Темное солнце

Часть 9

— Зря ты так поступил, — сказала Гилота, хотя и понимала, что теперь в этих словах нет никакого смысла.

Из заулка, где они укрылись, было видно, как суматоха у крыльца «Шиповника и меча» постепенно улеглась. В грязи на мостовой так и остались валяться несколько гуляк, слишком пьяных или избитых, чтобы передвигаться самостоятельно, а может, просто затоптанных во всеобщей неразберихе, когда люди спасались от колдовского огня. Лишь сейчас на улицу подоспел отряд городской стражи, будто все эти вооруженные воины стояли за углом и ждали момента, когда заварушка кончится без них. Совсем не растерявшись, они тут же взялись за всех, кто не успел убежать далеко. Гилота прошептала заклинание и увидела, как над убежищем в проходе между домами разворачивается тонкая, незаметная взгляду обывателя вуаль, делающая затаившуюся ведьму и бывшего рыцаря неслышимыми и невидимыми.

— Зря обидел твоих дорогих друзей? — спросил мужчина и засмеялся.

Привалившись к стене, он попытался вытереть грязное лицо не менее грязным рукавом рубахи. Из разбитого носа текла кровь. Смех оборвался хриплым кашлем. Он поморщился, прижав руки к животу, и сплюнул в грязь.

— Тебя могли убить. Ты не имел никакого права... нет, даже повода не имел достойного рисковать своей жизнью!

— Хватит!

Окрик прозвучал настолько грубо, что Гилота опешила на несколько мгновений, пытаясь понять, не послышались ли ей приказные нотки в голосе человека, который еще недавно был до смерти напуган одним лишь ее присутствием рядом.

— Что ты сказал?

Мужчина медленно перенес вес тела на ноги, встал ровно, чуть пошатнувшись. И бросился прямо на нее. От удара Гилота впечаталась спиной в шершавую стену так, что в глазах на мгновение потемнело. Изуродованная левая рука неловко, но крепко схватила ее за горло. Глаза горели отчаянной яростью. Брыкаясь и царапаясь, Гилота вцепилась ему в руку и попыталась разжать хватку, но ничего не вышло. Он нависал над ней, как черная каменная громада, но задушить или сломать гортань почему-то не пытался. Лишь смотрел, скалясь в улыбке. И стало понятно, что нашедшее на него в кабаке возбуждение не улеглось, а лишь отхлынуло, чтобы обрушиться второй волной.

— Я сказал, чтобы ты закрыла рот, ведьма, — процедил он сквозь сжатые зубы.

Гилота все равно не смогла бы ответить — каждый глоток воздуха давался ей с трудом. Она от души пожалела, что невидимая нить успела выветриться. Сама она едва могла разобраться, что же происходит. Перед ней был сейчас совсем другой человек. Несущий угрозу. Не ярость, не жажду крови, но опасную решимость загнанного в ловушку зверя.

— Пусти, — с трудом просипела она, цепляясь за его руку и пытаясь отжать пальцы, причиняющие ей боль.

Пожалуй, он слишком увлекся, хотя наверняка знал, что может случиться дальше. Должен был знать.

Гилота перестала сражаться за воздух, расслабилась и отвела руку в сторону резким движением. Мужчина с криком отшатнулся. Под рубахой вспыхнула и погасла яркая полоса ожога. Наконец-то вдохнув воздух полной грудью, Гилота поймала проявившуюся от влитой силы нить и дернула. Мужчина захрипел, рухнул на колени.

Человек сумел застать ее врасплох, даже испугать. Это оказалось крайне неприятно. С мстительным удовольствием Гилота сплела новый пасс. Полыхнула вспышка, очередной крик эхом заметался в узком проходе между стенами домов, так и не прорвавшись сквозь магическую вуаль в реальный мир.

— Пришел в сознание, или мне попробовать разбудить тебя еще раз?

— Ну, попробуй, — хрипло откликнулся мужчина.

Гилота чуть склонила голову набок, с интересом рассматривая завозившегося на земле человека. Он с трудом уселся, прислонился спиной к каменной кладке, и глядя на ведьму снизу вверх.

— Выглядит так, будто ты получаешь удовольствие, когда тебе делают больно.

Мужчина хрипло рассмеялся.

— Ладно, думаю, на этом и стоит закончить первый «выход в свет», — сказала Гилота, напряженно пытаясь понять, что происходит. — Нам пора возвращаться.

— Нет.

Она даже могла подумать, что ей послышалось. Но мужчина не шелохнулся. Вставать он не собирался.

— Что ты задумал?

— Ничего, в отличие от тебя. Это тебе нужен человек. Мне хозяйка не нужна. Я передумал. Не желаю жить среди этого дерьма.

Гилота натянуто улыбнулась. Уж в чем бы еще, но в наглости сидящий перед ней человек уже вполне сравнился с некогда жившим Томасом Вьяттом. Примерно так он и разговаривал в былые времена.

— Какая жалость, — насмешливо протянул он, — ведь все было так хорошо продумано! Подобрать пса побитого, пригреть, прикормить с рук, приласкать, чтобы попробовал человеческой жизни, сделался тебе бесконечно благодарен и с любовью в глаза заглядывал. Такому что угодно прикажи — побежит исполнять, так ведь? Но ты ошиблась! Думаешь, от заботы я голову потеряю и забуду, кто ты такая? Стану слушаться лишь оттого, что ты за мою шкуру деньги выложила?

От такой потрясающей проницательности Гилота могла только усмехнуться.

— Не боишься, что я могу тебя заставить?

— Можешь попытаться.

Гилота сложила пальцы для очередного пасса. Мужчина затаил дыхание, не отрывая взгляда от ее руки. Нет, она даже не надеялась, что он тут же пойдет на попятный, но он мог хотя бы испугаться. Вместо этого была лишь молчаливая решимость. Наверное, то же чувство, с которым ее приобретение в первый же удобный момент загнало ланцет в горло.

Взмахнув ладонью, Гилота стряхивая перелившуюся через край силу. Достойного применения ей давно не находилось, ее скопилось много, и излишки так и рвались наружу.

— Зачем ты это делаешь? — просила она. — Ведешь себя так, будто мы еще враги, хотя это явно не так. Мира, за который я боролась, мира, за который боролся ты — их обоих больше нет. Сейчас между нами не может быть никакого столкновения интересов. А ты усложняешь все до открытого противостояния. К чему это?

Мужчина молчал какое-то время. Потом сказал очень тихо:



Эмилия Волхова

Отредактировано: 08.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться