Темные воды

Часть восьмая

Старый динамик закряхтел, выдал какое-то неразборчивое шипение, каждая секунда которого отражалась на тётином лице неподдельным разочарованием, и готов был уже затихнуть, как вдруг зазвучал увереннее, громче. И на весь салон старенького фургона раздался изломанный помехами женский голос. Молодой, звонкий и живой:

 

«… начинаю жалеть об этом решении. В надежде на интересный сюжет о самобытной верности традициям и народной духовности мы преодолели огромное расстояние – потратили почти три полных дня, чтобы найти нужную дорогу – и в итоге вместо обещанного информаторами посёлка рыболовов наткнулись на россыпь старых, разорённых домов. Не хочу думать, что всё было зря – но, серьёзно, я разочарована. То есть – вот прям совсем. И утомлена переездом…  На часах уже за полночь, так что осматриваться будем с утра.

Заметка: в будущем не стоит совершать поездки в разгар сезона дождей. Если бы не трёхдневная задержка, мы, может, и вписались бы в «сухое» окно, но теперь риск попасть под ливень растёт с каждым часом.

 

Деревня, день первый. Утро. 

Беглый взгляд не обманул: поселение действительно кажется пустым и совершенно заброшенным – причём уже очень и очень давно. Не меньше десяти – а может, и двадцати лет. Не думаю, что здесь остались материалы для сюжета о традиционных ценностях и мастерстве настоящих рыболовов, передающих свои знания из поколения в поколение.

Заметка: в срочном порядке нужно придумать заголовок для нового замысла о населённом пункте, судьба и гибель которого всё это время оставались без внимания со стороны больших городов. Не слишком жизнеутверждающе, но лучше так, чем вернуться домой с пустыми руками.

 

Деревня, день первый. Вечер.

Здесь нечего снимать. И не о чем писать. Мы потратили массу времени, чтобы обойти местность кругом, но не нашли ровным счётом ничего интересного. Река держит деревню с одной стороны, горы – с другой. На холме стоит огромный особняк в традиционном стиле. Других дорог отсюда кроме той, по которой мы приехали – нет. Макото наткнулся на старый тоннель в одной из дальних скал, но тот давным-давно завален, и, судя по следам в породе, был подорван самими сельчанами. Я пока пытаюсь понять – зачем, но не могу придумать ни одной жизнеспособной версии.

Ах, да. Про реку забыла рассказать. Она неспокойная. Шумная. Большая. И, похоже, её уровень постепенно поднимается. На дальнем к ней краю поселения можно заметить остатки рисовых полей, но в большинстве своём там всё уже поглощено водой. Вряд ли это произошло само собой – нужно будет поискать заметки о происшествиях, имевших место выше по течению. Может, обвал изменил речное русло или случилось ещё что подобное… В любом случае, без этой информации многого мы не расскажем.

Исследование особняка оставим на завтра. После всей этой ходьбы ноги просто отнимаются.   

Заметка: нужно проанализировать все обнаруженные мелочи и собрать из них нормальную статью, которую можно будет наложить на видео. Но это… Не думаю, что у нас получится что-то интересное.  

 

День первый, дополнение:

Совсем забыла: во всей деревне и её окрестностях мы не обнаружили ни единого храма – будь то синтоистского или буддистского – и ни одного путевого святилища. Равно как и по дороге до неё. Для поселения такого размера – и такой невероятной древности – этот факт кажется мне довольно странным. Люди здесь должны были верить хоть во что-нибудь, разве нет?..

Конечно, все религиозные постройки могли быть подточены речной водой, но уровень её доходит пока лишь до основания самых дальних прибрежных строений, и я не думаю, что храм мог располагаться ещё дальше за ними.

В этом нужно будет разобраться. Как…. и во всём остальном… Наверное.»

 

Несмотря на помехи, регулярные скачки звука и рассеянность девушки, то подносящей микрофон к самом рту, то отворачивавшейся от него почти полностью – я поймал себя на мысли, что воспринимаю полноценное присутствие четверых человек внутри фургона. Четверых, а не только нашей нескладной троицы. Казалось, стоит задать репортёру из далёкого прошлого вопрос – и та, несомненно, услышит его, хотя и будет слишком занята озвучиванием собственных мыслей, чтобы ответить.



Николай Антонец

Отредактировано: 27.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться