Темное солнце в ее руках. Восхождение Ленсара

Размер шрифта: - +

Глава 22 Милорада (2)

Я не осуждала отца, когда он скинул тело в водоворот — и оно ушло ко дну куда быстрее, чем шляпка. Я могла быть там, на его месте, и кормить рыб. Туда же отправился арбалет.

Вот только где гарантия, что в отдаленном поместье нам дадут спокойно жить? Конечно, мы будем далеко от столицы и от власти, что можно принять за капитуляцию, и нам даже позволят прожить долго. Вот только наниматели Бриана останутся в столице и смогут творить все, что вздумается. Даже внушить императору, что их кандидат — лучшая жрица на роль Верховной. Конечно, этой женщине, кем бы она ни была, придется доказать свои способности. При наличии дара, пусть и меньшего, чем мой, и хитрости — а может, и шпионской сети, это вполне возможно.

Бриана уже не допросить, но у меня есть куда лучший вариант. Я все еще могу увидеть его нанимателей в зеркале.

Нет, домой нельзя. Если за исполнителем следили — магией, например, они могут знать, что он уже мертв. И тогда предпримут еще одну попытку. Что же нам делать?

Можно прямо сейчас явиться во дворец с повинной и принять полномочия, но и там нас ждут. Скорее всего.

- Батюшка, я должна рассказать тебе кое-что. Найдем безопасное место.

- Мила, ты вся дрожишь, бедное мое дитя. Пойдем домой — и уедем сразу же. Самое необходимое уже упаковано, лошади готовы.

- Нельзя домой, - после пережитого страха меня и правда трясло, - прошу, найди безопасное место. И такое, чтобы нас не могли подслушать.

Отец бросил хмурый обеспокоенный взгляд и уже без дальнейших расспросов повел по дорожкам уютного парка, что раскинулся вдоль берега реки. По нему мы некоторое время прогуливались с Брианом и Рейной, прежде чем выйти к мосту.

Но парк уже не казался безобидным, в каждом горожанине мне чудилась угроза. Только крепкая рука отца удерживала от панического бегства.

- Помнишь, как лазить по деревьям? - неожиданно удивил Ахвик.

- Еще бы!

- Тогда лезь, только аккуратно, в подоле не запутайся. Я за тобой.

Несмотря на все опасения, большое раскидистое дерево было способно и удержать на своих ветвях, и скрыть от глаз проходящих любопытных. А еще оно было высоким, и снизу никто не услышит то, что я скажу. Но отец затейник, однако. Не думала, что «безопасное место» окажется таким.

- А теперь говори, - удобно устроившись в импровизированном гнезде из ветвей, отец устремил на меня суровый пронизывающий взгляд. Тот, какого я когда-то боялась в детстве.

 

И как начать — батюшка, тут такое дело... видишь ли, у меня дар Верховной жрицы, но я не хочу... но хотят другие и отдадут за это многое. Так?

- Милорада, - терпению отца могли позавидовать северные снега и вечные льды, но и он не выдержал.

- Помнишь, еще давно, дома... - память накатывала удушливой волной с колющим ощущением в носу, - мне снились кошмары. Лейра рассказала мне... - бросила короткий взгляд на отца, но он не собирался перебивать восклицаниями вроде «ты ходила к ней гадать?!» - что это дар. Провидческий дар. А еще она сказала, что я могу стать Верховной жрицей.

«Мы обе – невольные собирательницы божественной истины, - ведунья придвинула к коленям низкую каменную чашу с широкими бортами, в ней блестела вода, - по всему Ниарису нас много. Но та, что может стать новой Верховной жрицей – всего одна. Твой дар это позволит, но счастья не принесет.»

- Гхар! - Ахвик пошатнулся и, несмотря на удобство дерева, чуть не рухнул вниз, - тебе нужен успокаивающий чай. Слезай, я даже добавлю своей любимой настойки.

- А она у тебя с собой?

- Маленькая фляга всегда со мной, держи, - порывшись во внутренних карманах, отец протянул блестящую металлическую фляжку. Что внутри, меня мало интересовало. Главное, в гладко отполированной поверхности я видела свое отражение. Смутно, но видела.

«Покажи, почему мы жили одни, без матери».

Я не раз задавала этот вопрос Ахвику, а потом побоялась задать зеркалу. И теперь пришел черед получить ответ. Иначе я не докажу, что нахожусь в здравом рассудке.

Убедилась, что не свалюсь с ветвей одновременно с падением в черный колодец зрачков — и увидела лес. До боли родной алидарский лес, с белоснежными сугробами, тяжелыми шапками на елях и криками глухаря.

Наш скособоченный домик, обнесенный плетеной изгородью. Протоптанная тропинка, ведущая к дверям. Снег. Пушистые крупные хлопья. И тишина.

Лазурная вспышка телепортационного кристалла разорвала эту белую тишину, как молния разрезает ночное небо. А когда свет рассеялся, стоявший на пороге егерь увидел корзину.

- Какого гхара? Ребенок?!

Какого гхара, это хотелось повторить и мне.

- Я — подкидыш.

- Что, Мила? Повтори?!

Впервые на моей памяти у отца подрагивали руки. Эти руки спокойно пускали стрелу в плотяника, рубили мечом лесную нечисть, спокойно держали десятую кружку крепкого пойла. Но сейчас они дрожали.

- Корзину перенесли на порог кристаллом и бросили. На тебе была зеленая рубаха...

 

- Конечно, я должен был догадаться, что ты — непростое дитя. Но дар Верховной...

- Прости, сейчас я должна узнать, на кого работал Бриан. Его подослали избавиться от меня, чтобы выдвинуть на пост жрицы другую.

Потом я обязательно поплачу о том, что давшие жизнь бросили меня на произвол судьбы, но не о том, что Ахвик мне не родной. Он был и остается моим отцом, а остальные пусть катятся к старым богам.

«Покажи, кто стоит за нападением».

И вот я вижу снарра — с выразительным лицом без возраста, пытаюсь запомнить до мельчайших деталей, чтобы показать на него Ленсу. Императору. Императорская семья должна знать, кто плетет интриги за ее спиной.

- Я должна идти.

- Милорада!



Екатерина Лоринова

Отредактировано: 10.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться