Темное солнце (в ее руках). Восхождение Ленсара

Размер шрифта: - +

Глава 27 Ленсар (3)

Разве что Фелу, если брат появится на пороге снова. Если сказать, что от этого зависит моя жизнь? Про Роба можно на первых порах умолчать... Нет, он сразу пойдет к отцу. И точно побоится подходить к чьей-то могиле. И как объяснить ее местонахождение, если я сам следил за матерью на сверхскорости?

А если Нерезза? Нет, ей доверять нельзя. Узнает она — узнает Сэм.

Надо выбираться самому.

«Не сможешь, там магический барьер».

Точно, везде — я же в энергетическом коробе.

«Тогда его нужно снять».

Подумал — и рассмеялся от собственной глупости. Ну кому такое под силу? И кто на это пойдет? Целый ковен ставил, ему и снимать. Но меня охватывало воодушевление, схожее с вдохновением, когда я писал книги.

Если не выйти за порог, если не убедить других... Значит, есть третий вариант.

«Молодец, - Роб слышал мои мысли, - я ненадолго тебя покину, и ты снова сможешь владеть частью сил».

Мы оба знали, какая мне нужна — убеждение.

Я практиковал его на бедной Дригерданиэль, должно подействовать и на Нереззе. Всего-то — внушить порядок действий, показать место, а потом заставить забыть.

Убеждение.

Как хорошо, что о нем я не рассказал в порыве откровений. Забыл. Или подспудно чувствовал, что с такой способностью мне точно конец. Кому захочется, чтобы им управляли?

«Выбери правильный момент, - наставлял Роб, - во-первых, тебе надо лечь. Пусть она подойдет к постели, и только тогда установи зрительный контакт. Неизвестно, как долго ты продержишься в сознании».

А если вообще не продержусь? Что тогда?

«Я буду рядом. И если тебе что-то угрожает, это не укроется от Верховной».

«Да знаешь, ее Дар только за то, чтобы я поскорее отошел на Серебряные поля».

Я прекрасно помнил предположение Милы о том, что боги хотели моей смерти от ее руки.

Поэтому легкий страх сковывал ознобом и покалывал иголочками.

Никогда я еще так не ждал прихода Нереззы. С трудом вытерпел визит Сэма, потом отца — похоже, они решили сменить тактику или действительно поверили, что «вампиризм» прошел. Брат от посещения воздержался — что и следовало доказать, рана слишком свежа. И вот, наконец, Нерезза с большим подносом.

 

А привык я, однако, к сверхскорости — едва успел скрыться во внутренних покоях, где стояла большая кровать с балдахином.

Можно? - осторожный голос, и я совершенно не могу определить пульс. Без этого встроенного датчика мне даже кажется, что родственница боится. Боится меня, не «за меня», и оттого кажется уязвимой. Но, конечно, это чувство обманчиво. У меня было достаточно времени, чтобы убедиться — эта дева, обучавшаяся некой кузнечной магии, в любо ситуаций спокойна, как молот.

Пожалуй, грубовато, но с чего мне вдруг проникаться чувствами к своей надсмотрщице?

- Заходи.

Ответил намеренно слабым голосом, словно после сна.

- Я отдыхал.

- Сейчас уйду, - эта фраза стала привычной за последние пять дней нашей с Милой переписки, но сейчас звучала иначе. С тщательно скрываемым сожалением? Да нет, глупости, - вот, возьмите письма.

- Постой, - пришлось коснуться ее руки, потому что черноволосая уже отвернулась, оставив два перевязанных конверта на покрывале.

...И только тогда установи зрительный контакт.

На меня смотрели большие синие глаза с расширенными зрачками, отчего казались совсем темными. Губы в удивлении приоткрыты.

- Что-то передать Его Величеству?

- Нет, у меня разговор к тебе.

Казалось, она не сразу поверила своим ушам, но пожала плечами и светло улыбнулась.

- Ты можешь говорить со мной обо всем.

Гхар. А если у нас с Робом ничего не получится, и сейчас Нера последний человек, кого я вижу в своей никчемной жизни? И последними словами станет невыполненный приказ? Если доведется его произнести...

- Я хочу поблагодарить тебя. Ты столько делаешь для нас с Милорадой.

- Мелочь. Но я рада, что могу хоть немного скрасить твое пребывание в этих застенках, - она иронично оглядела роскошную обстановку башни, - император сказал, что уже через месяц?

Да, вот только до него я не доживу.

- Думал, чем займешься потом?

- Что ты имеешь в виду? Мои дни расписаны по часам, я все еще младший принц.

- Конечно, - она кивнула, словно извиняясь, - но испытания, подобные твоему, накладывают отпечаток. Жизнь не может оставаться прежней, ведь так?

Гхар, только сейчас заметил, что все еще держу ее непокрытое запястье — сегодня было жарко, и под жилетом Нерезза надела легкую рубаху с воздушным рукавом до локтя. А я не просто держу - вцепился, как оголодавший пес в кость. Неловко отпустил.

- Придется многое доказывать, а там посмотрим.

«Ну ты и горазд тянуть гхара за хвост, - послышался голос Роба, - готовься. Сейчас!»

Была некая ирония в том, чтобы фигура снова сошлась в этих трех углах — я, Нерезза, Робин. И правильно, что Нера между нами, ровно посредине. Благодаря ритуалу для усиления ее провидческих способностей, когда требовалась помощь всего рода — живых и мертвых, Роб теперь здесь. Он рискнул и решил остаться. Но стоит ли овчинка выделки?

Как бы я ни гнал дурные мысли, они никуда не уходили. А если вместо одной неприкаянной души между мирами будут блуждать двое?

И умом я все понимал. И то, что оставшееся время до следующего приступа ничего не изменит. Точнее, будет риск срыва и превращения в чудовище, чего мне точно не надо. Уж лучше смерть.

Но новообретенный пульс стучал в ушах — я даже не прочел письма Милы, не ответил... Как там говорят - «последнее прости?»

Поэтому оттягивал, как мог, пока Роб не взял дело в свои руки.



Екатерина Лоринова

Отредактировано: 10.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться