддаюсь. Заставляю себя развернуться, чтобы встретиться лицом к лицу с его владелицей. – Кого я вижу. Это же Ева МакКалистер собственной персоной.

Мое лицо – невозмутимая маска. Я уже не та девочка, которую они знали. Это лето слишком многое изменило в моей жизни. Я поняла, как много могу потерять, если не перестану быть глупым ребенком.

- Клерстон Комптон, - невозмутимо отвечаю я, встречая её ровный холодный взгляд.

Она красивая. Эта красота такая явная, что не может не бросаться в глаза. Но, если вы увидите её на улице, не сможешь запомнить ни цвета глаз, ни формы губ. В её лице нет ни одной неправильной, ассиметричной черты, чтобы показать её индивидуальность. Но это не удивительно, учитывая количество пластических операций, которые она уже успела перенести. На её примере я впервые поняла, что значит выражение "слишком сладко". Так прекрасно, что приторно. Нет ни единой детали, которая бы запомнилась своей не идеальностью. Но в наше время индивидуальность перестала цениться. Она прекрасный пример золотой молодежи: броская блондинка с тонким гибким телом балерины. Её стильная одежда пестрит знаменитыми марками, белокурые волосы всегда уложены идеальными кудрями, а красиво наложенный макияж, подчеркивает высокие скулы и полные губы. Несложно быть главной красавицей в школе, когда твой отец мер города, а мама в прошлом «мисс Флорида». И поверьте, я нисколько ей не завидую.

Она смотрит прямо на меня своими холодными голубыми глазами, в которых скрыты все гнусные словечки, которые она могла бы сказать, но попробует смолчать, поскольку вокруг слишком много свидетелей этого разговора, а девушке её положения не комильфо злословить. Я знаю все, что она хотела бы сказать. Видит Бог, такое право у неё было, ведь я чуть не сломала эту девочку. Не физически, конечно. С моим метром шестьдесят ростом и сорока пятью килограммами веса я вряд ли на это способна, но морально я её почти уничтожила. И ведь знала же тогда, что нужно держать рот закрытым, но не смогла.

- Да как ты вообще посмела вернуться сюда после того, что было в прошлом году, фрик ты чертов? - почти рычит она.

Я знала, что так будет. Её гнев – справедлив. Я заслужила. Но я не собиралась просто стоять и выслушивать её упреки. Это же не я, в конце концов, зажималась с учительницей в кладовой после уроков, а её парень. Конечно, я должна была промолчать и сделать вид, что ничего не знаю. Мама всегда учила меня не лезть в чужую жизнь, но, когда она начала насмехаться над моей лучшей подругой, я не выдержала и во всеуслышание заявила о том, что знала. Для такой как она, это был удар ниже пояса, ведь её репутация и положение первой красавицы – все, что у неё было. Я унизила её перед всеми и, когда она зашла в класс на следующее утро с красными опухшими глазами, все знали, что счастью самой популярной пары школы пришел конец. И виновата в этом оказалась я.

Месть не принесла мне радости. На самом деле это стало толчком к тому, чтобы я сорвалась.

 

Когда я впервые поняла, что отличаюсь ото всех? Наверное, еще в детском саду, когда отказывалась играть со всеми детьми, поскольку мое слабое детское сознание не могло переварить всего, что видело. Мама водила меня по психологам и психиатрам, но они лишь сочувственно улыбались и говорили, что у всех детей есть привычка приписывать себе сверхспособности в этом возрасте. А когда мама пыталась спросить, почему мои способности не кажутся вымышленными, меня называли просто внимательной и сообразительной девочкой. Как ещё взрослый человек с докторской степенью по детской психологии может объяснить, что ребенок видит прошлое и будущее, дотрагиваясь до других людей и иногда улавливает отголоски мыслей? Мои родители верили мне. Они слишком часто сталкивались с ситуациями, когда мои слова становились былью, чтобы не верить. Сара и Джоф МакКалистер были самыми любящими и заботливыми родителями, и я до сих пор не понимала, как таким хорошим людям досталось такое горе, как я. 

Время шло. Из замкнутого молчаливого ребенка, я переросла в ученицу младшей школы. Количество людей в моем окружении выросло на порядок. Иногда я не могла скрыть эмоции, что одолевали меня в окружении десятков детей моего возраста. Их мысли разрывали мою голову, их чувства я пропускала через собственное сердце. Их страхи пугали меня, их переживания – мучили. В такие моменты я, не справившись с собой, сбегала со школы через окно в женском туалете или пряталась в подвале до окончания занятий. Учителя считали меня трудным ребенком, ругали и наказывали. Лишь в родителях я видела поддержку и опору, проливая сотни соленных слез и прося небеса сделать меня обычной. Такой, как другие дети. Наш красивый двухэтажный дом с двумя маленькими комнатами и небольшой светлой кухней стал моей крепостью. Все свободное время я проводила за рисованием или чтением. У меня не было друзей, поскольку я не подпускала никого к себе из страха, что не смогу выдерживать их общество. Мне было комфортно в одиночестве, но иногда, глядя как дети играют в салочки в парке, что-то в моем животе скручивалось от грусти и зависти.

На десятый день рожденья родители решили сделать мне сюрприз. С самого утра они, таинственно улыбались друг другу, говоря, что сегодня изменится моя жизнь. После вкусного праздничного завтрака, мне завязали глаза и усадили на заднем сидении машины отца. Можете представить себе весь ужас, который я ощутила, когда поняла, что меня привезли на ярмарку? Я с вытаращенными глазами следила за парком, где сейчас находилась большая часть жителей нашего городка. Подобное скопление людей, с их эмоциями и ворохом будничных мыслей, заставляло волоски подниматься на моей шее даже на расстоянии. Каким-то своим внутренним радаром я ощущала их всех, словно они были маленькими муравьями, ползающими под моей кожей. Я на бессознательном уровне млела от мысли, что стоит протянуть руку, прикоснуться к ним, и меня оглушит вспышка их прошлого или будущего. Люди были для меня открытыми книгами, но я никогда по собственной воле не прикоснулась бы к ним. Слишком болезненно это было.



Юлия Жукова

Отредактировано: 01.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться