Темное солнце в ее руках. Восхождение Ленсара

Глава 16 Ленсар (2)

Арифметика, астрономия, каллиграфия, география, экономика и ридгийский заняли время до обеда, а после были усиленные тренировки к турниру, и каждый наставник отметил мои особенные успехи.

Спасибо, кровь. Впервые после раскрытия своей тайны я не чувствовал себя ущербным. Но увлекаться тоже не стоит — иначе не ровен час продемонстрирую окружающим то, что не для их глаз.

К Дани я выбрался ближе к ночи — отослав предварительно записку. И, конечно же, она меня ждала. Подозреваю, что вампиризм — палка о двух концах, наркотик для двоих. Ей так же хорошо, когда я ее пью, как мне... когда я пил Милораду. Интересно, это как в случае с комарами, когда они впрыскивают яд, замещая выпитое? Вдруг и тут... сладкий яд?

Однако вкус Дригерданиэль давал силу, но не дарил и половины того блаженства, что накрыло меня в самый первый раз.

Не возникало и другого первобытного желания, но, может, так только с Дани? Может, попробовать другую эльфийку... или человека?

Мысль ошарашила и напугала. Это кровь должна мне служить, а не я бегать за ней рабом, как за подаянием.

Дригерданиэль простонала, выгнувшись в экстазе — что-то новенькое, не переборщил ли? - и затихла. Я какое-то время перебирал светлые волосы, вспоминая другие — что белее снега Арингарда, слушал дыхание, ожидая пока пульс придет в норму, и думал.

Правильно ли я поступаю, принимая свое проклятие как данность? Воспринимая его как дар? Но не об этом ли говорила Мила, что в том нет моей вины?

Как бы я хотел поговорить об этом с ней, услышать ее голос еще раз. Убедиться, что не совершаю огромной ошибки. Но нет никакой гарантии, что зверь внутри меня не вырвется на свободу, что я не обезумею, просто увидев ее снова.

Всю ночь я писал глупые стихи, слишком переполненный энергией для того, чтобы спать. Пачкал чернилами лист за листом и отправлял в камин.

Вершина глупости, но только так я мог удержать себя во дворцовых стенах. Ни отцовская защита, ни хитроумные заклинания — ничто не стало бы мне препятствием, позволь я себе свободу за пределами страниц.

Хорошо, что никто никогда их не прочитает, самые недолговечные из моих творений — в огне ставшие тоньше крылышек мотылька.

Гхар с ними, наконец-то рассвет.

- Ваше Высочество, - камердинер споткнулся о вид неразобранной постели и меня во вчерашней одежде. В отличие от какой-нибудь девицы, я не нуждался в том, чтобы каждую мою пуговицу расстегивало двадцать человек, и не любил, когда меня лишний раз касаются посторонние. К тому же, ванные комнаты нового образца (спасибо многогранным талантам Рина Вейдена) позволяли принимать ванну самостоятельно. Так что личный слуга приходил только по утрам, а горничные меняли белье в положенные часы, когда я на тренировках. Но сейчас он явно усомнился в правильности моего приказа.

Я поморщился. Доложит отцу, как пить дать.

Но так или иначе, пожилой мужчина ничем не выдал удивления.

- Какой туалет прикажете подготовить к выходному дню?

К выходному, значит. Дни совсем смешались в голове, дни и ночи, но сегодня я обязан увидеть Милу хотя бы мельком. Не дожидаясь россказней братца о том, как они пойдут на свидание. Думал дотянуть до турнира, но, похоже, не смогу.

 

- Что-нибудь простое для выхода в город.

- Инкогнито?

Я кивнул.

Понятно, что «инкогнито», о котором знают хотя бы двое, и тем более слуга, поклявшийся в верности императору, это уже никакое не «инкогнито». Отец будет осведомлен, ко мне приставят охрану, по нелепой случайности именуемую тайной службой... все как всегда.

Но я не собирался скрываться. Пусть знают о визите к нашим недавним спасителям, разве кто-то запрещал визиты вежливости? Нет. И я очень надеюсь, что все ограничится именно им, не выходя за рамки приличий.

Брата я в известность не поставил — к жрицам не ходи, увяжется за мной и все испортит. Что именно «все», я и сам не знал, но от Фела на всякий случай придержал свои сборы в секрете.

Поехал в простом экипаже для среднего класса, без излишеств с вивернами, которые всегда привлекали внимание. Даже лошади были не элитной хелийской породы, которую могли себе позволить только снарры и высшая знать.

Но кое-что не совсем обычное я все же взял с собой — завершенную рукопись последнего романа. Обещал дать почитать, хотя, быть может, она и думать забыла. А мои пописульки ее интересуют меньше всего. И вообще, я не был уверен, что ей в принципе могли понравиться темные сказки с наивной любовной историей.

Наверное, стоило приготовить в подарок какую-нибудь красивую дорогую побрякушку, как сделал Фел пару декад назад. Хм, еще не поздно заехать в эксклюзивные гномьи лавки... Но это будет выглядеть похожим на соперничество, а мне ни к чему, чтобы кто-то из них — ни Феликс, ни Милорада — так считал.

И что, я напрошусь на чай? Полагаю, присутствие бывшего егеря оградит меня от необдуманных порывов, а Милу — от страсти моей звериной сущности, но каково это будет?

Что ж, я узнаю совсем скоро. Стук колес по брусчатке замолк, я выбрался наружу, отмечая, что солнце светит на редкость ярко.

- Да вроде как всегда, милорд, - вежливо ответил извозчик на мое замечание, а я накинул капюшон, несмотря на теплую погоду. Так было подобие тени.

- Жди меня, я ненадолго.

Уютный домик, подаренный отцом Милораде и Ахвику, я видел впервые. Сверхслух, видимо, включился автоматически, когда я усомнился в правильности адреса. Но вот различил голос егеря, и куда более нежный ответ Милы.

- Работы по реставрации подходят к концу, - басил Ахвик, когда я был в десяти-пятнадцати ярдах от парадной двери, - сразу после турнира я поеду в поместье. Ты со мной? Подумай, вдруг тебе будет лучше в столице.

- Ты не боишься оставить меня одну? - пульс Милорады ускорил свой бег, - на тебя не похоже.

- Речь о твоем будущем, - несмотря на спокойный тон, северный великан тоже волновался, - если пожелаешь получить столичное образование, например, я не буду препятствовать. И с тобой останутся надежные люди — Рейна, Риан...



Екатерина Лоринова

Отредактировано: 24.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться