Темные Холмы

Размер шрифта: - +

Глава -1- Трупы за закрытой дверью

***

Середина сентября 2018г.
г. Молнегорск

      В этот раз детектив Марченко и его напарница Горская приехали в провинцию без шума и пафоса. Не было ни громких мигалок, ни шумных окриков, ни внезапных свидетелей. Чёрная, глянцево блестящая, машина быстро проскочила по городу, немного проехала вдоль Стены, прошмыгнула в ворота, и те мгновенно за ней захлопнулись, скрывая от любопытных глаз.

      На месте происшествия их уже ждала группа местных полицейских. Они успели рассредоточиться по территории, но детектив не стал ничего осматривать, а, спросив у участкового, где находится свидетель, сразу направился к нему. За ним поспешила симпатичная молоденькая девушка, держа в одной руке увесистый блокнот, а другой придерживая висящий на шее фотоаппарат.

      Они подошли к нервно переминающемуся с ноги на ногу молодому мужчине, и устало на него уставились. Это был не первый вызов за сегодня, и в это захолустье пришлось ехать прямо из столицы, по приказу вечно злого и недовольного начальства.

      Увидев столь почётных гостей, мужчина ещё больше занервничал и стал оглядываться, в поисках то ли убежища, то ли вообще намереваясь сбежать.

      — Да не нервничайте так, мы Вас не съедим, — сказала Горская, открывая толстый блокнот на кольцах, и, очаровательно хлопая длинными ресницами, спросила:
      — Значит, гражданин Дмитрий Курочкин?

      — Так точно, — гражданина Курочкина ни капельки не смутила, и что совсем странно, не заинтересовала статная девушка в форме. Он сразу перешёл в атаку:
      — Когда я уже смогу пойти домой? Меня держат тут почти весь день! Я устал, надышался этой гадости и ею же весь провонял. Сейчас даже корю себя за то, что захотел помочь! Лучше бы я прошёл мимо! — мужчина видимо на самом деле уже находился на пределе, и теперь высказывал всё, что накипело за день. Но детективам было плевать, они сегодня уже исчерпали лимит сил, и их ничто не могло вывести из себя.

      — Домой Вы попадёте сразу, как только мы разберёмся, что тут произошло, и как Вы вообще сюда попали, — отрезал детектив холодно, от чего Горская улыбнулась, а свидетель ещё больше занервничал, перейдя с крика обычного на крик визгливый.

      — Где хочу там и хожу! Между прочим, законом не запрещено!

      — А разве вы не видели табличку «Осторожно, опасная зона»?

      — Какую табличку? — Курочкин не очень успешно изобразил фальшивое удивление, — Не видел ничего такого.

      Горская для вида полистала блокнот и усмехнулась:
      — Правда. Участковый сообщил, что несколько дней назад все предупреждающие знаки таинственным образом исчезли, а городские власти не успели, или не сочли нужным установить новые. Ведь все местные и так знают, что здесь опасно, не так ли, уважаемый? А может, это Вы их украли?

      Курочкина перекосило от такого несправедливого обвинения, он молча отвернулся. Да и что мог сказать? Он не был образцовым гражданином, но за Стеной было словно мёдом намазано и как магнитом притягивало разных искателей приключений и неприятностей. Таблички мог украсть кто угодно. Полиция устала выписывать штрафы взрослым, делать выговоры знакомым, и отправлять незадачливых школьников и студентов под домашний арест за проникновение на закрытую территорию. Но ведь такое тут произошло впервые и он, несмотря на последствия, был рад, что оказался на месте первым.

      Да, тут не раз находили погибших, но по вполне понятным и обычным причинам. Иногда кто-то падал неудачно, свернув шею, а то и вовсе терялся в хитросплетении улочек и заброшенных зданий. Или, к примеру, куда-то проваливался. Состояние аварийное ведь. Впрочем, такое и в городе могло случиться, так что ничего необычного.

      На этот раз произошло нечто новое. Как тело попало внутрь здания — неизвестно. В монолитное бетонное помещение, без окон, с заваренной массивной железной дверью, покрытой давними следами ржавчины. Полицейские задержали его как свидетеля, и он долго наблюдал, как они около двух часов пытались выломать её ломом. В итоге им всё равно пришлось вызывать специалиста, который разрезал её сваркой, вскрывая, словно консервную банку.

      Что находилось за дверью, Курочкину не удалось разглядеть — полицейские его оттеснили, но по усилившейся трупной вони стало ясно, что он не ошибся, и там отнюдь не цветочный магазин. Одного из полицейских, что сразу вошёл в помещение с фонариком, долго рвало в кустах, и коллеги, кто обругав, а кто отсмеявшись, отправили бледно-зелёного мужчину домой.

      Курочкин, как студент медицинского университета, несколько лет проходил практику в морге, и прекрасно знал, как пахнет свежий или не очень труп. И совсем не боялся мертвецов. Гораздо больше проблем ему доставляли живые, к которым он относился намного холоднее и куда менее уважительно. Исключение составлял лишь его сосед по квартире. Он был тихий, спокойный, не трогал его вещи и не лез в его дела, как делали все остальные, из-за чего они смогли уживаться достаточно долго.

      Именно поэтому, прогуливаясь по улочкам за Стеной и выискивая наиболее мрачные места для фотосессии, Курочкин не махнул рукой на неприятный запашок, а остановился, подозрительно принюхался, сразу оценивая, какую пользу для себя он сможет из этого извлечь. Любой другой прохожий прошёл бы мимо, лишь поморщившись и посетовав на кошку или собаку, что так неудачно решила сдохнуть у него на пути.

      Немного побродив вокруг, он нашёл откуда исходит запах — в стене одного из зданий, на высоте около полуметра от земли было небольшое вентиляционное отверстие и оттуда знакомо разило смертью и разложением. Курочкин задрожал от любопытства и предвкушения выгоды — судя по степени смрада, умер человек давно и вероятность встретить его убийцу очень мала. А красочные фотографии настоящего, полуразложившегося мертвеца из-за Стены можно было неплохо продать любителям мистики или тем же журналистам. Если ещё подкрепить всё это загадочной душераздирающей историей, то им цены не будет!

      Войти он не смог — дверь оказалась намертво запаяна, зато покрутившись вокруг здания, нашёл на пороге странную игрушку, похожую на музыку ветра. Такие продавались в магазинах и торговых рядах, имели различную форму и размер, но их надо было подвешивать. А эта стояла.

      Конструкция забавно зазвенела, когда Курочкин тронул её рукой, имела антикварный вид, и была в очень хорошем, ухоженном, состоянии. Припрятав находку в рюкзак, мужчина включил фотоаппарат и попытался сделать фото через решётку вентиляции. Вспышка что-то несколько раз осветила, но внезапно неподалёку раздался грохот, и он быстро сбежал оттуда, оставив просмотр фотографий на потом.

      Считая своим долгом предупредить полицию о произошедшем, Курочкин позвонил со своего мобильного. Лишь потом он понял свою ошибку и долго корил себя за неосторожность. Нужно было сделать анонимный звонок, а тогда бы не пришлось потратить целый день на дачу показаний и свидетельства. Флешку с фотоаппарата у него сразу конфисковали, тарахтелку лишь осмотрели и бросили обратно, за ненадобностью. Больше в рюкзаке не было ничего подозрительного: мятый бутерброд с подтаявшим маслом, да запасная футболка в равной степени были неинтересны и не представляли опасности.

      Злорадно ухмыльнувшись, Курочкин ласково погладил спрятанную в кармане джинсов флешку. Предвидя такую подставу со стороны полиции, он предусмотрительно поменял флешки в фотоаппарате. Те снимки тоже жалко, но они обычные, а тут может находиться сенсация. Студенческая жизнь очень затратная, на снимках можно неплохо заработать, да и такая необычная музыка ветра будет стоить немало. Возможно это антиквариат. И он уже знает, кому её продаст. В столице у него есть знакомый коллекционер.



Коматагури Киёко

Отредактировано: 15.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться