Темная сторона. Твой темный мир

Глава 3

Утро следующего дня встретило меня головной болью и ливнем за окном. Не понимаю, что общего было между погодой и моим личным здравием, но я всегда очень чувствительно ощущала все её капризы.

На столе в столовой меня ждала таблетка аспирина, утренний кофе и записка от мамы о том, что она убежала на подработку. После потери работы этим летом, она только и делала, что перебивалась с одной подработки на другую. И, хотя она и говорила, что это её не волнует, я улавливала, как она провожает взглядом спешащих на работу прохожих по утрам.

После кофе с тостом, я сложила тетради в рюкзак, оделась и, уложив волосы в простую косу, поспешила на занятия. Мудрить с прической не было ни желания, ни смысла. Все равно мои пушистые кудрявые волосы устраивали революцию, оказываясь на влажном воздухе, побеждая в неравном бою и всевозможные гели, пенки и лаки.

В здание школы я вбежала абсолютно промокшая. В попытке хоть немного согреться, стянула теплую, но мокрую кофту и слегка отжала волосы. Зря все-таки куртку не одела, но со мной всегда так осенью. До последнего не хочется доставать теплую одежду.

- Фу, как мокрая кошка, - фыркнула Клерстон, обходя меня стороной и брезгливо скривив свой аккуратный маленький носик.

В отличие от моей персоны, девушка была сухая, опрятная и с превосходной укладкой на длинных пепельно-белых волосах. Я, поначалу, подумала, что она ведьма, но потом заметила небольшой зонт в её руках и ключи от машины, которые она все еще не убрала в сумку.

Естественно, она ездила на машине. Непозволительная для меня роскошь, учитывая вспышки видений. Конечно, государство не имело право запретить мне в получении прав, но отец всегда приводил пример с больными эпилепсией. И, хотя неприятно было осознавать собственную несостоятельность, втайне я все же надеялась, что со временем научусь достаточно контролировать собственные силы, чтобы все-таки упросить родителей получить права.

- По крайней мере, в ней больше естественности, чем в такой сушенной вобле, как ты, - рассерженно заявил Макс, вошедший следом за ней через высокие школьные двери.

- Чья бы корова мычала, - парировала она. – Компашка чокнутых мокрых шизиков.

В ответ на нелестный отзыв, Макс специально затрусил головой, отчего несколько капель полетели в королеву школы. Комптон запищала и отскочила, брезгливо стряхивая их со своей одежды.

- Ты, придурок Торенс, - заключила Клерстон, растеряно качая головой, словно до сих пор не могла поверить, что он действительно это сделал. – Ты хоть имеешь отдаленное представление сколько стоит это пальто?

Макс ухмыльнулся, оглядывая девчонку насмешливым взглядом.

- Снова все сводишь к деньгам, меркантильная ты дуреха? – нравоучительно пожурил он, качая головой. – Расслабься, это всего лишь вода на твоей тряпке.

Я еле сдержала смешок, видя, как покраснела от едва сдерживаемого гнева девушка. Макс бил по самому больному - по моде.

- Это на тебе сейчас тряпка, причем не самой последней свежести, Торенс, - прорычала Комптон. – А на мне пальто от Прадо.

Макс удивленно взвизгнул, прижимая ладонь к губам, будто её слова о чем-то ему говорили.

- Сперла на распродаже? – наигранно восхищенно поинтересовался он.

Клерстон задохнулась словами, так был высок уровень её возмущения.

- Сперла? Сперла? – пыхтела она, краснея еще сильнее. - Да ты в своем уме, чтобы говорить такое? Знаешь же, что я могу себе позволить купить это пальто! Да и вообще, что ты себе позволяешь? Я вообще не понимаю, почему все еще с тобой разговариваю?

Резко развернувшись на высоких каблуках, девушка с гордо поднятой головой прошествовала по коридору с видом победительницы.

- Знаешь, что самое смешное, Комптон? – крикнул ей вслед Макс, заставляя девушку затормозить. – Я назвал тебя дурехой, а ты это даже не опровергла.

Плечи девушки вздрогнули, но она заставила себя продолжить путь дальше по коридору, не обернувшись.

Макс же повернулся ко мне с широкой улыбкой победителя и чувством выполненного долга.

- Ну чего ты её задираешь? – с улыбкой спросила я, качая головой с их детсадовских игр. – Ну и пусть себе фыркает. Меня её слова никак не трогают.

Друг стянул через голову теплый свитер и закинул его в свой шкафчик, к которому мы как раз успели подойти. Расстегнув верхнюю пуговицу на рубашке, что осталась на нем, он перевел взгляд вглубь коридора, где скрылась Комптон.

- Не могу смолчать, - признался он. – Когда слышу, как она высокомерно о вас отзывается, так руки и чешутся взять ремень и пройтись по её филейной части в воспитательных целях. О чем только её родители думают, позволяя ей так общаться с окружающими. Где обычное уважение? Мне бы мать все губы отбила за такое.

Я согласно кивнула. В нашей семье хоть рукоприкладство и было под запретом, но не думаю, что отец позволил бы мне так высказываться о других людях.

- Видимо, так она нужна родителям, - грустно заметила я.

Я не рассказывала друзьям, что несколько раз случайно получала видения о жизни Клерстон при столкновении с ней. И каждое это видение было о том, как одиноко она себя чувствовала, засыпая в пустом холодном доме, пока отец был у очередной любовницы, а мать на очередном курорте за границей.



Юлия Жукова

Отредактировано: 01.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться