Темное солнце (в ее руках). Восхождение Ленсара

Размер шрифта: - +

Глава 33 Милорада (4)

Наверное, это какая-то снартарийская особенность — выглядеть привлекательно, даже когда говоришь во время еды.

- Так смотришь, - заметил дофин, а я устыдилась, - хочешь, поделюсь?

Слава Солнцу, он не читает пульс, как Ленс.

Мотнула головой, потому что голос мог выдать волнение. И почему я смотрела на его рот, на его скулы... Считала блики в волосах, сегодня заплетенных только у висков. Они с Ленсаром похожи, даже если с последнего снять иллюзию. Я видела благодаря дару. Линия челюсти, губ... Должно быть, поэтому я так реагирую на Фела. Потому что они братья, и только.

Или нет?

На мгновение представила Ленса вместо Феликса, уже доевшего несчастный бриош и смотрящего пронзительными глазами. Не зелеными, как у отца и брата. Снежно-голубыми, как искры его магии.

И почему-то всколыхнулся страх. Неприкрытое желание Ленса льстило на бумаге, но в реальности могло обернуться для меня повторением той роковой ночи, когда его увели в казематы, а я осталась жива... только благодаря дофину, которому взбрело в голову проследить. Или его направили боги, не дать умереть будущей Верховной, но страшная правда в том, что я действительно боялась, и этот страх лишь затаился на время, чтобы я не сошла с ума.

Теперь же, когда появился друг и сильный союзник, правда прорвала защитный кокон и вырвалась наружу во всем своем неприглядном облике.

Мне было удобно цепляться за образ того Ленса, что еще не касался запястья несчастной эльфийки, упокой ее душу Серебряные поля. Того Ленса, что всегда выбирал справедливость.

А ведь у него был выбор. Тогда еще был, но его ослепила... ну уж точно не любовь. Жажда соперничества, возмездия. И нет, я его не осуждала. Попробуйте осудить безногого, у которого появилась возможность летать. Но доверить жизнь Ленсару, обратившему покойного отца и поставившему под угрозу империю, я больше не могла.

Моя душа оплакивала того Ленса «до» и боялась того, что «после».

- Мила? - Фел подлетел, как стрела, - снова видение?!

Хорошо же я «зависла», что даже со стороны кажется, что выпала из реальности.

- Просто вспомнила Ленса.

- Не грусти, - на удивление, дофин не выказал ревности, и это больно укололо, - его тоже хорошо кормят и скоро, ты сама говорила, выпустят.

- И ты, - решила проверить один момент, - нормально к этому отнесешься? Имею в виду, - пришлось пролепетать под пристальным непонимающим взглядом, - не будешь нам препятствовать?

- А я разве когда-то препятствовал? - резонно удивился Фел, и я была вынуждена признать, что он прав. Да, предпринимал попытки с подарками и свиданиями, но никогда не отказывался помочь с теми же письмами...

- Ты понимаешь, о чем я, - щеки все-таки вспыхнули.

И какого ответа я ждала? Загнала себя саму в ловушку.

- Можешь не беспокоиться, я не стану провоцировать и выводить на эмоции. Другой вопрос, чего хочешь ты.

- Н-не понимаю.

Хорошо, до чего же хорошо, что он не слышит пульс, иначе мы бы оба оглохли. Я была к этому близка, почти теряя сознание от невозможности нормально вздохнуть.

Интересно, он все еще готов повторить, что любит и желает?

Гхар, еще декаду назад думать об этом было проще. А теперь я ждала, чтобы улучить момент и вытереть вспотевшие ладони.

И совершенно некстати вспомнилось, как он меня целовал. И если тогда разбудил поцелуем огненного змея у меня в животе, то сейчас, если он это сделает...

Знакомый жар всколыхнулся, пройдя по всему телу и затмевая разум каким-то маревом.

Пусть Фел уйдет. Пусть уйдет немедленно, пока я еще помню, что мы с Ленсом успели обручиться.

И совсем не улучшала ситуацию мысль о том, что если я прямо сейчас коснусь его губ мимолетным поцелуем, то снарр ответит.

И мне будет мало «просто поцелуя».

Гхар, я же не девка!

Только вчера отвечала на письма Ленса, а сегодня плавлюсь под взглядом его брата? Вспоминаю руки, которые меня обнимали — и это, к гхарам лысым, руки дофина.

Заколдовал он меня, что ли? Своей магией?

«Все я понимаю». «Буду ждать, сколько потребуется». «Знаю, что небезразличен тебе».

Тогда реагировать на эти фразы — как мне казалось, пустые и шутливые - было проще. А если и правда... пустые и шутливые?!

- Мила, о чем ты думаешь с таким зверским выражением лица? Или о ком? Надеюсь, не обо мне?

В этот момент я ненавидела себя, почти до слез.

- Если это из-за Клериен, - он все-таки поймал слезинку с моей щеки, и в месте соприкосновения с подушечкой его пальца кожа сохранила приятное тепло, - не думай о ней, слышишь? Слышишь меня сейчас?

Его уверенный голос спустил тетиву внутри меня, и я приподнялась на носки. Обняла Фела за шею и в последний миг, внезапно оробев, опустила голову ему на плечо.

Солнце, что я делаю? И почему мне так до невозможности... хорошо.

Дофин обнимал как друга, как сестру. В защитном, успокаивающем жесте, а я прикрыла глаза, вбирая в память каждый миг этого тихого единения.

Должно быть, Фел что-то понял по моей мелкой дрожи, потому что в какой-то момент его объятия стали крепче, а дыхание тяжелее.

 

Приятный запах, я уже отмечала его раньше, окутал меня так же крепко, как и прикосновения.

Фел. Феликс...

Боги направили его ко мне, когда он разбил кристалл и перенесся наугад. Что, если именно он все это время был предназначен мне, а я ему, но была слепа? Что, если мои глаза были открыты только для видений? Что, если он был прав... а я поступала «назло богам», как непослушный ребенок. Страшно и до безумия сладко поверить — потому что еще страшнее обмануться.

Нет, нет. Я просто жрица, которой вообще не положено что-то к кому-то чувствовать, а с моим «даром» я даже обещать ничего не могла. Вдруг завтра увижу про Фела такое, что обращенные вампиры Ленса покажутся милой доброй сказочкой?

Но именно сейчас Фел давал мне то, в чем я отчаянно нуждалась. Опору, защиту... и любовь, как бы эгоистично это ни звучало.



Екатерина Лоринова

Отредактировано: 08.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться