Темные воды

Часть вторая.

В десяток широких шагов я подлетел к лестнице на веранду и юркнул под тёмный козырёк, нависающий сверху нёбом огромной звериной челюсти. И только тогда, хотя бы на мгновение освободившись от липких щупалец назойливого ливня, я понял, как же много тот занимал места в моём мире и как связывал по рукам и ногам, заставляя экономить каждое движение… Тут, под небольшой, но надёжной крышей, мир вокруг меня вновь начал оживать – и пусть он по-прежнему был холоден и пуст, но в нём хотя бы можно было вдохнуть свободно, не боясь наглотаться тяжёлой дождевой воды.

Я помедлил, надеясь отдышаться, и осторожно подошёл к двустворчатой входной двери здания – произведению настоящего искусника, мастера своего дела – и замер перед ней, зачарованный витиеватостью рельефного узора.

Дверного звонка видно не было – его роль исполнял увесистый молоточек на мощном кольце, упирающийся в изукрашенную металлическую пластину. На первый взгляд, они почти не были тронуты ржавчиной – сказывалось размещение особняка на вершине крутого холма – однако, стоило мне только оттянуть молоточек на себя, как тот с омерзительным скрипом сорвался с родного места и, выскользнув из моих мокрых пальцев, с грохотом обрушился на пол. В паре сантиметров от моего правого ботинка…

Сколько же лет этот механизм провёл в бездействии – и под властью каких сил?.. – если крепления его не схватились ржавчиной намертво, а оказались почти полностью разрушенными изнутри?.. Хватило небольшого усилия, чтобы мощные шарниры развалились в пыль, обрушивая вниз тяжесть всей массивной конструкции. И… странно, что сам молоток – со всей его ажурной оправой, с тяжёлой пластинкой внизу и целым набором мелких деталей вдруг оказался цел.

- Юичи?! – с заметным, очевидным опозданием воскликнула Ямато Мэй. Она до сих пор не решалась подойти ближе, хотя дочери тянули её к укрытию от дождя с оправданным усилием.

- Всё нормально, – отозвался я, выставив в сторону руку с раскрытой ладонью. – Я просто… уронил кое-что… Посветите сюда снова, пожалуйста…

Дождавшись слабой поддержки светом, я вновь оглядел могучее полотно двери, и, не придумав ничего лучше, решился просто постучать по нему кулаком. Как будто бы жильцы кажущегося заброшенным дома могли пропустить тот грохот, с которым рухнул их старый молот.

Мой стук отзывался эхом в пустоте по ту сторону толстой преграды – я слышал этот глухой отзвук даже сквозь шум и шелест вновь набирающего силу ливня. Но никто не отвечал. Не было вообще никакой реакции на мои удары. И тогда, следуя дурному правилу большинства киношных триллеров, я взялся просто тянуть дверь на себя. Тщетно. Потом принялся толкать её в противоположную сторону – с тем же отсутствующим результатом. Высокая деревянная пластина даже не двинулась с места, хотя я готов был поклясться, что она не заперта на замок и не заблокирована ничем с обратной стороны!

- В сторону, Юичи! - приказала тётя Мэй, внезапно оказавшись прямо позади меня. Её слова оттолкнули меня вбок, но, вместо того, чтобы пройти к двери, женщина просто прикрыла глаза и устало растолковала: – Да не ты… Дверь толкни в сторону. Она должна открываться так – у основания видны полозья…

Не сразу сообразив, чего именно от меня добивалась тётя, я как в замедленной съёмке вернулся к непреодолимой, казалось бы, преграде, и вновь надавил на неё ладонью. Но на этот раз всё доступное усилие я обратил вбок, вправо, надеясь одним движением открыть для нас путь к сухости и покою – вот только дверной створ, загрохотав, остановился после первого же сантиметра пути и прочно застрял на одном месте.

- Не похоже, чтобы этим входом в последнее время пользовались, – озвучил я робкую мысль, надеясь оправдать тем самым собственный провал.

- И вправду, – с неожиданной лёгкостью согласилась моя старшая спутница. – Но попробуй ещё левую…

Послушно кивнув, я налёг всем телом на нетронутую сторону двери – и с огромным трудом, через скрежет и боль в перегруженном плече всё-таки сумел оттолкнуть её подальше в предназначенный для этого паз. После всех моих усилий створка сдвинулась едва ли на половину – но этого уже было достаточно, чтобы внутрь могли проникнуть все мы, пусть и по одному.

И… если до этого неизвестные жильцы особняка ещё могли пропустить шум нашего прибытия, то грохот открываемой двери определённо должен был переполошить весь дом!..

Впрочем, темнота, обступившая нас со всех сторон, вовсе не казалась настороженной или враждебной – скорее любопытной: она легко уступала свету тётиного фонарика, рассеивая недавние страхи и сомнения. Отсюда, изнутри, особняк уже не казался таким уж страшным – да, он нависал со всех сторон резкими углами главного зала, терялся в глубине примыкающих коридоров и растворялся в черноте у самого потолка – но даже при этом… Даже при этом я вдруг ощутил неожиданный комфорт и какое-то ленное спокойствие: к этому подталкивал относительный уют прихожей с её большим столом и парой массивных диванов, приткнувшихся по сторонам от того.



Николай Антонец

Отредактировано: 27.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться