Темное солнце в ее руках. Восхождение Ленсара

Глава 4 Ленсар, или Незваные гости (1)

Что-то перина жестковата – сменить бы к гхарам главного слугу, пусть стелит постели в трактирах.

- Брат, это мы где? – слабый тычок в бок, и я просыпаюсь. Сверху на меня с укоризной смотрят деревянные балки гостевой комнаты егеря. Чуть ниже – озадаченная физия Фела-младшего.

- В плену у фаргонских повстанцев, - бурчу я, наощупь надевая сапоги.

- Да ты что! Бежим скорее!!! – нехорошо смеяться над немощным, но я не удержался. За такое выражение лица дофина главный карикатурист столицы выложил бы немалые деньги!

- Сиди уже, - положил ладонь ему на плечо, - а ты что, ничего не помнишь?

Братец протер глаза.

- Ну, была охота, мы сбежали от гвардейцев…

- А потом ты устроил вечную зиму, - напомнил ему.

- Вот же драконовы потроха!

- Теперь ты должен успокоиться и все вернуть, как было. Сможешь?

- Не знаю, - небесные глаза брата расфокусировались – значит, он нащупывает нити силы, или что там еще, - у меня не получается! Я ничего не чувствую!

- Успокойся и попробуй снова.

- Моя магия, она пропала!!! – о спокойствии теперь и речи не шло.

- Сядь же, - насильно усадил Фела на лавку, - у тебя такое уже было после попойки на праздник Солнца, и через сутки восстановилось. Помнишь?

- Но тогда я ощущал хотя бы слабые следы Силы, а сейчас ничего! – голос Фела сорвался на фальцет, - прямо как до двадцати лет, когда я не подозревал, что стану магом…

- Значит, твоей магии показалось, что некто ведет себя несоответственно статусу.

- Ты говоришь как отец, - Феликс поджал губы, - и смотришь прямо как он.

Братец встал и прошелся из стороны в сторону. Вздрогнул от особенно выразительного завывания ветра.

- Правильно я понимаю, пока не удастся усмирить бурю, мы здесь замурованы.

- Не только мы, - одернул старшего брата, - из-за тебя «замурована» семья егеря, и пострадали близлежайшие деревни.

- Отец нас уже ищет…

- Но ты постарался затруднить ему этот процесс. Нужно выбираться самим и решать пробле…

- Вы уже проснулись, - на пороге оказалась Милорада с подносом в руках.

- Это дочь хозяина, - шепнул Фелу, но тот едва ли услышал – он во все глаза смотрел на вошедшую.

- Ты мне снилась, прекраснейшая богиня, - и куда только делся растерянный маг, потерявший силу? Нет, потерять ее невозможно, как и обрести, если ты родился обычным. Но минуту назад Фел паниковал так, будто больше никогда не сможет колдовать.

- Милорада, - девчонка присела в реверансе и к моей немалой досаде покраснела – неужели купилась на это шутовство? – рада видеть, что Вы в добром здравии.

- Фе… - чуть было не оговорился Феликс, - Федор.

Правильно, потому что Феликсом могли называть только старшего в династии Элвелоров, того, кому переходит престол. То бишь будущего императора, но никак не обычного снарра.

- Полагаю, на поправку я пошел только благодаря Вам? – братишка все также не сводил глаз с «жертвы», - Ваши волшебные руки исцелили меня.

Когда Милорада убежала, бросив поднос на ближайшую поверхность и пробормотав о том, что ее ждет отец, я повернулся к Феликсу.

- Должен тебя предупредить, хм, Федор, - а неплохое имечко для вылазок инкогнито, - что у ее отца руки крепкие и в случае чего с радостью пожмут твою могучую шею.

- Ты о чем? – брат и бровью не повел, - если бы не эта милая девушка, я бы все еще валялся без сознания. Ведь правда?

- Ты все знаешь, - я начал закипать, - «прекраснейшая богиня», «волшебные руки» - к чему все эти виляния?

- Да ты на нее запал! – Фел выпрямился и уставился на меня так, будто и правда явилась древняя богиня во плоти.

- Еще чего! – схватил деревянную миску с кашей и принялся есть.

- Втюрился… - пакостно ухмыльнулся Феликс, безуспешно прикрываясь большой ложкой, - но тебе можно, ты же не наследный принц. Хочешь – оставайся на Севере, будешь местным городничим. Нет… деревенским старостой. Хахаха!

- А наследному, значит, позволительно морочить голову провинциалкам? – прошипел я так, чтобы наш разговор не вышел за пределы комнаты.

- Раньше тебе было как-то все равно, когда я морочил головы придворным дурочкам.

- Эти люди спасли нас и приютили.

Фел вскинул глаза, но промолчал.

Какое-то время тишину нарушал только стук ложек о миски. Даже привередливый братец на голодный желудок ел без нытья.

- Хорошо, давай так, - дофин империи пригубил травяной напиток, - я ее не трону, даже пальцем не коснусь, но если она сама захочет… - на его губах снова появилась улыбочка, - то желание дамы закон.

- Поспорим, что не захочет? – так и хотелось надеть кружку ему на голову, - ты должен думать о возвращении силы и возвращении домой, а не о легкомысленных похождениях!

- Ты скучнее моего молитвенника, поэтому и с девушками у тебя проблемы, - глубокомысленно изрек Феликс с видом философа за потягиванием старинного вина, - хочешь, дам совет? Будь проще.

- Например? – я напрягся, в глубине души надеясь выцепить что-то полезное из опыта старшего брата.

- Ну, вот, если она тебе нравится, дай ей это понять. Женщины скованы правилами и условностями куда сильнее мужчин, хотя у нас при дворе каждая вторая из кожи вон лезет, чтобы заполучить титул и бессмертие.

После того, как родители сняли многовековое проклятие с нашего рода, солнечные эльфы снова смогли делить вечность с любимыми на двоих.

Спасибо им, в отличие от отца в свое время, я не боялся полюбить, и пару раз думал, что у меня та самая Любовь. Но красавицы оказались очередными охотницами – одна из них даже пыталась прежде опробовать на прочность моего брата, но он оказался ей не по зубам. Каким-то образом Фел сумел закрыть свое сердце – не удивлюсь, что на это повлияла магия, и мастерски превращал охотниц в дичь. Играл и выбрасывал за ненадобностью, чтобы другим было неповадно. Но желающие испытать судьбу всегда находились.



Екатерина Лоринова

Отредактировано: 24.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться