Темное солнце (в ее руках). Восхождение Ленсара

Размер шрифта: - +

Глава 37 Милорада (2)

В прошлый раз именно его страсть привела к срыву. Меня снова затрясло - и вовсе не от страсти, а от страха. Однажды, в прошлой жизни на севере, я десятилетней девчонкой притащила домой раненого волка. На санях. Мы с отцом его выходили, он даже прижился как домашний пес. Вот только в какой-то момент звериная сущность взяла верх, и... в общем, небольшой белесый шрам на боку оттуда. Ахвик пришел вовремя.

«Зверь остается зверем, - говорил отец, - как его ни ряди в овечью шкуру. Он может приспособиться, чтобы выжить, но под шкурой останется все тот же волк».

Ленс.

- Не сейчас! Меня уже ищут... - по взгляду и усмешке читающего пульс вампира я с отчаянием понимала, что если и ищут, то не там.

- Здесь нас не потревожат, - шепот скользил по шее к открывавшемуся под его рукой вырезу на груди, - или ты права, лучше источники.

Не успела я задохнуться немым криком, как сверхъестественный ураган подхватил меня и понес в неизвестность. Тогда, более месяца назад, когда мы по-детски наивно заключали тайное бракосочетание, этот полет вызывал чистый восторг. А ведь теперь действительно полет, Ленс отрывался от земли... Не смотреть. Не смотреть, хотя при такой скорости я вряд ли что-то различу. Но все равно до боли зажмуривала глаза — словно надеясь, что этот кошмар исчезнет.

- Раздевайся, - произнес мой мучитель по приземлении, разжав тиски объятий. Неужели каждое использование сил убивает в нем человека, подкармливая зверя? И он этого не видит.

- Раздевайся, хочу на тебя смотреть, - повторил Ленс, разве что не облизываясь и видя, что я застыла истуканом, подтолкнул к естественному бассейну с теплой водой.

- Нет.

Откуда-то из глубин души я знала, что стоит на мгновение поддаться, показать слабость — и все, зверь сорвется с цепи.

- Нет! Прекрати это.

- Прекратить что? - он сделал медленный шаг вперед, и я такие же пол-шажочка назад, - любить тебя? Ты единственная связываешь меня со Светом, так подари мне шанс. Тот, что ты столь щедро отмерила моему братцу.

- Это был дурман! Ридгийский, - не знала, зачем оправдываюсь — перед ним или перед собой?

Гхар. Дымчатые как ночь воспоминания о Феликсе всколыхнули непрошенное пламя, которое Ленсар мог принять на свой счет. Или понять все правильно, что еще хуже...

- Милоррада...

Он сделал стремительный шаг, и я попятилась... не сразу сообразив, почему под ногой нет опоры. И неловко, спиной полетела в воду.

 

- Мила, нет!

Два голоса — похожих и различных, как день и ночь.

Братья успели одновременно — Ленс ухватил мою руку чуть выше локтя в тот же момент, как меня встретила воздушная перина белого как мел Феликса. Хм, а откуда здесь Фел — наткнулся случайно? Или, как обычно, следил? Присматривал — тепло отозвалось что-то в груди и свернулось пушистым котенком. И это чувство я бы и рада изгнать, заместив раздражением на слежку, но у меня не получалось.

И как много он успел услышать? Конечно, я сказала чистейшую правду. Дурман был, и благодаря ему все воспринималось как реалистичный сон, но... Солнце, где я нашла здесь правду. Дурман лишь ускорил события, но теперь Фел мог думать, что я считаю иначе.

Правда, долго этим терзаться было некогда — Ленс, позабыв о том, что надо бы скрывать сверхскорость — или, напротив, хотел продемонстрировать? - перенес меня на берег. И дофин, который уже был на полпути ко мне по пояс в воде, в то время как меня не коснулось ни капли, застыл с нечитаемым выражением на лице.

- Мила, ты в порядке? Гвардейцы тебя ищут, я возглавил поиски.

Вот и объяснение. А вовсе не «слежка» - да у тебя, Мила, уже самомнение взлетело до небес. Возомнила, что дофин бросил все дела и без тебя ни есть, ни спать, ни заниматься привычными делами не способен.

- Да, благодарю, - железная хватка Ленса не позволяла ответить менее лаконично, но все мои эмоции передавал пульс — и пальцы сжались еще сильнее. Так, что я не удержалась и вскрикнула.

- Отпусти ее, - я увидела, как стихийные маги осушают на себе воду заклинанием, - я провожу Ее Мудрейшество.

Фел тоже играл в этикет, но и его пульс, должно быть, никого не обманул, потому что Ленсар оскалился.

- Я сам провожу свою женщину, братец.

Прозвучало так, что я почувствовала себя не польщенной, а униженной. Вещью.

Глаза Фела сверкнули.

- Отпусти Милораду, поговорим.

- Хорошо, - хватка наконец разжалась, и я потянулась потереть явный синяк, - поговорим.

- Не советую делать глупости, - дофин стремился встать между мной и Ленсом, - сад напичкан заклинаниями, и гвардейцы недалеко.

- Я и без «глупостей», как ты выражаешься, мой милый братец, способен свернуть тебе шею. Как цыпленку.

- Ч-что?! Они действительно собираются драться? И последующее видение — холодное от колотившего меня озноба, подтвердило, что братья друг друга убьют. Вот ледяные глыбы, в которые превратится вода из горячего источника, вот застывшие в них части тела, словно изрубленные на куски. Впрочем, так все и было — изрубленные. Льдом. От этого зрелища мутило, но то, что стало с телом дофина, не пожелала бы увидеть и врагу. Даже гхары не сотворили бы подобного со своей жертвой. И все это вперемешку — лед с разводами золотистой снартарийской крови, как из-под жернов мельницы какого-то темного бога. Словно после смерти братья решили уйти на серебряные поля, взявшись за руки.

- Стойте! Заклинаю словом жрицы!

Фел обернулся на мой голос, и Ленс воспользовался моментом, подлетев вихрем и повалив дофина на землю.

- Ленс, очнись! Вы убьете друг друга! - в ушах шумело от страха, что не сумею предотвратить увиденное, - я видела мертвыми вас обоих — послушай мое сердце, я говорю правду! А ты же хочешь жить. Подумай и успокойся. Прошу...



Екатерина Лоринова

Отредактировано: 01.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться