Темное солнце (в ее руках). Восхождение Ленсара

Размер шрифта: - +

Глава 31 Ленсар

Я забыл. Непростительно легкомысленно забыл о письмах для Милорады. И теперь, отправив Нереззу, пришлось ждать еще ночь, прежде чем представилась возможность отдать конверт. Конверты, помеченные узелками.

Я олух, болван, гхарово дерьмо. Мила ждала послания больше суток, и сейчас я явственно слышал ее сердце. Так звучит боль.

Я не ждал прощения. Лишь хотел исцелить страдания, чтобы сердце снова отбивало ритм радости и жизнелюбия. Пытался себя утешать, убеждая, что причины могли быть вызваны непростой службой Верховной жрицы. Но все больше понимал, что облажался.

На бумаге я все рассказал про Роба — скорее всего, это информация для нее и так не секрет, но как, должно быть, скверно ощущать на себе пренебрежение.

Теперь Мила считает, что собственные силы для меня на первом, а то и на единственном, месте. Или что я нашел нового друга, забыв о старых привязанностях.

Гхар!

И даже приятная щекотка солнечных лучей больше не радовала. Лучше бы я, как и раньше, горел.

Впервые не стал дожидаться прихода «няньки» с подносом и воспользовался колокольчиком. Где бы Нера ни находилась, она его слышала.

Тогда почему не торопится? Гипноз подействовал неправильно? Она до сих пор все помнит и больше не желает иметь со мной дела?

Наконец она постучалась — дань этикету, ведь открыть эту дверь я не мог — и вошла. Вернее, первым вплыл поднос.

Меня и раньше не обделяли едой, но сейчас передо мной предстал абсолютно неуместный пир.

- Ваше Высочество, - официоз Нереззы мне не понравился, но в глазах не было страха, они горели — как горят у заядлых сплетников при возможности перемыть кости, - Солнце благословило империю Снартари новым членом династии. У Вас родилась сестра, поздравляю!!!

Ничего не помнит, точно. Сердце бьется, как обычно, с приглушением эмоций. Погодите-ка, сестра?!

Хоть одна хорошая новость! Так деликатесы в ее честь?

- Действительно, замечательная новость, - подлетел, едва сообразив сдержать вампирскую скорость, и взял поднос у Нереззы из рук, - расскажи, как она. Как матушка?

- Милейший, здоровый ребенок. А Ее Величество чувствует себя великолепно, во многом благодаря своей дочери, - черноволосая говорила загадками, но я выцепил основное — с матерью и сестрой все хорошо.

- Что значит, «благодаря дочери»?

- А то, - улыбаясь, Нера сняла крышки с изысканных блюд, аромат которых еще с порога щекотал ноздри, - что у прицессы обнаружился уникальный целительский дар. Может, она сумеет исцелить ме... кхм, кхм. Многих нуждающихся.

«Меня?» Помня вчерашний день, начисто стертый из памяти Нереззы, я предполагал ее надежды на исцеление. Но насколько силен дар сестренки, сможет ли он излечить смертельную болезнь? Ведь, насколько я понимаю, без механического протеза Сэмовой дочке не жить.

Интересно, если она получит то, что хочет, от моей сестры, то сразу же сбежит из этих покоев? Больше не будет смысла нянчиться с узником.

Впрочем, теперь я уверен, что и так выйду отсюда через месяц. А может, и раньше, надо лишь убедить отца в своем послушании и безопасности для остальных.

И начать нужно с Нереззы.

Проявляя чудеса галантности, я сам налил ей чаю и подложил закусок.

- Вижу, новость тебя порадовала, - на щеках девушки появился румянец, - как и то, что тебе намного лучше.

От ее глаз не укрылись сдвинутые портьеры и солнечный свет, заливающий комнату.

Правильно, сообщи об этом отцу.

- Через месяц Его Величество дает бал в честь рождения дочери и людей, благодаря которым она появилась на свет, - месяц? Как подгадали, - очень надеюсь оценить твои танцевальные навыки, раз уж с боевыми вышла заминка.

- Будь уверена, увидишь и боевые, - главное, держать силу под контролем и не уложить бедняжку с двух ударов мечом, - мне действительно лучше. Чувствую себя прежним.

Прежний я — подбитый воробей по сравнению со мной нынешним, но Нере об этом знать не обязательно. Я улыбался, всячески поддерживал беседу и под конец всучил письма, стараясь не слишком проявлять нетерпение.

Конечно, можно было воспользоваться гипнозом, но есть риск, что его распознают. Я не должен вызвать ни малейших подозрений.

Что ж, я все сделал правильно и, надеюсь, убил двух гхаров одной стрелой.

Теперь дождаться бы вестей от Милы и поменьше думать о Робе. С его организмом все тоже в полном порядке, он не пойдет косить жителей нижнего города. Но что, если увидит кровь? Много крови?

Вдруг в цепи, которую мы с легкостью держим вместе, наметится слабое звено?

На ментальный призыв мой настоящий отец не откликался — должно быть, улетел далеко в желании посмотреть мир, и это тревожило. Грызло внутри, оставляя дурно пахнущую яму.

Что, если я совершил непоправимую ошибку?

 

 

«Ты совершил ошибку, - читал я восемь часов пятнадцать минут спустя. Ни приветствия, ничего — слету. - Я видела, как от снарров осталась лишь иллюзия, под которой Снартари правят вампиры, - здесь аккуратный почерк Милы дрогнул, а меня — разучившегося ощущать и жар, и холод — пробрал мороз. - Тебе я пытаюсь доверять, - «пытаюсь» больно резануло, - но ты не можешь отвечать за действия своего отца. Биологического отца. Я должна сказать императору, за Робом необходима слежка, - и как они это представляют? Даже магические маячки не всесильны, их прекрасно глушит вода, - за его жизнь можешь не волноваться — я объясню, что от его жизни зависит твоя. Вы вместе держите цепь, я помню», - и что же они на самом деле собираются сделать с ним? Как только найдут, заточат в подземельях. Если Мила обмолвится хотя бы десятой долей своих видений, Робу конец. Вечное заточение, заслуживал ли он такого?

Я в башне второй месяц, и готов взвыть. Рассудок сохраняет надежда на скорое освобождение и недавняя вылазка с отцом. И письма Милорады, что до недавнего времени приносили ни с чем не сравнимую радость.

«Еще я должна тебе сказать кое-что. Мое сердце разрывается от боли, но я должна. Ты знаешь, что боги не на твоей стороне. И однажды они могут подкинуть мне настолько ужасающее видение, что я пойду на предательство. Нельзя этого исключать.



Екатерина Лоринова

Отредактировано: 01.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться