Темное солнце (в ее руках). Восхождение Ленсара

Размер шрифта: - +

Глава 22 Милорада (3)

За последние пару дней я поняла, что худшая пытка — бездействие. Перед сном привычным ритуалом стала просьба показать нас завтра. Чтобы убедиться — мы c отцом все еще живы.

Ночью я надеялась, что Ленс почувствует меня своим сверхъестественным чутьем, поймет, что мы покинули дом — хотя бы его посыльные должны были сообщить— и заинтересуется причиной. Но он не пришел ни в первую ночь, ни на вторую. Должно быть, занят во дворце, либо за его передвижениями стали следить тщательнее. Он второй принц, пусть и не дофин.

И если бы кто-то поинтересовался моим мнением, Ленсар куда больше подходил на роль императорского преемника, нежели легкомысленный Фел. Я знала, почему — он и правда старше, а еще дело в крови. Ленс — человек, а Феликс все-таки снарр. Внутренне эльфы взрослели позже. И не будь императорица Сайерона человеком, а Фел — фактически полукровкой, то был бы он еще беспечнее, как дитя.

А если... если Ленс посчитал, что я его избегаю? Я не в смертельной опасности, физически со мной все в порядке, а то, что бездонная пропасть в груди веет холодом...

И пытка бездействием вышла на новую грань.

- Милорада.

Этот шепот в ночи мне чудится? В ответ на мои мысли?

Я собралась спустить ноги с узкой гостиничной кровати, но легкий шорох за спиной превратился в просьбу. Или приказ?

- Не двигайся, - и тут же стал мягче, - я имел в виду, не нужно никуда идти. Я здесь.

Его голос посылал по телу рой мурашек, а длинные пальцы, что начали перебирать мои волосы, словно принадлежали колдуну, усыпляющему разум.

Мы одновременно развернулись друг к другу, и наши губы встретились.

- Ты уже спишь или хочешь немного прогуляться? - обаятельная улыбка делала лицо Ленса абсолютным совершенством.

А я даже забыла, что в соседней комнате отец, который разжился новой моделью арбалета для города и Солнце знает чем еще.

- Выбираю второе.

- Ты такая красивая, - взгляд Ленса скользнул по моей сорочке, и я вспыхнула, быстро накинув на плечи сползшее одеяло.

- На улице тепло, надень вон тот синий плащ. Он легкий.

По правде, в полумраке что синий, что зеленый казались одинаково черными. Пришлось сказать об этом Ленсу, и пока он осторожно снимал его с вешалки, быстро натянула юбку и всунула руки в корсаж.

Он смотрел на меня так, будто я была единственной девушкой на земле, и это невероятно льстило. Помню, как рассыпался в комплиментах Фел — и будучи «Федором», и после, но он так на меня не смотрел.

- Не смотри, - окончательно смутилась я, когда оставалось подтянуть чулки и надеть сапожки.

- Слово моей леди закон, - Ленсар улыбался, я слышала по голосу. Ему весело, а вот у меня руки дрожат, и шелковые нити не попадают в петли, - позволь, помогу.

А ведь он прекрасно слышит, как трепещет и замирает мое сердце. Надо успокоиться и не думать. Ни о чем таком не думать.

К счастью, даже на сапоге до колена шнуровка когда-то заканчивается — еще немного, и я бы просто задохнулась от нехватки воздуха, который и так поступал в грудь раскаленными глотками.

 

- Вот и готово. Пойдем.

Глаза Ленса сияли в темноте, как два изумруда. До сих пор не верится, что он — мой муж.

Законный муж.

Ленсар взял мою ладонь и подвел к открытому окну. Какая-то секунда — и он уже машет снизу. Благо, внизу одичавший сад, а не шумная улица. Впрочем, даже она сейчас спала.

- Тебе придется прыгнуть, - парень приглашающе развел руки в стороны, - а я тебя поймаю. Не бойся.

- Я не боюсь.

И это была не пустая бравада, я ему верила. Прикрыла окно, выпрямилась на карнизе... и ощутила короткий полет, завершившийся объятиями.

- Эй! - взвизгнула и, хохоча, попыталась освободиться, - я боюсь щекотки!

- Просто я люблю твой смех, - Ленс обезоруживающе улыбнулся и повел по ночному саду.

Поразительно, но с ним я действительно не боялась ничего. Любого нового «Бриана» он почувствует за версту, и так же легко с ним расправится.

Внезапно под ноги подвернулся корень — словно из дремучего алидарского леса, а не из городского сада, пусть и запущенного.

- Осторожней, красавица, - Ленсар остановился и расстелил на траве свой плащ, - не стоит бродить в полной темноте. Все время забываю, что мое ночное зрение — не совсем нормальная вещь.

Конечно, это была бесхитростная уловка, и ни о чем он не забывал ни на миг, но я не возражала. Позволила увлечь себя на теплую ткань, с удовольствием ощутила тяжесть его тела и потянулась навстречу поцелуям. Наверное, я сошла с ума, раз у меня из головы как раз и вылетело все, что было важным. Казалось важным до того, как я его увидела.

Мои руки блуждают по сильной спине, зарываются в густые волосы, за два месяца отросшие до плеч. В мочке правого уха блестит металлическая сережка — должно быть, та самая иллюзия. Выгибаюсь дугой от обжигающе-острого прикосновения губ Ленса к моей шее и наблюдаю за его пальцами, расшнуровывающими корсаж, как за виртуозной игрой лютниста. Теперь губы касаются груди - слишком откровенно, на грани стыда и запредельного удовольствия, но темнота милостива, а некое шестое чувство подсказывало — подобное уже было. В те безумные минуты, под дурманом укуса.

Темнота милостива... ко мне. А вот Ленсар прекрасно все видит. От этой внезапной мысли, разогнавшей туман подобно вспышке, щеки заалели, но мое опьянение им было сильнее всех разумных доводов.

Я дернулась, только когда мои юбки поползли вверх и оказались где-то в районе пояса, а голова Ленса у меня между бедер.

- Эй! Что ты задумал?! - нервно рассмеялась и прикусила губу, потому что отползти не получилось — Ленс держал крепко.

- Тшш. Закрой глаза и ничего не бойся. Сегодня я не пойду до конца — к сожалению, не могу так рисковать.



Екатерина Лоринова

Отредактировано: 08.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться