Темное солнце (в ее руках). Восхождение Ленсара

Размер шрифта: - +

Глава 34 Ленсар (2)

- Ленсар... - я как раз успел проскользнуть между ней и дверью, так что она на пару мгновений замерла от ощущения резкого сквозняка и взметнувшихся волос, чем дала мне еще немного времени — устроиться как и в чем ни бывало за письменным столом, который почти не просматривался со стороны двери. Пусть ищет.

И она нашла, сделав пару шагов в сторону и вздрогнув от неожиданности.

Правильно, бойся — незачем больше лицемерить с помощью своего искусственного сердца. Интересно, что заставит ее опрокинуть поднос?

- Нерезза, - чуть склонил голову, не разворачивая корпуса, и отметил, что она снова чуть вздрогнула. Не от моего же голоса и взгляда?

Она водрузила поднос на привычное место и накрыла рукой одну из крышек — условный знак, что там письма.

Письма! Гхар... Я снова забыл. Снова забыл... Посчитал, что в запасе достаточно времени, и…

Ничего, напишу, как Нера уйдет, а потом призову, или пусть это сделает Роб — которого тоже надо дождаться, ну да ладно.

Еще не случилось ничего непоправимого.

И даже если Мила видела произошедшее в борделе... можно наплести, что видение относится к будущему и вообще неопределенно, зыбко, как рябь на воде. Нет, я не хочу скрываться. Ни от нее, ни от отца, ни от кого. Но пока это вопрос выживания, придется терпеть.

- Завтра тебя хочет видеть Ее Величество, - Нера убрала руку с крышки и собиралась уходить.

- Матушка... матушка? Серьезно?!

Я вскочил, с трудом контролируя скорость, и подошел к той, что принесла благую весть, но все равно тряслась так, будто ее сейчас казнят за плохую.

- Да, завтра я приду за тобой в девять.

- И отец позволил? - вскинул бровь, - я же на испытательном сроке.

Знали бы они, как хорошо я его соблюдаю. От этой мысли в груди разлилось мстительное удовлетворение.

- Сначала он говорил, что ты занят медитативными практиками, которые требуют отшельничества, - Нера избегала смотреть прямо в глаза, изучая то растительный орнамент на светлом ковре, то отделку кресел, - но утверждать так дальше было бы подозрительно. Впрочем, если тебе интересно мое мнение, императрица и так обо всем догадывается.

 

Какой-то месяц назад я бы пришел в ужас от вероятности, что мать узнает. Она всегда так меня оберегала, всегда защищала перед императором — больше, чем Фела, сейчас я видел ясно.

Но теперь мне было, что ответить. Я держу зверя под контролем, а остальное не для чужих глаз. Даже не для глаз матери. Почему-то не хотелось, чтобы она увидела своего сына с окровавленными губами и клыками — то, чего она, должно быть, всегда боялась и видела в кошмарах.

- Завтра вместе со мной прибудут маги. Под конвоем тебя отведут в казематы, проверят реакцию на кровь узников.

«Под конвоем магов» сопровождали только редких преступников с сильным магическим даром. Льстит.

- Прошу не оказывать сопротивления и... в общем, не делать глупостей, если хочешь выйти уже завтра.

- Но еще три декады... - разум не верил, но в воображении уже проносились картины ближайшего будущего.

С одной стороны хорошо, я смогу видеться с Милой, а с другой... больше не представится столь удобной возможности уходить «на прогулку» с Робом, зная, что тебя никто не хватится.

Ничего, я найду способ.

- Благодарю, ты можешь идти.

И уловил явственное облегчение, которое бывает только после необходимости бороться со своими чувствами. Ну беги, беги, мне не привыкать. Даже в глазах моей дорогой Милорады стоял ужас, мне никогда не стереть его из памяти.

Замок-артефакт щелкнул, Нерезза ушла. А я метнулся к подносу — не за едой, я достаточно подкрепился в «ресторации» Роба, за письмом.

Странно, что сегодня одно — но, может, Мила не смогла связаться с Даной или Фелом.

Как всегда, подрагивающими руками развязал белую ленту, и...

Гхар, глаза меня обманывают?

Бумага та же, даже чернила и их запах... И лента принадлежит Миле, храня легкий аромат ее волос.

Вот только почерк своего братца я знал слишком хорошо.

 

«Знаешь ли ты, мой дорогой брат, законы Снартари? Уверен, помнишь хорошо, ведь ты всегда сидел за книгами — так вот, я тоже. И ты наверняка знаешь, что по истечение тридцати дней, если брак не был консумирован, кровный родственник имеет право забрать невесту себе? - перед глазами упала багровая пелена, и я дернул руками так, что несчастная бумага треснула, и пришлось складывать послание на столе из нескольких частей, как детский ребус, - Так вот, Милорада теперь моя. И я не отдам ее ни тебе, ни самому богу Солнца, если он спустится с небес. Сообщаю сие тебе лично и прошу принять с достоинством. Не пытайся портить жизнь моей — теперь, волей Солнца — жене. Иначе нам придется сразиться, и боги покажут, кто сильнее».

Подпись не требовалась. «Письмо» отправилось в огонь, а я сглотнул и постарался мыслить рационально. Братец хочет, чтобы я и дальше оставался под замком, поэтому выводит меня на эмоции. Потому что написанное Фелом не может быть правдой!

Какими бы законы ни были — а таковой я выудил из памяти как один из наименее важных, необходимо согласие невесты. Согласие на консумацию.

Могла ли Мила поддаться извечному обаянию моего братца? С какой-то отстраненной холодностью подумал, что могла. Скажем, увидела меня с Иветтой и пошла мстить, как это делают глупые бабы.

Что ж, если все правда, то одной проблемой меньше. Я со спокойной совестью смогу взять ее после Фела, без опасения нанести вред.

Мое желание никуда не делось, лишь вспыхнуло сильнее, как дикое пламя. Как желание разнести все кругом, вот только нельзя. Я завтра выйду и буду самым примерным сыном в Ниарисе. Самым понимающим братом, и даже не покажу своих истинных чувств верховной жрице. Даже забуду ненадолго о прогулках с Робом.

Потому что на кону куда большее.



Екатерина Лоринова

Отредактировано: 27.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться