Темные желания

Размер шрифта: - +

Глава 8

В дверь позвонили, и Эстель начала плакать. 

— Черт возьми, — выругалась я, смотря на часы. — Тише, малыш, тише. 

Я взяла ее на руки и направилась к двери, понимая, что проспала всего полтора часа. Если это Майкл, ему не поздоровится. И открыв дверь, я пошатнулась от неожиданности. Стоял Майкл, который явно был в пьяном угаре, и самое худшее — вместе с Хилари. 

— Вудс, ты идиот? — смотрела я на него со злостью, когда Эстель увеличила уровень звука. — Какого хрена? 

Он вошел в дом, обнимая ее, и она захихикала, когда он сжал ее задницу. Я пытаюсь дышать, убаюкивая ребенка, но ничего не выходит. Не могу отвести взгляд или просто уйти, чтобы не смотреть на сцену, которую на самом деле буду наблюдать всю свою жизнь, если останусь. Майкл накручивает ее волосы на свой палец, и она говорит ему что-то на ухо. Я закрываю глаза, моргая очень медленно, и когда открываю, вижу, что Майкл смотрит прямо на меня. Он знает, что причиняет мне боль, и самое ужасное — хочет ее причинить. Затем, он смотрит сквозь меня, словно меня тут нет, и это ранит даже больше, чем я предполагала. 

— Почему ты не спишь? И успокой ребенка! — кричит он, от чего Эстель на руках начинает просто сходить с ума. — Это мой дом, помнишь? 

Я делаю несколько шагов к нему и тыкаю пальцем в его грудь, вынуждая немного остудить пыл. 

— Какого хера, Вудс? —также повышаю голос. — Это не ты! Ты не ведешь себя со мной как дерьмо! И не говоришь дерьма! А придя домой, приведя какую-то девицу, когда твой ребенок спит, и ты, зная это, будишь ее? У тебя есть совесть? Я заберу ее, и ни один закон не разрешит тебе ее видеть! 

От моей ярости Майкл отходит назад, и на его лице буквально на мгновение появляется раскаяние, и он делает еще один шаг назад, пошатываясь, словно от удара. 

— Господи, — выдыхает он, запуская руки в свои волосы. — Все идет не так, как я хотел. 

— А как ты думал, все будет проходить, когда ты объявишься тут и будешь вести себя, как козел? 

— Я не хочу ссориться, малыш, —  приторно-сладким голосом говорит Хилари Майклу. 

— Хилари, я расскажу тебе немного о себе, — поцеловала я Эстель в макушку и перевела свой испепеляющий взгляд на нее. — Я болезненно мстительная. Моя жизнь сделала меня такой. И я не играю по правилам. 

— Я не спал с ней. 

Слова были сказаны настолько глухо, что я усомнилась, произнес ли Майкл их на самом деле. Меня охватило ощущение облегчения, хоть я и не должна была этого чувствовать. Он пристально смотрит мне в глаза, и в его я вижу отчаянье и страх. Что-то внутри меня щелкает, и я понимаю, что мне становится больно. 

— Я ухожу и забираю дочь, — вздыхая, я направляюсь в свою спальню. 

— А я что? 

— А ты вернешь свой дом и свободную жизнь, к которой ты привык, Майкл. 

— Эс, я боюсь! — закричал он. 

— Ты боишься? Ну теперь я уйду, и ты обретешь свободу. Былую свободу. Я не буду приходить домой и мешать тебе. Не нужно теперь покупать букеты и продукты. Теперь с тебя уйдут проблемы. Снова будешь ходить по клубам и веселиться. 

— Но я хочу нас с тобой. 

— А я больше нет, — повысила я голос, а затем снова прошептала: — Я больше нет. 

— Стейси, ты и сама хотела быть свободной, —  расслабил он галстук. — Ты устала от меня.

— Ты прав. 

— Ты была рядом, но я не ценил этого, признаю. Я сделал ошибку, — начал он подходить ко мне. — Но я люблю тебя. Я люблю тебя одну. Мне нравится, когда ты поправляешь мне рубашку, и нравится просыпаться рядом с тобой, а после целовать по утрам тебя и нашу дочь. 

— Ты не любил меня. 

— Но тогда почему я в отчаянии, понимая, что ты уходишь?

Если бы я была нужна Майклу, он бы хотел, чтобы я чувствовала себя комфортно в жизни и наших отношениях. Доверять кому-то — вот основа отношений, и мужчина будет это понимать. Правильный мужчина. Без доверия нет ни любви, ни уважения. Он должен был хотеть понять меня, завоевать мое доверие и хотеть сохранить его.  

— Если бы все расходились, как вы, — услышала я голос Хилари. — Я была бы без работы, и мне не о чем было бы писать. 

По сути, мужчина никогда не позволит забыть вам, насколько сильно он любит. Я даже не могу сказать, как много разговоров у меня было с людьми, которые считают, что в их отношениях нет привязанности. В моих отношениях не было привязанностей. Мужчины в моей жизни никогда не заставляли меня чувствовать себя любимой, желанной или бесценной. Это важнейшая часть паззла — правильный мужчина всегда будет напоминать, как много ты для него значишь.

Я поднялась наверх и слышала, как у Хилари наконец-то появляются мозги, и она говорит Майклу о том, что стоит больше, чем лаваш в дешевом фаст-фуде. 

— Мне надоело быть вторым голосом, понимаешь? — плакала девушка. 

— В таком случае я распускаю хор и оставляю только сольный. 

— И кто это?

— Им всегда будет Стейси, Хилари. Ты и сама это знаешь. 

— Ты идиот! Зачем ты делаешь все, чтобы она ушла от тебя, если любишь?  

Дальше я не стала слушать и захлопнула дверь, чтобы собраться с духом и уйти уже окончательно. Ничего не становится лучше. Люди не меняются, и такова жизнь. С этим просто надо смириться. 

Я одевала Эстель, когда Майкл открыл дверь и стал наблюдать за мной, уже выпроводив Хилари. Затем, открыла шкаф и даже не стала говорить ему выйти. Я сняла с себя ночную рубашку и влезла в первые попавшиеся джинсы и блузу. 



Anastasia Savitskaya

Отредактировано: 07.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться