Темная сторона. Твой темный мир

Глава 7

Я могла думать только о разговоре, состоявшимся с Адамом, пока не дошла до своего дома и не заметила выключенный свет на крыльце парадного входа, который всегда включался отцом ровно в десять часов вечера. Остановилась, сбившись с шага. Замерла, не в силах поверить в то, что папа не включил его для меня, как делал всегда. Неужели их обида так сильна? На душе заскребли кошки, когда я попыталась представить ситуацию с их стороны. Нет, я не пожалела, что не осталась дома, ведь сегодняшний вечер был очень важным в моей жизни, но, наверное, должна была задержаться, чтобы все им нормально объяснить, вместо того, чтобы сбегать. Однако случившегося не изменишь, поэтому мне оставалось лишь придумать пламенную слезливую речь, с которой завтра спущусь к завтраку.

Обдумывание оды о безнаказанно обиженном ребенке, отвлекло даже о мыслях об одном симпатичном, но очень серьезно настроенном вампире. Открыв дверь, я зашла в коридор и тихо, чтобы не разбудить родителей, на носочках прокралась на кухню выпить воды и немного успокоиться. Я понимала, что мне предстоит бессонная ночь, поскольку уснуть с полной головой мыслей и переживаний казалось чем-то совершенно не реальным. Свет включать побоялась, поскольку комната родителей находилась сразу за гостиной, и это могло их разбудить. А выслушивать нотации сейчас было последним, чего мне не хватало в завершении этой ночи. На ощупь, придерживаясь одной рукой стены, как мышка прокралась на кухню. Я знала этот дом как свои пять пальцев и могла бы свободно ориентироваться в нем даже с закрытыми глазами, но видимо что-то не учла, пребывая в задумчивом состоянии, поскольку неожиданно для себя самой свалилась на пол. Учитывая, что к тому моменту я уже успела добраться до барной стойки, инстинктивно махнула рукой при падении, сбивая стоящие на столешнице кружки. Они с грохотом разбились о кафельный пол, разлетаясь десятком осколков.

- Черт, - нервно прошипела, потянувшись к выключателю, ведь все равно родители должны были проснуться после такого шума.

Не дотянувшись с того места, где упала, я попыталась привстать на коленях, но они разъехались в стороны, словно я была на льду. Пришлось буквально ползти на разъезжающихся ногах до стены с заветными клавишами. Наверное, со стороны я смотрелась как новорожденный слонёнок. Совсем не удивлюсь, если папа попросит меня дыхнуть на предмет употребляемого этим вечером алкоголя.

Первым, что я увидела, включив свет и опустив голову, стало испорченное платье, приобретшее странный грязно бордовый цвет по подолу. Видимо в кружках было мамино любимое каркаде и все содержимое пролилось на меня. Я попыталась очистить его и только тогда заметила, что перчатки так же грязные. Что-то словно щелкнуло в моей голове страшной догадкой. Я боялась вести свой взгляд дальше в пространстве помещения, но все равно это сделала. Будто просто не могла иначе. Колготки тоже оказались грязными. Я ощутила, как они липнут к коже, а через тонкую сетку волокон кожа пачкается в чем-то холодном и липком. Окинув пол вокруг себя, чтобы увидеть, что разбилось и испачкало меня, заметила бордовые следы на светлой плитке пола, что я оставила, пока ползла к выключателю. Слишком странно они смотрелись на светлой плитке пола. Резко подсочив на ноги, буквально бросилась к раковине, недалеко от которой стоял маток с кухонными бумажными полотенцами, но успела сделать только шаг, когда вновь рухнула на пол, снова перецепившись через что-то. Выставленные руки спасли от удара лицом, но, из-за грязи на них, они разъехались в стороны, и я все же распласталась по полу. Фыркнув от досады, резко развернулась, чтобы посмотреть на причину моего неловкого падения и замерла.

Я никогда не понимала выражения «не видеть слона в комнате», но именно это со мной сейчас происходило. С самого начала, как я включила свет на кухне, я просто не смотрела сюда, а теперь увидела. Понимание происходящего слишком медленно проникало в сознание, словно мой мозг отказывался осознавать то, что видели глаза. Я урывками впитывала открывшуюся перед глазами картину, борясь сама с собой. Мама лежала на полу на спине в своем привычном домашнем желтом платье. Папа очень любил, когда она одевала желтое, а маме казалось, что этот цвет ей не шел, поэтому они заключили сделку, что желтое она носила только дома, именно для него. Испугавшись, что она так же, как и я, поскользнулась на мокром полу и упала, кинулась к ней прежде, чем осознала это. Принялась тормошить, пытаясь привести в сознание, но потом вспомнила, что при переломах нельзя трогать человека, чтобы ничего не сместить, а у неё вполне мог быть перелом, если она упала на плитку. Видимо она какое-то время пробыла без сознания, поскольку уже достаточно замерзла лежать на полу. Она была такой холодной, что я тут же стащила с себя куртку и опустила на неё, чтобы согреть. Я снова попробовала её позвать, но она не отвечала. Попыталась получше укутать её в куртку и только тогда заметила пятно на платье под ней. Дрожащей рукой стянула её, чтобы увидеть огромное бардовое пятно в районе груди и живота на её платье. От накатившего ужаса, отскочила назад, падая на задницу и отползая еще немного.

Меня трясло, но мозг все еще не осознал полной картины. Или это я сама отказывалась верить тому, что видели глаза. Нервно потрясла головой, словно пыталась саму себя убедить в нереальности происходящего, но страшная картинка не сменялась. Передо мной по-прежнему моя мамочка, лежащая в луже собственной крови. И только тогда мозг собирал весь пазл и я, наконец-то, осознала, что её платье испорчено несколькими ножевыми ранениями, буквально истерзавшими её тело. Что красные узоры на светло бежевых обоях – это брызги её крови. Не могла поверить в происходящее, все казалось нереальным. Снова поползла к ней, прижимая куртку к её животу, чтобы остановить кровотечение, но крови так много, что я не понимаю, получается у меня или нет. Снова позвала её, но она не отвечала. Попыталась нащупать пульс, но перчатки скользили по её коже, соскальзывая с шеи. Боясь отпустить рану на животе, помогла себе стянуть перчатку зубами. Вкус железа на губах, заставил комок подняться к горлу, но я тут же сглотнула его. Сейчас это меньшее, что меня тревожило. Аккуратно ощупала её шею, но ничего не почувствовала. Скорая. Осознание того, что мне нужна помощь, нахлынуло резко. Отпустила рану и бегом помчалась к противоположной стене за телефоном, скользя по плитке пола. Выхватив трубку, так же быстро вернулась к маме, снова прижимая рану. Одной рукой лишь со второго раза смогла набрать заветные девять-один-один, поскольку пальцы слишком сильно дрожали.



Юлия Жукова

Отредактировано: 01.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться