Темное солнце (в ее руках). Восхождение Ленсара

Размер шрифта: - +

Глава 20 Милорада (2)

Сейчас я испытывала те самые чувства, что посещают молодую невестку перед встречей с семьей жениха. Они ни о чем не знают, успокаивала я себя, и вообще вряд ли снизойдут до меня, чтобы я сумела опозориться.

Но все равно представлять горделивого императора и его супругу было неуютно.

- Так, в этом слишком открытые руки, - зашел отец проинспектировать наряд.

- Всего лишь до локтей, - озадачилась я, - и к нему прилагаются перчатки.

Но переодеваться пришлось раз десять — то плечи были открытые, то каменья вульгарные, то декольте чуть глубже шеи.

- Эти платья шили лучшие портные императора, - попыталась я воззвать к гласу разума, - по последней столичной моде. И все «приличные», говоря твоим языком. Отец, в чем дело?

- Прости, Мила. Но ты, должно быть, не осознаешь, что ты у меня красавица. Я не хочу, чтобы на тебя обратил внимание какой-нибудь нахальный щеголь, родившийся с золотой ложкой во рту. Тем паче... - он понизил голос, - снарр. Ходят слухи, что они забавляются с человеческими девушками, обращаются с ними жестоко. Это не шутки, Мила. Снарры - не мы.

Поздно, отец, так и хотелось выкрикнуть и добавить, что Ленс не такой.

- Я рад, что ты больше не долдонишь о принцах, как в первые дни, да и они о нас забыли, но помимо них полно других. Некоторые — древние, с совершенно стершимися понятиями о границах и чести.

Хотелось бы сказать, что чести нет у некоторых людей, что на меня давеча напали, но проглотила комок.

Наконец мы смогли сесть в экипаж, но и по дороге отец не оставлял попыток «вразумить».

- Вот знаешь, Бриан хороший парнишка, - вдруг сказал он, и я даже оторвалась от окна, - нашего круга. Присмотрелась бы ты к нему, дочь.

- Присмотрелась бы, да сердцу не прикажешь.

Лучше бы молчала. Отец вперился подозрительным взглядом.

- Ты кого-то уже заприметила? Кто он?

Сцепила руки в замок на коленях.

- Никто, батюшка. Просто фигура речи. А вот мы, кажется, и приехали.

 

- О чем замечталась? - улыбку с зоркостью ястреба засек отец и понял по-своему, - и думать не смей! Те дурочки пусть заглядываются на лордов, сколько влезет, но тебя я уберегу!

- Я вовсе не о них, батюшка. Просто интересно, как пройдет состязание.

- Ну, тогда хорошо, - потрепал он по плечу, оставив легкий синяк.

Наконец, когда мы показали билеты, нас провели как тех самых упомянутых лордов к лучшим местам внизу, совсем рядом с ареной.

Отсюда, если оглянуться, трибуны напоминали огромную приливную волну над съежившимся берегом. Сколько же там рядов, сотня? Но даже на самых последних суетились фигурки гостей, не смущаясь отдаленностью предстоящего действа.

- Желаете чего-нибудь освежающего? - к нам подлетела одна из служанок с большим разносом, крепившимся ремнями на шее и спине.

- Пожалуй, - солнце обещало знойный день, но навес над головой создавал уютную тень, сидения радовали мягкостью, а напиток утолял жажду.

Высокие перегородки по бокам избавляли от ненужного внимания высокородных, можно было просто предвкушать увлекательное зрелище и расслабиться.

Что у меня все равно не получалось. А когда я увидела вспышку кристалла в императорской ложе, волнение усилилось в несколько раз. По какой-то прихоти судьбы или по задумке Фела, отдавшего мне приглашения, мы с отцом сидели практически напротив.

Но рассмотреть императорскую семью мне — да и всем остальным - не удалось. Должно быть, в целях безопасности, их почти сразу накрыл магический полог, и под бело-золотым бархатным навесом теперь клубился туман.

Я успела отметить только платье императрицы глубокого синего цвета и двух мужчин, один из которых был императором, а другой, наверное, ближайшей родней.

Да, я больше не могла их видеть, но каким-то шестым чувством почувствовала изучающий взгляд. Недоверчивый, придирчивый и относящийся с некоторой опаской.

Захотелось укрыться за таким же магическим заслоном, но им могла похвастаться только императорская ложа. Должно быть, заклинание берет много магии, я не очень в этом разбиралась. Разрозненная информация из общедоступных книг и кое-что из рассказов Фела о своем ученичестве.

 

Попробовала призвать силу, чтобы понять — чего же от меня хотят, но боги были ко мне глухи. Пришлось терпеть жалящие взгляды — их уже было трое, все в той ложе изучали меня, словно пришли только за этим. Или я схожу с ума и мне это только кажется?

Я была счастлива, когда началось состязание. Внимание невидимых наблюдателей переместилось на действо, и одни разочаровывающий момент все же был — я не могла узнать ни Феликса, ни Ленса. Все были как на подбор в одинаковых костюмах и шлемах.

Надеялась только на правдивость утреннего видения и появление связки топор-меч. Вот только этот жребий выпал сразу нескольким парам бойцов. Я вздрагивала каждый раз, пытаясь вспомнить стиль боя, но все было не то. Не он. Не его противница.

Ленс и Нерезза вышли, когда я устала от жары и ожидания и потянулась глотнуть воды. Стакан чуть не выпал из рук.

Да, в видении Ленс благополучно завершил бой, но я не знала, что будет после. И истинный поединок сейчас происходил не между Ленсом и Нереззой, а между жаждой и рассудком.

Прошу, помогите ему. Солнце и все высшие силы, чего вы добиваетесь, наградив его проклятием? Чего хотите на самом деле? Крови? Нет, нельзя так думать.

Ленс вернулся в тень, где находились участники — тоже магический полог, и я выдохнула. Но делать здесь больше нечего. Мне нужно зеркало, немедленно...

Или же... сойдет стакан.

Допила воду и поймала свое отражение.

Предельно сосредоточилась на вопросе. «Сможет ли Ленсар совладать с жаждой во время турнира?»

И черный тоннель зрачков вынес в богато убранный кабинет. Роскошный, но эта красота не резала глаз. За столом сидел император. Даже в видении он вызывал трепет.



Екатерина Лоринова

Отредактировано: 04.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться