Темные воды

Часть четырнадцатая.

Вновь напомнила о себе боль в разбитом колене. Стоило пройти всего-то полдюжины метров без прихрамывания, и рваная дыра в ноге моей дала о себе знать болезненным, раздражающим жжением. Пришлось немного замедлиться – и именно так, на полушаге, меня вдруг застала тошнотворная тяжесть в самом центре груди. Сердце затрепыхалось чуть быстрее, и темнота вокруг меня начала постепенно расплываться, терять свою прежнюю непроницаемость. Подобно миражу среди пустыни, в неровных стенах пещеры начали проявляться призрачные очертания факелов.

Неужто опять? Но как так, почему?! С последнего посещения пространства меж временами не прошло ведь и получаса!

Я постарался идти быстрее. Не оборачиваясь, даже не глядя по сторонам – просто вперёд! Наперегонки с зыбкими границами вымышленной реальности. И позади осталось уже, наверное, полпути, когда в спину мне ударил полный ярости, усиленный резонансом самой скалы утробный вопль:

- Ты думал, что сбежишь?! Думал, что можешь пялиться на меня сколько влезет, а потом просто пойдёшь по своим делам?! Нет уж, мой маленький жучок – этому не бывать!

Голос приближался с каждой секундой. Его источник – одновременно шипящий, скрежещущий и воспроизводящий подобие членораздельной речи – двигался по кривому коридору с пугающей и явно нечеловеческой скоростью!

- Нет, Юичи! Нет! Ты присоединишься к ним! Ты будешь среди голосов в моей голове! И ты будешь кричать громче всех! Громче! Я клянусь тебе на собственной крови!

Угроза настигала меня всё быстрее. Двигаясь подобно бурлящему потоку внутри замкнутой трубы, она заполонила собою всё её нутро и катилась тем быстрее, чем дальше продвигалась! И только сейчас, с приближением физически ощутимой жажды убийства, я всё-таки осознал, что к чему: тварь, некогда носившая лицо Сагары Юми, каким-то невероятным образом затянула меня обратно в свою сумасшедшую реальность вопреки самим правилам этой деревни, этого крохотного мира в пределах окружающей действительности – и именно в ограниченном радиусе вокруг неё мои привычное пространство и время переставали быть именно моими. Чем ближе подбиралось чудище – тем чётче становились образы более чем пятидесятилетней древности!

- Ты предал меня, Юичи! – полный опаляющей ненависти вой ударил мне прямо в спину, пересчитав, казалось, каждое рёбрышко – и убежал вперёд меня по неровным полостям коридора. – Ты обещал защитить! Ты обещал!

Последний вскрик, казалось, прозвучал уже над самой моей головой – но был полон не тупой ярости, которую я ожидал, но какой-то бессильной горечи, несказанного разочарования и боли. И спустя мгновение я понял – почему: моя выброшенная вперёд стопа не встретила холодной поверхности скального массива, а вместо этого почти по щиколотку погрязла в переувлажнённой ливнем земле! Ещё один рывок – и я вылетел из кошмарной пещеры целиком, оставив позади себя лишь исполненный мучений вой кровожадного чудовища. 

Неужто… я смог спастись?..

Эта простая мысль подрубила меня точно вековое дерево, и на полной скорости ударила оземь. Швырнула в самую грязь у ворот заброшенного, заросшего парка. И, наверное, я мог бы скривиться от отвращения – в конце концов, влажная земля вперемешку с вырванной травой покрывали всё моё лицо, забиваясь в глаза и рот – но чувство нежданной свободы оказалось куда более сильным, чем даже сковавшая травмированную ногу жгучая боль! Несколько секунд я просто дышал полной грудью, отплёвывая грязь и вытирая разгорячённое лицо, а потом с удовлетворением ощутил на шее прикосновение холодной капельки дождя. После кратковременного перерыва ливень готов был вдарить снова, но пока только собирался с силами. Давал мне время для передышки.

Перевернувшись набок, я медленно перешёл в сидячее положение – к счастью, куски моего тела, до того казавшиеся разрозненной и неконтролируемой массой из костей и мяса, послушно пришли в движение и продемонстрировали желаемую исполнительность. Похоже, неизведанный до сих пор уровень страха, на который меня перевела новая форма Юми, не уничтожал изнутри, а предоставлял дополнительную злую стимуляцию – для противостояния этому горячечному бреду и всей сошедшей с ума деревне вместе с её немыслимыми проявлениями!

Я поднялся на трясущихся ногах и, не отряхиваясь даже, на ощупь поплёлся в противоположную от старого парка сторону. Реальность чудовища-Сагары растворилась без следа, забрав с собой и аккуратный свет факелов, и огоньки, бережно укрываемые в чревах каменных фонариков. Вокруг было темно. Темно, страшно и, наверное, крайне опасно. И оттого я старался брести ещё быстрее, ещё громче и увереннее. Чтобы доказать особняку и его тёмному естеству: мне проще будет найти в себе силы для очередного бегства, чем тратить время на прятки и ползать ниже уровня шумной травы. Нет. Нет, мне нужно было спешить. Ведь если…

Если деревня вывернула наизнанку, извратила и исказила образ Юми – то подобная участь могла ждать и дочек Мэй. Не говоря уж о самой тёте. И… обо мне. Отчасти это было даже интересно: как именно могла перевоплотить меня застарелая злоба этого места, какие черты придать и на какую откровенность вывести… Что я мог бы кричать в лицо Мэй? Какого зла ей желать? И что сотворил бы с несчастными, беззащитными близнецами, не раз вызывавшими в душе моей отзвуки сдавленного раздражения? Мог ли я навредить им?.. Мог ли?..



Николай Антонец

Отредактировано: 27.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться