Темное солнце (в ее руках). Восхождение Ленсара

Размер шрифта: - +

Глава 33 Милорада (3)

- Сомневаешься — правильно. Я дам тебе время подумать. И если выберешь возлюбленного, то мы поменяемся на балу. А пока обсудите все в тесном кругу — вдруг он сам не пожелает сменить сытую жизнь во дворце на неизвестность с тобой? Ну-ну, не хмурься.

Между белоснежных зубов мелькнул кончик языка — я удивилась, что он не раздвоенный.

Клериен придвинулась ближе, напоследок обдавая ароматом колдовских духов, и мазнула губами по щеке.

Меня будто грязью обрызгали, самой мерзкой, что из-под колес телеги.

И не успела я возмутиться, как она надела личину и пошла к выходу, изменив даже походку. А меня накрыло видением — ее губы касаются мерцающей сферы, которая разгорается все ярче, а погаснув, являет собой небольшой круглый кулон.

«Слепок ауры готов, - произносит чужой голос, и кто-то помогает застегнуть кулон у эльфийки на шее, - теперь даже маги вас не отличат».

«Да. План Б, на случай, если жрица откажется», - жестокий смех рассыпается острыми хрустальными бусинами.

Гхар! И боги не могли послать видение раньше? Или их тоже блокировал запах?

Теперь меня самым натуральным образом потряхивало.

Она меня переиграла. Эта древняя стерва. И ничто не помешает ей занять мое место... да хоть прямо сейчас!

И ее предложение «помощи» всего лишь прихоть, игра в заботливую мамашу.

***

- Я знаю тебя не так хорошо, как стоило бы. Но достаточно знаком с Клериен, и смогу вас отличить, - уверял Его Величество спустя час, когда я отменила все и потребовала у Делериса срочной аудиенции с владыкой.

Император принял меня в кабинете без лишних формальностей. На нем был повседневный — насколько это возможно для его статуса — изумрудный приталенный камзол с высоким воротником, подчеркивающий цвет глаз. Лоб обхватывал простой золотой ободок, который Его Величество предпочитал носить вне официальных мероприятий. Первый советник Сэмверан так вообще был в свитере крупной вязки, с которым не расставался, и в таком же вязаном колпаке.

После того, как я выпалила все как на духу, не скрывая предложения «поменяться», меня принялись успокаивать. Император и советник — аргументами, а высокая черноволосая супруга советника — травяным чаем. Хорошо, не тем, что я пила в храмовой беседке. На тот до конца жизни смотреть не смогу.

- Отец, - я не заметила, как вошел Феликс-младший, - если позволите, я провожу Ее Мудрейшество до покоев.

Ага, такое мудрейшество, что было бы смешно, если б не было так грустно.

Император махнул рукой, игнорируя этикет, а советник — я плохо расслышала — посоветовал выпить эльфийского столетней выдержки?

Дофин предложил мне локоть, и сразу стало спокойнее. На расстоянии пяти шагов от нас шли двое гвардейцев, но от них я как-то наоборот ждала подвоха, любой посторонний мог предать.

Но Фел — друг, и мне на мгновение захотелось прижаться сильнее, чтобы он говорил, обдавая теплым дыханием волосы или шею. Закрывая живым щитом. Но Феликс держал положенную дистанцию и развлекал рассказами о вчерашних тренировках — так, что я понемногу расслабилась и даже позволила смешок.

Дверь в мою башню — с големами по обе стороны — выросла перед лицом слишком быстро, возвращая страх.

Фел поклонился и ушел, пожелав хорошего дня. От повинностей меня освободили, но находиться... снова среди малознакомых жриц, любая из которых могла сорвать с себя маску и оказаться Клериен... Я боялась.

 

Ко мне подскочили служанки, и я с трудом осталась на месте, не дернувшись в сторону.

Что бы ни говорил император, все осложнялось ридгийской магией, способной даже заблокировать видения. Не отпуская рук с пояса — словно опасаясь, что он может раствориться в воздухе, я почти взбежала по винтовой лестнице к себе. Дверь забаррикадировала массивным креслом. На случай, если откажет замок-артефакт, реагирующий на мой голос.

Теперь можно немного выдохнуть и подумать. Был у меня один сундучок, где под платьями лежал арбалет, подаренный отцом перед отбытием, и гладкие продолговатые ящики со стрелами. Открыла — новехонькие, выструганные лучшим столичным оружейником, отличительным знаком которого было красное оперение. Стальные наконечники конически сужались и могли резать конский волос.

Зарядила арбалет и прицелилась в яблоко на гобелене с дальней стены.

С ним я себя чувствовала куда увереннее.

Вот только выпустить болт мне не довелось — видение показало дофина, и через пару секунд гостиная озарилась светом телепортации.

- Готовишься воевать? - Фел вскинул пшеничные брови, и я с опозданием опустила арбалет к коленям.

Клянусь изворотливостью Клериен, мы оба вспомнили вторжение плотяников в сторожку моего отца.

- Давно не стреляла, - как можно непринужденнее пожала плечами, - как бы не разучиться.

- Надо обязательно пострелять на полигоне, завтра возьму тебя с собой. Хочешь, заряжу стихиями?

- Что ты сделаешь? - пока в голове уложилось только заманчивое «возьму с собой на полигон».

- Начиню болты магией, - терпеливо разъяснил Фел, безошибочно выбрав маршрут к открытому сундуку, - хорошо запаслась! Сразу скажу — тебе не нужно бояться. Ковен активировал дополнительную защиту вокруг дворца, долго рассказывать... Но нужно быть готовой, хотя бы для того, чтобы крепко спать. Итак, - в руку дофина легла первая стрела, оказавшись одной с ней длины, - эту заряжу точечным холодом. Такие тебе понадобятся, если не хочешь убивать, но необходимо задержать или временно обезвредить. Можно стрелять хоть в плечо, хоть в ногу — твоя цель станет ледяной статуей на несколько часов.

- Действительно, полезно... - я и представления не имела, что Фел так умеет. Что такое возможно.

Снарр сел на ковер, поджав под себя ноги, и принялся колдовать (в прямом смысле) над стрелами. Я устроилась в нескольких шагах, скопировав его позу.

Руки парня даже поверх камзола от локтей до манжет покрывались инеем, а незащищенная кожа светилась так, что было больно смотреть. Дофин шептал над каждой, держа то в одной, то в другой ладони, то между обеих, как меч в ритуальном приветствии.



Екатерина Лоринова

Отредактировано: 29.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться