Темное солнце в ее руках. Восхождение Ленсара

Глава 17 Милорада (1)

Признаюсь, мне хотелось ответить отцу, что я остаюсь. В столице столько еще неизведанного, столько нового, а, гхар... плевать я хотела на все диковинки Ириссы, на карусели, сладкий лед и шоу виверн. Даже на приближающийся турнир. Я всем сердцем желала остаться ради одного человека, то есть снарра, то есть вампира... Но именно от него лучше держаться подальше. Из-за моих совершенно нерациональных чувств, в равной степени как и из-за назойливых ухаживаний дофина. Был и третий пункт в лице подзаснувшей силы провидицы, но боги требуют от меня слишком многого — убить того, кто мне небезразличен. Если, конечно, я правильно трактую их волю. Никогда я на такое не пойду, пусть забирают ненужный и пугающий «дар», пусть переложат свою священную миссию на кого другого. Нет, даже подумать страшно, что Ленса могут... убить. Но он сын императора, чья защита лучше, чем у него с братом? И чем тут могу помочь я?

Турнир через два дня, и я жду его сильнее, чем в детстве пятого дня рождения. А если Ленсар не будет участвовать? Почему я не спросила? Но я наверняка его увижу — если не среди участников, то рядом с семьей. Он обязан присутствовать, Золотой турнир — слишком важное событие для всей империи, чтобы его игнорировать.

Позволю себе эту малость, но потом мне нужно изгнать неподобающие мысли из своей жизни. И из снов.

- Постой, Рейна, - окликнула я служанку, уходящую с подносом, - мне нужно спросить твоего совета.

Не сказать, что у нас установились дружественные отношения — слишком велика разница в возрасте, и теплой привязанности тоже не случилось, уж не знаю почему. Но не у отца же спрашивать, он сразу будет бить во все колокола.

- Да, миледи? - женщина выглядела удивленной, - чем могу помочь?

Да какая из меня леди, такая же лиронна, но император даровал нам земли, значит — леди.

- В последнее время меня мучают кошмары, - не стала уточнять, что «последнее время» растянулось на годы, но свирепствовать они и правда начали только в последние месяцы, незадолго до того, как братья-снарры постучались в наш оставленный дом, - не знаешь, где можно приобрести хорошее зелье?

- Есть одно для снов без сновидений, лучше брать в лавке Данари Вейден. Дорого, но результат того стоит.

- Ты пробовала?

- Да. Мне было непросто, когда муженек ушел на серебряные поля. Простите...

- Что ты, не за что извиняться, - быть может, наши отношения еще смогут потеплеть от отметки «молчаливая (иногда ворчливая) компаньонка» до хорошего друга? У меня никогда не было близкой подруги, отец не заводил служанок и нянек (кто бы согласился жить в одинокой сторожке егеря?), и, по большему счету, мне банально не хватало матери. Кого-то, с кем можно обсудить девичьи секреты.

- Прикажете сходить за зельем?

- Я тоже хочу прогуляться. Пойдем вместе.

Я и хотела, и не хотела, чтобы неведомое зелье помогло. Но умом понимала его необходимость. Ой, что это? Споткнулась и чуть не улетела носом в грязь.

- Осторожнее, миледи!

Но я уже поднимала плотно перевязанную кожаную папку — очевидно, оброненную случайным прохожим.

 

Возможно, не стоило этого делать — кто знает, что в ней? И кто ее оставил, подкинул...? Скорее, я действовала по наитию, и в момент, когда мои пальцы соприкоснулись с неровной темной кожей, перед глазами вспыхнуло лицо Ленса.

А я уже успела забыть про то, что дар проявляется не только в кошмарах. Руки задрожали — то ли от волнения, то ли от предвкушения, а лицо кинуло в жар. Это от него! Но почему не отправил с посыльным? Или он попросту... обронил? Но тогда, значит, он был здесь! Не пожелал зайти...

Воодушевление быстро сходило на нет, в груди угнездилась обида. Разве мы не прошли вместе через испытания, которые обязаны сблизить любого? Неужели он считает, что нам не о чем поговорить, нечего вспомнить? Или он в том не нуждается...

Настроение куда-либо идти и искусственно улыбаться знакомым пропало напрочь.

- Рейна, сходи, пожалуй, сама. Мне нездоровится.

- Прихватить общеукрепляющего настоя?

Кивнула служанке, проскользнула мимо отца и, кое-как добравшись до своей комнаты, упала на постель. Подушку придется выжимать, зато мне впервые немного полегчало. Внутри звенела пустота, даже злости на Ленсара не осталось. Вот если бы он хотя бы раз дал о себе знать, разве тогда я смогла бы планировать отъезд с отцом? Надо бы хладнокровно спалить папку в камине и забыть проклятущего вампира раз и навсегда, но отголоски любопытства оказались сильнее. Да и вдруг там что-то важное? Папка, как и все снартарийское, выглядела дорого и солидно. Но тогда, быть может, лучше вернуть, не открывая? Отослать во дворец?

И тем самым растрезвонить на всю столицу о пророческом даре. Либо он решит, что я заглянула в бумаги — или что там находится? - свой любопытный нос.

Решено — только разок взгляну и закрою. И, если что, отошлю анонимно. Что-нибудь придумаю.

Но что бы я себе не навоображала, внутри оказалось нечто куда более интригующее. Дыхание перехватило. Рукопись! Листок к листку, аккуратный почерк, и в самом начале приписка, к которой я приникла, как одинокая сумасшедшая старуха к чужой замочной скважине.

«Я обещал дать почитать, когда закончу». Лаконично, ничего не скажешь.

И я почувствовала себя обделенной даже в этой малости. Но на руках у меня было самое настоящее сокровище, даже без учета того, что это труд второго принца империи. И уж точно я не имела представления, сколько стоит настолько гладкая бумага.

Это Его книга. Его почерк. Его время, которым он пусть таким необычным образом, но поделился со мной.

А потом я пропала. Провалилась в сюжет, как героиня романа Алиссана в другой мир, и читала до позднего вечера. Очнулась, когда в дверь начал барабанить отец, потому что прихода Рейны я попросту не услышала.

Меня оглушил размах его мыслей, фантазия, умение перевоплощаться во всех и каждого... и речь, на всеобщем, но словно с незримой примесью снартарилла. С толикой эльфийской магии.



Екатерина Лоринова

Отредактировано: 24.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться