Темные Холмы

Размер шрифта: - +

Глава -13- Где же кнопка «выход»?

***

Чёрный сгусток силы вырвался из ладони, взрываясь болью в каждой клетке моего тела. Я почти чувствовал, как рвались сосуды, лопались капилляры под неведомой ранее мощью. В полёте сгусток силы разделился на тёмные тягучие ленты, такие обманчиво податливые, гибкие и в то же время острые и опасные. Они врезались в тёмные коконы защиты вокруг людишек, и с хлопком лопнули, как воздушные шарики, разлетаясь обсидиановыми осколками и оставляя после себя лёгкий запах озона. Яркое сияние аур больше ничем не сдерживалось, они вспыхнули, как огоньки, показывая истинные чувства и эмоции своих обладателей, оголяя их натуру. Мне лень изучать их. Слишком ярко и раздражающее. Слишком приторно.

Но мне приятно наблюдать, как их заполняли цвета страха и ужаса. Я хотел поглотить их свет, разбить, уничтожить!

На лицах людишек проступило недоумение и боль. Они что-то забормотали, судорожно пытаясь восстановить сломанные барьеры, но не успели. Не так-то это просто без покоя и концентрации. Когда следует вторая атака, ликующий возглас срывается с моих губ, и я вдруг с ужасом осознаю, что это уже не я, не мои мысли, и я не управляю своим телом. Мой голос одинаково знаком мне, и столько же одинаково чужд. Оно всё-таки завладело мною и сейчас убивает моих друзей. Я ещё помню тот багровый ожог на лице Тима, который остался после лёгкого касания. Что же станет с ними после такого удара?

Некто в моём сознании радовался свободе и распирающей силе, играл с несчастными душами, как кошка с мышкой, хохотал безумным смехом, но я чувствовал его глухую боль, и она звучала, как надтреснутый хрусталь.

Радость длилась недолго. Перед моими глазами возникло крохотное солнце, его сияние росло, и из него вынырнуло три фигуры. Они облачены в тёмные плащи, но капюшоны откинуты назад, и я мог видеть их лица. Девушка, с золотыми локонами, моего возраста, не старше, и два мрачных типа, один из которых с тоской смотрел на меня. На его щеке, справа, красовалась татуировка в виде клеверного листа. На краю сознания мелькнуло узнавание, но было задавлено моим вторым «я».

Девушка взмахнула рукой и тёмные ленты, окружающие меня словно щупальца и готовые нанести удар по испуганным друзьям, рассыпались в прах, а мои глаза заволокла красная пелена ярости. Существо во мне взбушевалось, и внутри зародилась новая волна силы для атаки. Ещё мощнее и неистовей.

— Ты! — шипит существо с ненавистью, и я не узнаю свой голос. Он звучал неуверенно, сипло, словно оно очень давно не разговаривало. — Опять ты! Уйди с моего пути, предательница!

— Ты заигрался. Возвращайся туда, откуда пришёл! Это тело тебе не принадлежит! — голос незнакомки похож на морской прибой. Сильный и неостановимый. Вроде лёгкий и невесомый, но в то же время сбивающий с ног. Покачнувшись, Существо в моём теле зло ответило:

— Это тело моё по праву рождения. Ты не можешь мне помешать.

Девушка сложила руки домиком, а затем, растопырив пальцы, повернула ладони ко мне. Яркий свет больно ослепил глаза, но Существо отмахнулось от потока света, как от назойливой мухи. Девушка качнулась назад, но не отступила. За её спиной неподвижно, словно стражи, стояли те два парня и почему-то ничего не предпринимали.

Её вторая попытка не увенчалась успехом, разбившись о мою защиту, третья также была развеяна лёгким движением руки. Девушка пошатнулась снова, и Существо злорадно рассмеялось. Я почувствовал, как клокочет его смех в моей груди и что, несмотря на показное веселье, оно не ощущало радости. В нём вообще ничего нет никаких чувств, кроме тьмы.

Невозмутимость на лицах парней, стоящих за спиной незнакомки сменились яростными гримасами, но она остановила их, взмахнув маленькой ладошкой:

— Не сейчас. Ещё рано. Мы не можем влиять на него напрямую, — прошептала она едва слышно, с болезненной грустью, но я почему-то услышал каждое её слово. Парни нахмурились, но отступили. Их фигуры передёрнулись рябью и стали медленно таять.

— Обожаю ваш закон невмешательства. Ты не можешь убить меня, не можешь ничего ему рассказать. Что, даже не натравишь на меня своих цепных псов? Эй, куда же вы?! — злорадно обратилось Существо к отступающим стражам. — Так быстро уходите?

Она молчала, словно что-то обдумывая. Существо тоже умолкло, сложило мои руки на груди и, изогнув мои губы в ехидной ухмылке, замерло, наблюдая за исчезающими фигурами. Где-то сбоку мелькнула тень, и я почувствовал, что глаза мне ещё подвластны, чем воспользовался, скосив их в сторону. За полупрозрачным стволом причудливо изогнутого дерева стоял Вальдемар. Волосы и полы его плаща развевались несуществующим ветром. Глаза были широко раскрыты не то от удивления, не то от ужаса, губы беззвучно шевелились. Что он тут делает? Разве он не должен спать на кухне Тима? Я с некой долей интереса отметил, что я тоже совсем не там, где должен быть, и уже видел это место. И кто эта девушка? Она кажется мне знакомой!

Волна тепла коснулась моего промёрзшего сознания, озарив, словно лучиком солнца. Мягко толкнула, привлекая внимание, я вновь посмотрел на почти исчезнувшую фигуру незнакомки и вдруг отчётливо услышал чужую мысль в своём сознании: «Борись!».

Вяло пошевелившись в неподвластном теле, попытался перенять управление и едва не потерял сознание он нахлынувшей боли.

«И не надейся! — прошелестело в голове. — Я и так слишком долго ждал. Теперь это моё тело. И теперь моя очередь жить».

«Нет! Это моё тело!», — возмутился я, но меня обидно проигнорировали, смахнули, словно списанную с доски фигуру. Злость нахлынула с новой волной, но уже не та первобытная и чёрная, а обычная, человеческая, но от этого не менее сильная. На многое способен человек в безысходном положении. Даже крыса будет огрызаться и укусит до крови, будучи загнанной в угол. Разве я не лучше животного? Превозмогая боль, я снова начал рвать жилы в попытке пошевелить хоть пальцем. Безрезультатно.



Коматагури Киёко

Отредактировано: 19.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться